http://www.funkybird.ru/policymaker

Выборы кончаются — маски срываются…

Какая связь между завершением выборов президента в России и окончанием моратория роста цен на топливо? – Внебрачная! Потому как выборы — дело государственное, а цены — рыночное.

По определению – пресловутое бл…дство. Но наш потребитель в доле, и сам не прочь попроказничать на стороне, и потому, в первом же туре его подавляющий выбор пал на стоимости 92-ого, где-то рублей по сорок-пятьдесят. Как в среднем по Европе: назвали груздем – полезайте в кузовок ВТО. Хотя и эта организация лишь несведущий стрелочник: и без нее нефтемагнаты уже затекли членами в низком старте предвыборной гонки, в ожидании ценовой. И первый же стук ребром бюллетеня по дну избирательной урны (при отсутствии порога явки), стал вожделенным выстрелом стартового пистолета для кредиторов по счетам будущего президента. Счета его, а расчеты по долгам — наши.

Голосовали за «стабильность»? Можно не сомневаться – зарплаты и пенсии стабильно замрут на фоне галопирующей инфляции в угоду ВТОошной «справедливой конкуренции». Что в переводе на простонародный – будут грабить запредельными ценами на бензин, солярку, газ, электричество и прочие энергоносители. Так сказать, изымать взад у населения нефтегазовую (ваучерную) ренту, сыпавшуюся манной все нулевые. А ведь еще 3 марта обещали не пересматривать итоги приватизации?!

Впрочем, формально не обманули: скважины не отбирают, вот только отбирать с них скоро будет нечего – кончается ликвидная нефть. Вместе с привычными поездками «в Булошную на такси». Скоро прожорливые джипы и спорткары будут обмениваться на тамошние булки. Штука за штуку – в лучшем случае для обладателей бывших понтов.

Да, только ради этого готовы были голосовать массовые лишенцы сладкой жизни, чтобы узреть падение ниц блаженствующих нуворишей с высоких подножек «крузеров» и «роверов» – носом, в подзабытую на хруст придорожную грязь. Все справедливо – прах к праху, подобное к подобному. Ну, не могут бесконечно нарушаться незыблемые законы природы: либо хрупкие роскошные иномарки рассекают гладкие отечественные дороги, либо доморощенные «тазики» бороздят родные ухабистые направления (как говорят иностранцы – в России нет дорог, а только направления).

Вместе со своим выбором 4 марта россияне выбрали «иномарки и направления», что в корне противоречит друг другу. Ведь, к направлениям в нагрузку прилагаются гремящие нашемарки. И скорее, уже не отечественные (б/ушного и нового автохлама «на утилизацию» полно и за бугром).

Неподкупные законы физики (ничто не появляется из ниоткуда) гласят: чтобы заслужить под задницу мягкие «кожа-рожа-автоматы», нужно сперва потрястись в жестких тракторах на укладке нормальных дорог, и прочей качественной инфраструктуры. А еще ранее, заложить заводы по изготовлению тех самых жестких тракторов. А еще ранее, вернуться к утру 4 марта 2012 (и камнем сидеть дома, например), или в октябрь 1993, или в август 1991-го, или…

А нынешнего напора от северного голубого потока хватает только на внедороги и внедорожники: уже проверено нулевыми. А далее, по убыванию: на внедороги и босые ноги; на хлеб — вне масла и молока; на Россию – вне дорог Урала, Сибири и Дальнего Востока; на Москву – вне русских…

Новоиспеченный президент запальчиво скандирует – «Мы победили!». Хотя честнее – «Мы объе…ыграли!». Кого?! – Системную оппозицию? Так, она же – химера, временно вызванная властью-медиумом. И внесистемная — тоже фантом, только еще никем не вызванный. А победили мы в себе, как народ – экзорциста, которому давался робкий шанс изгнать вполне материального дьявола – коррупцию из власти. Как явление.

Нет, конечно, вряд ли бы что-то изменила галочка напротив другого кандидата, но россияне не воспользовались подлинно актуальным – гражданским правом выхода из игры на чужом для себя поле. Поле коррумпированной власти. Не возникло, даже, такового желания. Народ в очередной раз бросил свои кости на рулетку. Усталость от пустопорожних политических дебатов по зомбоящику потребовала психическую разрядку в азартной игре. Со ставкой на свою жизнь, и жизнь близких. Такой кайф – на авось, пощекотать нервы лудомана, рожденного в себе катастройкой. Разве способен остановить игрока окрик, что сия лотерея без выигрыша, ведь главное для него — сам процесс. Не надо ничего муторно планировать наперед: или пан, или пропал. А если пропал, то не страшно – чуткая администрация позволит поиграть на интерес. Вся наша политика – игра на народный интерес, потому как, ничего он в ней не решает.

