http://www.funkybird.ru/policymaker

Цена дружбы с «Партией регионов»

Накануне парламентских выборов не все представители власти чувствуют себя уверенно — сотрудничество с ПР на разных этапах не могло пройти бесследно

Как бы ни казалось странным, но за год до выборов народных депутатов своим ближайшим политическим будущим обеспокоены не только представители ущемленной в правах и ресурсах оппозиции. Силы, которые принято называть партиями власти, не застрахованы от неприятных сюрпризов в ходе избирательной кампании, особенно по итогам подсчета голосов. Касается это, в первую очередь, тех политсил, которые после победы Виктора Януковича на президентских выборах утратили самобытность и получили клеймо «сателлитов Партии регионов». С чем подходят к выборам коммунисты Петра Симоненко, «народники» Владимира Литвина и «сильноукраинцы» Сергея Тигипко? И могут ли они рассчитывать на место в парламенте следующего созыва только лишь потому, что представляют власть сегодня?

«В политике нет друзей, есть лишь совпадение временных целей» — примерно так любят говорить сильные и уверенные в себе игроки, и эту фразу «вспомогательные эшелоны» власти вспоминают с опаской. Если в начале 2010 года, до возврата к Конституции образца 1996-го, регионалам для удержания коалиции нужны были коммунисты и был «потрібен Литвин», то по состоянию на зиму-2011 соратники президента Януковича легко могут обойтись без этой пестрой кампании. Если по результатам президентских выборов и выборов в местные органы власти Сильная Украина представляла собой потенциальную угрозу «бело-синим», то после иезуитских переговоров с ПР партия Тигипко находится в состоянии полной деморализации, а, значит, угрозы регионалам больше не представляет.

Заложники имиджа

Народная партия Литвина почти шесть лет успешно эксплуатировала образ «третьей силы», единственный минус которого в том, что его нельзя носить долгое время. Рано или поздно биполярное противостояние в общественно-политической жизни страны заканчивается, а с ним исчезает и социальный заказ на таких, как Литвин и его партия. Видимо, осознавая это, а также памятуя о запрете блокироваться на выборах с другими партиями, лидер «народников» несколько месяцев назад несмело высказался о возможности слияния с Партией регионов, заранее назвав этот акт стремлением «очеловечить бело-синих».

«Консультации (об объединении, — ред.) продолжаются. Если будет происходить онароднивание, очеловечивание Партии регионов, это польза для страны», — говорил Литвин в сентябре этого года. Однако уже в декабре, на съезде Народной партии, Литвин сделал радикально противоположное заявление, чем дал понять — «онародниваться» регионалы не посчитали нужным, следовательно, идти на выборы Литвину и его партии придется самостоятельно.

«Пришло время повысить голос Народной партии. Такую нашу позицию, наш подход во многом рассматривают как слабость. Любят, вы знаете, слова почти матерные, любят дерзость, цинизм и сарказм. Я не призываю к этому, но у нас должен звучать твердый голос там, где это нужно», — сказал Литвин однопартийцам. Звучит красиво, но если верить источникам внутри партии, многие «народники» уже готовы к тому, что Литвин не будет спикером следующей Рады. Да и фракции «народников» в парламенте после выборов, скорее всего, не быть — социологические замеры показывают, что 5-процентный проходной барьер им не преодолеть.

Товарищи в красном

Несмотря на недобрые ожидания политических оппонентов, электоральный ресурс Компартии Украины, как показывают каждые новые выборы, полностью на нет не сходит. И даже факты прямого сотрудничества с партиями крупного капитала не в силах растоптать репутацию последователей идей марксизма-ленинизма. Причиной тому можно считать поразительную способность КПУ становиться оппозиционерами примерно за год до выборов — будь то в местные советы или в Верховную Раду. Свежей иллюстрацией может служить недавнее заявление Симоненко о том, что фракция КПУ ни за что не поддержит проект бюджета, предлагаемый Кабмином Николая Азарова. «Этот бюджет не защищает социальные права украинских граждан и не обеспечивает полноценное развитие государства. Этот документ не защищает право на бесплатное здравоохранение, которое, наоборот, предлагает превратить в платное, право на получение качественных жилищно-коммунальных услуг, которое подменяется постоянно растущими тарифами», — возмущался Симоненко.

