http://www.funkybird.ru/policymaker

Правительство ждет депрессию, а к войне не готовится

«По мнению международных экспертов, глобальная экономика вступила в полосу большой или великой депрессии. Это уже не просто мощное сравнение — это, к сожалению, экономический факт, во всяком случае — тренд, который образовался в международной экономике, в мировых финансах. Поэтому все наши решения, которые мы принимаем, должны сообразовываться с тем, как обстоят дела в мировой экономике», — заявил пока еще президент Дмитрий Медведев на заседании Госсовета.

«Впереди не менее существенные испытания, и мы должны об этом абсолютно откровенно, честно, на простом, но хорошем русском языке говорить нашим гражданам», — подчеркнул Медведев.

Неплохо было бы, чтобы на хорошем русском языке гражданам разъяснили также, как правительство собирается защитить их от столь ужасно нависшей угрозы. Или руководство России действует исключительно в роли бюро прогнозов, так сказать, вовремя предупреждает, а дальше кто не спрятался, они не виноваты?

Я не оговорился, говоря о правительстве — ведь наш президент Митя готовится занять кресло премьера, и уже потихоньку подбирает себе кадры. Вот и думаю, может, кадры-то и решают все, а?

Например президент уже лично назначил нового вице-премьера по вопросам оборонной промышленности, очень образованного и толкового человека, одна беда — ни одного дня не работавшего в оборонно-промышленном комплексе и последние годы занятого за рубежом, на важной дипломатической работе. То есть Дмитрию Олеговичу Рогозину понадобится некоторое время, чтобы просто войти в курс дел, хотя бы научиться выговаривать некоторые формулы, привычные в оборонке. Нисколько не сомневаюсь, что он справится и в курс дела войдет, но вот успеет ли к началу кризиса?

А ведь придется принимать решения, причем в условиях цейтнота, то есть быстро — в сталинское время, тоже выпавшее на Великую депрессию, цена ошибки была — смерть, причем часто довольно мучительная. Поэтому без достаточного опыта, без уверенности, что сможешь принять нужное решение, в высокое кресло просто не садились. Сегодня, конечно, как и все остальное, девальвировалась и цена ошибки — ну, снимут, так ведь не на Колыму же отправят, а опять куда-нибудь в Брюссель…

Но цена ошибки для страны и государства осталась прежней, вот в чем беда. А вероятность ошибок — невероятно выросла, потому что в новую великую депрессию мы входим не просто со слабым правительством, а с правительством полных непрофессионалов, где несоответствие занимаемой должности специальности, что записана в дипломе — это норма, если не сказать, квалификационный признак. Так, хороший экономист управляет менздравом, а врач-педиатр — минсельхозом, минобороны рулит мебельщик, а вице-премьера по оборонке с дипломом филолога сменил вице-премьер с дипломом журналиста-международника.

Еще раз скажу — я очень уважаю Рогозина, он хороший дипломат, у него докторская диссертация прекрасная, он много чего хорошего сделал или хотя бы попытался. Но как он будет ставить перспективные задачи отрасли, в которой ни в зуб ногой, и как будет контролировать исполнение — по той же причине?

Правда, с хорошим русским языком у Рогозина все в порядке, но в данной должности он ведь не для того лишь, чтобы сообщать обществу о постигших испытаниях?

Есть и другая проблема — выходом из Великой депрессии, как известно, стала Вторая мировая война, которая, в свою очередь, была уже не соревнованием полководцев, а прямой конкуренцией военно-промышленных комплексов. И нет никаких оснований полагать, что нынешняя депрессия кончится тихо и мирно.

А вот в области производства вооружений и военной техники никогда в своей истории Россия не бывала в таком ужасном положении, как сейчас. Даже перед началом Первой мировой войны, в которую Россия вступила явно неготовой, все же в ряде отраслей имела место не просто достаточность, но и даже передовые позиции. У современной России успешных отраслей оборонного комплекса нет ни одной. Начиная с порохового завода, который остался по сути один, до производства патронов, которых не хватает уже и по мирному времени.

Есть нерешенная проблема истребителя нового поколения. То, что летает сегодня — это модель планера, без штатного двигателя и вооружения. Не известно даже, материал самого планера — это полноценный состав или легкосплавный корпус, предназначенный для полетов на низких скоростях и перегрузках? Но проблема двигателя — это уже проблема не только разработки, но и производства, а также трудовых отношений. Скажем, уничтожаемый сегодня завод «Салют» ставит перспективу нового двигателя под большой знак вопроса. А доложат ли новому вице-премьеру об этой проблеме? Сам же навряд ли спохватится…

В самой ближайшей перспективе Стратегическия ядерные силы страны перестанут гарантировать нанесение неприемлемого ущерба вероятному противнику — в случае же нанесения со стороны США ядерного удара по объектам СЯС России, скорее всего, они не смогут нанести ответного удара уже сейчас.

В области обычных вооружений — полная катастрофа, в части судостроения мы уже не способны производить ни авианесущих кораблей, ни современных кораблей первого ранга, а в тех сферах, где еще существует серийное производство, в случае массовых потерь производство не способно справляться с заказами военного времени. Впрочем, это касается всех отраслей ОПК. Самая большая проблема оборонки — полное отсутствие возможности организовать крупносерийное производство чего бы то ни было. Если опытные или малосерийные образцы еще можно показывать на разных выставках, то крупной серии просто нет.

Ряд этих проблем являются неустранимыми в краткосрочной перспективе. Скажем, авианосец за полгода-год не построишь. Но кое что можно поправить в условиях мобилизационной экономики, для чего как раз депрессия дает дополнительные стимулы — все равно придется занимать какие-то рабочие руки на каких-то «общественных» производствах — они вполне могут быть оборонными, причем не обязательно ждать депрессии, можно начинать уже сейчас. Но проблема в том, что никакой мобилизационной модели экономики у нас не планируется, наоборот, продолжается процесс приватизации в оборонных отраслях. А это уже совершенно иные приоритеты производителя, очень мало связанные с интересами национальной обороны. И никакой гособоронзаказ, как его не раздувай, этой проблемы не решает — деньги-то осваиваются, а вот что производится за эти деньги и производится ли вообще?

И вот нет уверенности в том, что новый вице-премьер в состоянии навести здесь порядок.

Вспоминается история нашего же военного производства — основание Тульских оружейных заводов, чтобы снизить зависимость российской армии от поставок артиллерийских орудий английского производства. Вкачали деньги, построили заводы, наладили какое-то производство, а орудия как были абсолютно неконкурентными по сравнению с английскими, так и остались.

И что? Послали комиссию и выяснили — орудия оказались последними в приоритетах руководства завода, поскольку в России в тот момент наблюдался строительный бум, и требовалось огромное количество фурнитуры, закладных, гвоздей и тому подобного. Для их производства не требовалось стали особого качества, и их клепали в огромных количествах. А орудия? Ну тоже, из чего было.

Но с тульскими заводами все поправили по законам того времени — кому рвали ноздри, кого кнутом, а новое руководство заводов уже сосредоточилось не на фурнитуре, а на пушках. Но у нас-то ноздрей не рвут, у нас увольняют — и даже если сажают, то без конфискации. А то, что ракеты не летят куда надо и танки наши быстры только на учениях, мы узнаем только в реальной войне, когда исправлять уже поздно…