Раз уж ввязался в игру, то приходится соответствовать – ломиться отоваривать джипо-сникерсные фишки в окне раздачи, пока невежливо не попросили на холодную улицу. Это там, государственные законы защиты прав потребителей, правда, при отсутствии самого предмета потребления, а здесь, рулят по понятиям местные крупье и вышибалы. Закон силы и прухи: повезло — в шоколаде, обломился – на улицу. Двойные стандарты – коррупция.

4 марта брошены очередные кости под фоновый аккомпанемент наперсточников-зазывал: играй или проиграешь, и при своих не усидишь. Хочешь обитать в теплом казино – изволь делать ставки. Каков выбор? — Все гав…о, кроме мочи. Говорят, что новичкам-игрокам везет, а россияне нулевых — чисто новички: в алчной наивности загребают щедрые разноцветные фишки — зарплатами, бонусами и пенсиями. Но похоже, что с рассветом 5 марта они постепенно превращаются в кусочки бесполезного пластика, и уж скоро на автозаправках об этом всех просветят.

Вся беда в том, что в понятиях массового электората эта лотерея на самом деле беспроигрышная: или будет как было – (типа) стабильно, или настанет стабилиздец, когда кажется, что падать большинству придется невысоко, зато можно удовлетворить вожделенную сатисфакцию от крушения юпитеров с заоблачного Олимпа в масштабах всей страны. Вот будет грохоту и жирных брызг. Веселуха!

Такое желание вполне оправдано и адекватно, ведь наши буржуи в отличие от западных не умножали (воруя у чужих), а отнимали и делили (у своих). Поэтому и породили безудержную ненависть у соотечественников, замешанную на сосущей зависти: «пусть лучше сдохнет корова у соседа, чем заведется у меня». Великая жажда отмщения стала для многих весомее маленьких радостей жизни. А голосуя за Путина можно убить сразу двух зайцев: пожить всласть, пусть даже недолго, и вдобавок, под занавес, насладиться шумным падением со сцены успешных лицедеев, на самое дно оркестровой ямы. А Зюганов обещает лишь только второе. Маловато будет! Азартный игрок всегда выбирает по максимуму, пусть даже и хил ва-банк.

Правила игры выборного казино приняты электоратом по умолчанию — самим фактом посещения избирательных участков. Установка веб-камер послужила сходной данью (типа) уважения к избирателям, наподобие вымученной дежурной улыбки метрдотеля на входе казино, не значащей, ровным счетом — ничего.

Все хотели честных выборов? Так насильно никто голоса и не отбирал, судя по вялым поствыборным телепротестам Зюганова, Жириновского и Миронова. А что мешало «честно» отдать голоса Прохорова в копилку Путина? Его голоса: что хочет, то и делает (вероятно, что провести подобную манипуляцию с участием Медведева, вместо Прохорова, помешали бы личные амбиции действующего президента). Чтобы выиграть в казино, надо купить его. А честными, выборы не могли быть уже при входе на избирательные участки: по причине злоупотребления основного кандидата своим служебным положением в предвыборной агитации.

А вот протестное «болотное» движение в целом конструктивно, хотя сваливается из реальной жизни в виртуальную игру: кто у кого больше отожмет игровых преференций посредством обмена несостоявшихся митингов, на засветку его оппозиционных организаторов в популярных провластных телепрограммах. А жизнь подсказывает, что необходимо дать возможность последующего пересчета оригиналов бюллетеней любым заинтересованным сторонам, установить персональное голосование, оставив право тайного, лишь для госслужащих. Хотя, при нынешнем беззаконии: и это все х…, пардон — игра!

PS При таком раскладе, от греха подальше, тайна личного выбора не должна просачиваться сквозь стены избиркомов, а если все же электорат небезосновательно страшится последующих «поименных» репрессий от избранных властей, то выборы, априори, являются «ручными», моделируемыми, то есть – фиктивными, игровыми.