Перманентная оппозиционность придает уверенности коммунистам и на местах. Так, в начале декабря руководитель Днепропетровской ячейки КПУ Евгений Павленко уверенно заявил, что парламентскую кампанию его партия пройдет без труда. Его мнение разделяют и социологи, которые отмечают поддержку КПУ на уровне 10%.

Еще одним преимуществом Симоненко и его людей можно назвать полное отсутствие прямых конкурентов на левом фланге. На сегодня все партии социалистического и социал-демократического толка окончательно маргинализированы. И даже в случае сильного вмешательства админесурса регионалов с целью помешать коммунистам на хлебных округах на востоке Украины, свою фракцию в Раде VII созыва «красные», наверняка, заполучат.

Жертвы слияния

Сильная Украина не может похвастаться долгой историей. Партия, созданная на волне доверия избирателей к вернувшемуся в большую политику Тигипко, смогла оперативно конвертировать его личный рейтинг в депутатские штыки по итогам последних выборов в местные советы. Сильную Украину начали называть прямым конкурентом одновременно Фронта змін Арсения Яценюка и Партии регионов, но… «Я тебя породил, я тебя и убью» — это изречение гоголевского персонажа вполне подходит нынешнему вице-премьеру и лидеру Сильной Украины. Сперва согласившись на пост в правительстве Азарова, а позже затеяв переговоры о слиянии с Партией регионов, Тигипко собственными руками запустил необратимые процессы разложения своей партии. И это при том, слияние, скорее всего, не состоится: рейтинг Партии регионов «сильноукраинцы» не поднимут, а места в списке, которых не хватает всем даже самым авторитетным и закаленным регионалам, займут.

Новейшая политическая история Украины показывает, что излюбленный метод Партии регионов по устранению конкурентов — переговоры с «обломом» на завершающей стадии. Переговорами о широкой коалиции ПР положила начало концу Нашей Украины в 2006-м. В том же году с переговоров о сотрудничестве начался закат некогда влиятельного Александра Мороза и Соцпартии. В 2009 году в переговорный капкан с Януковичем и его командой попалась Юлия Тимошенко. И вот теперь, за год до выборов в парламент, пришел черед Сильной Украины. А иначе как объяснить недавнее заявление Тигипко о том, что слияние, о котором так долго говорили, все же может не состояться? «Если мы не найдем ответы на многие проблемные вопросы, уверен, на съезде будет принято решение не входить в Партию регионов, а идти на выборы самостоятельно», — сказал политик на онлайн-конференции в Facebook 16 декабря.

Партия регионов поступила с Сильной Украиной, как прораб, который взял деньги (читай — доверие электората) за ремонт (гарантии попадания в парламент), развалил старые стены (раскол в партии, громкий уход Александры Кужель и т.д.), а потом начал водить клиента за нос бесконечными обещаниями «вот-вот» продолжить работы. Старое здание в таких условиях разваливается, а виновных вроде и нет. Впрочем, в том, что происходит, Тигипко и Сильная Украина виновны не меньше, чем ПР.

Фракция «под ключ»

Что касается главной провластной силы — президентской Партии регионов, то при всех минусах (социальных потрясениях, падении рейтинга, повальной критике) у нее есть неоспоримое преимущество по сравнению с партиями власти прошлых лет.

Если раньше партии власти делили электоральную любовь с многочисленными адептами «духа Майдана», то регионалы освобождены от этого бремени и могут идти в новую Раду, пусть и по головам бюджетников, уверенно и по довольно просторной, лишенной «заклятых» партнеров и единомышленников, дороге. Даже будучи вооруженными административным ресурсом и удобным законом о выборах, с нынешним рейтингом «бело-синие» не смогут по списку партии завести столько людей, сколько у них получалось в 2006 или 2007 годах. Тем не менее, ПР в Раду проходит гарантированно. А для сколачивания постоянного или ситуативного большинства в ход пойдут мажоритарщики и другие партии, получившие счастливый билет. Аргументы и мотивацию регионалы предлагать умеют.