http://www.funkybird.ru/policymaker

Гражданская война в Сирии может перекинуться на юг Турции

Эскалация гражданской войны в Сирии увеличивает поток беженцев, направляющихся через границу в Турцию. Ряд обозревателей в южной провинции Хатай, куда прибывает основное количество беженцев, предостерегают, что этот поток может усилить сепаратистские настроения по турецкую сторону границы.

10-11 марта сирийские войска активизировали военные действия в удерживаемых мятежниками районах на севере Сирии неподалеку от границы с Турцией. После двух дней переговоров с президентом Башаром Асадом дипломатический представитель ООН Кофи Аннан прибыл 12 марта в Турцию для раунда переговоров с премьер-министром страны Реджепом Тайипом Эрдоганом и министром иностранных дел Ахметом Давутоглу. По словам Кофи Аннана, он с оптимизмом смотрит на возможность установления мира в Сирии, но покинул он Дамаск, так и не достигнув соглашения о прекращении огня.

Программа посещения Кофи Аннана предполагала посещение им лагеря беженцев в провинции Хатай, но по состоянию на середину дня 12 марта так и оставалось неясным, будет ли у него время для посещения лагеря.

Пока сирийские войска продолжают обстреливать северный оплот оппозиции Идиб, город менее чем в 50 км от турецкой границы, в Турцию прибывают все новые и новые беженцы. 6 марта премьер Эрдоган призвал «немедленно открыть» гуманитарные коридоры в Сирии, дабы обеспечить беженцам безопасный маршрут отхода. По оценкам официальных источников в Анкаре, число сирийских беженцев в Турции составляет уже порядка 12 тысяч человек. «Наши границы открыты. Все желающие могут прийти к нам и все, кто хотят, могут вернуться обратно», – утверждает источник в турецких дипломатических кругах провинции Хатай.

Пожелавший остаться неназванным источник отмел предположения, что Турция избегает гуманитарной ответственности, называя прибывающих в страну из Сирии «гостями» и не придавая им официального статуса «беженцев». По словам дипломата, беженцам обеспечивается «временная защита» на период конфликта в Сирии.

Многие новоприбывшие из Сирии находят прибежище в палаточных лагерях, в провинции Хатай, в которой теперь остро встает вопрос о воздействии, которое сирийские «гости» могут оказать на демографическое равновесие в провинции.

Некогда входившая в состав Сирии, провинция Хатай перешла под контроль Турции в 1939 году по итогам референдума, результаты которого не были признаны Дамаском. Хотя Сирия так официально и не признала принадлежность провинции Хатай Турции, в последние годы два государства по большей части старались не вспоминать об этом конфликте.

Историческая связь провинции с Сирией все еще заметна в ее национальном составе. В провинции Хатай проживает большое количество алавитов – представителей одного из течений шииткой ветви ислама, последователями которого являются и представители семьи Асада. По словам алавитов провинции Хатай, называемых в Турции арабскими алевитами (хотя алевиты – это отдельное от алавитов религиозное направление), они опасаются за своих друзей и близких в Сирии, которым могут грозить преследования со стороны сил оппозиции, представленной главным образом последователями суннитской ветви ислама. В подкрепление этого утверждения в административном центре провинции, городе Антакья, прошел ряд демонстраций в поддержку Асада.

По мнению многих арабских алевитов из провинции Хатай, прибывшие в провинцию сирийские сунниты являются источником потенциальной нестабильности. Вторя широко распространенному мнению, представитель местных артистических кругов из числа арабских алевитов, Мехмет Фараджи, считает, что на настоящий момент баланс сил в провинции Хатай равномерно распределен между суннитами, доминирующими на государственной службе, и арабскими алевитами, пользующимися большим весом в частном секторе региона. Он опасается, что сирийские беженцы-сунниты, коих арабские алевиты считают религиозными радикалистами, нарушит сложившийся социально-политически и экономический баланс сил.

Многие из беженцев проживают у родственников и друзей в приграничных районах, а некоторые пытаются найти работу в качестве мигрантов в сельском хозяйстве или на стройках. Конкуренция за рабочие места служит еще одним источником недовольства для местных арабских алевитов, считающих, что конфликт в Сирии и без того нанес удар по экономике провинции Хатай ввиду естественного значения для нее торговли с Сирией.

Признаки раскольнических настроений уже можно наблюдать вполне отчетливо. Так, 1 марта дома алевитов в городе Адыяман на северо-востоке провинции Хатай были помечены красным крестом – точно также, как это происходило во времена Марашской резни 1978 года, когда от рук суннитских ультранационалистов погибло более 100 человек. Хотя турецкие власти и попытались приуменьшить значение адыяманского инцидента, алевиты предупредили, что раскольнические настроения, имеющие место на территории Сирии, могут проникнуть через границу на территорию Турции.

Президент Федерации алевитских фондов Доган Бермек (Dogan Bermek) подчеркнул, что алевитское сообщество не ожидает повторения тех трагических событий, «но некоторые люди действительно могут попытаться возобновить то, что они пытались проделать в стране раньше».

Представители местных властей отказались от комментариев, переадресовав все вопросы губернатору Хатая Джелалеттину Лекесизу (Celalettin Lekesiz), связаться с которым так и не удалось.

Ни один из представителей Сирии, опрошенных корреспондентом EurasiaNet.org в провинции Хатай, не хотел навсегда оставаться в Турции. Вместе с тем люди с большим скептицизмом отнеслись к намерениям Турции по отношению к ним. «Если бы нам дали статус беженцев, то это придало бы делу международный характер, – говорит один из беженцев по имени Мохаммад Дадж Аль-Деед (Mohammad Daj al-Deed). – Мы чувствуем себя какой-то картой из игральной колоды».

По утверждению турецкого дипломатического источника, вскоре многие беженцы будут переведены в новый лагерь на 10 тысяч человек в провинции Килис, что в 200 км к северу от провинции Хатай. Там им будут предоставлены двухкомнатные контейнерные дома, оборудованные кухней и ванной взамен брезентовых палаток, в которых они жили на протяжении последнего года. Правда, многие из опрошенных беженцев выразили сомнение в том, что подобный лагерь будет построен.

А пока Турция хотя и протягивает беженцам руку помощи, но явно не планирует долгосрочного пребывания беженцев близ своей границы с Сирией. По словам дипломатического источника, Анкара рассчитывает, что те «вернутся на родину».

«Они прибывают не из Афганистана, Китая или откуда-то еще, – говорит он. – Они просто переходят по другую сторону границы. Когда всё – все беспорядки и эта гуманитарная ситуация – наладится, они вернутся к себе в страну».