http://www.funkybird.ru/policymaker

Афганистан: передать эстафетную палочку в $1 млрд в неделю РФ?

В начале сентября 2002, спустя год после того, как американские войска вошли в Афганистан, мне довелось работать репортером в Кандагаре, главном городе южной части Афганистана, где распространен язык пушту.

Я въехал из Кветты (Пакистан) и жил 10 дней в «лучшем» отеле на главной улице Кандагара. Для одного репортажа я провел утро, гуляя по улицам с переводчиком с языка пушту. Я разговаривал с владельцем видеопроката, ходил по базару и пил чай с дилером подержанных машин и его братьями. Я привлекал к себе немало внимания, будучи иностранцем с запада. Людям было любопытно. Некоторые вели себя сдержанно. Некоторые были дружелюбны. Я уверен, что во время большей части моего пребывания Талибан знал о моем местонахождении.

Это было тогда, когда целями военной кампании являлось уничтожение «Аль-Каиды» в Афганистане. Из развалин, которые я увидел на месте фермы Тарнак, бывшего тренировочного лагеря «Аль-Каиды» около аэропорта Кандагара, было ясно, что американские и союзные войска хорошо выполнили эту задачу.

Затем в Афганистане проявилось два синдрома Вашингтона.

Миссия разрастались, и избавление от «Аль-Каиды» постепенно превратилось в демократизацию Афганистана.

Без всякого положения об истечении срока действия, война продолжается, продолжается и продолжается.

Как написал в понедельник Джордж Фридман (George Friedman), директор аналитического агентства Stratfor, Афганистан стал самой длинной и многоресурсной войной, которая когда-либо велась в американской истории.

И где прогресс? Десять лет спустя, после того, как я гулял по солнцу по главной улице Кандагара, проехать по этому участку можно только в бронированной автомашине.

После десяти лет американская общественность начинает осознавать, что операция в Афганистане пошла не по плану. Опрос за опросом свидетельствуют о том, что две трети американцев хотят, чтобы их солдаты вернулись домой.

Если учесть, что президент Хамид Карзай на прошлой неделе назвал американских солдат «демонами», текущая дата вывода войск – декабрь 2014 – кажется необыкновенно далекой.

Кроме стоимости человеческих жизней, американские конгрессмены и налогоплательщики теперь обращают внимание и на финансовые затраты. До недавних пор стоимость кампании составляла 1 миллиард долларов в неделю. Затем, на прошлой неделе, член палаты представителей республиканец Уолтер Джонс (Walter Jones), представляющий штат Северная Каролина, повысил счет, сказав: «Мы тратим 10 миллиардов долларов в месяц, которых у нас нет».

Но Москва в ответ на это заявила на этой неделе: «Не так быстро!»

Поясню контекст.

Последние пять лет Россия радостно использовала роскошную возможность иронизировать со стороны над миссией НАТО в Афганистане. Только в прошлом месяце Константин Долгов, уполномоченный МИД РФ по правам человека, использовал новый отчет ООН для того, чтобы высказать критику в адрес НАТО за повышение числа потерь среди гражданского населения. Однако он предпочел не упоминать того, что сказано в этом же отчете: 77% задокументированных потерь среди гражданского населения были вызваны Талибаном и другими повстанцами.

Российские чиновники регулярно — и правильно – отмечают, что миссия НАТО почти не добилась прогресса в сокращении урожая мака и производстве опиума в Афганистане. Они умалчивают о том, что после десятилетий войны с производством кокаина и марихуаны в Латинской Америке, уличные цены на кокаин и марихуану в Северной Америке почти не изменились с тех пор, как я был в колледже (а было это много лет назад). Текущее кровопролитие в Мексике — новейшее доказательство провальности войны с наркотиками в обеих Америках.

Согласно последним цифрам, США тратит более 100 миллионов долларов на то, чтобы остановить контрабанду героина в Центральную Азию и Россию. Может быть, было бы эффективнее использовать эти деньги в Америке — на образование и Программы обмена шприцев для защиты наших собственных людей?

Москва очень раздула значение того, что она разрешила перевозки грузов и персонала НАТО через Россию. Она не указывает того, о чем сказано мелким шрифтом: российские транспортные компании зарабатывают около 1 миллиарда долларов в год на этих контрактах.

Но Москва также хочет, чтобы публика не заметила и КРУПНОГО ШРИФТА: США оказывали России мощную поддержку в Афганистане за последнее десятилетие. Хаотичный, нестабильный Афганистан мог бы дестабилизировать Среднюю Азию, и, в конечном результате, исламский юг России. По поводу призывов к скорейшему выводу войск из Афганистана, звучащих в США, Сергей Лавров, российский министр иностранных дел, дал длинное интервью в воскресенье репортеру из ToloNews, афганской телесети. «Не думаю, что задачи решены», — сказал Лавров на прямолинейном английском. Ухватившись за юридическую сторону вопроса, он привел аргументы, что американские войска могут покинуть Афганистан только в том случае, когда они смогут отчитаться перед ООН, что они выполнили свои задачи по мандату, то есть установили закон и порядок в Афганистане.

«Ясно, что проблемы в Афганистане сохраняются, а теракты не прекращаются, — продолжил он. — Мы особенно обеспокоены тем, что террористы проявляют себя на севере Афганистана, там, где еще три года назад обстановка была относительно спокойной. Террористов, по сути, вытесняют на север ИРА, откуда они проникают на территорию среднеазиатских государств, соседствующих с Российской Федерацией».

Лавров продолжил, описав программы развития, которые Россия планирует в Афганистане: переоборудование старого советского культурного центра в Кабуле в российский культурный центр и восстановление 150 проектов с 1980-ых, когда Советский Союз сам напал на страну и оставался там в течение десяти лет.

Но все это зависит от американских налогоплательщиков, которые продолжают тратить 1-2 миллиарда долларов в неделю в попытке сохранять мир во внутриматериковой стране минимальной стратегический ценности на другом конце земного шара от США.

Вот идея: может быть, Россия захотела бы снова перенять эстафету по Афганистану? Может быть, Москва хотела бы перенять патрулирование Афганистана на следующие десять лет?

Так как многие россияне сегодня придаются избирательной ностальгии по советским временам, не впишется ли патрулирование Афганистана идеально в национальный настрой? Назад к великой державе восьмидесятых!

У России есть 505 миллиардов долларов в иностранных резервах — хватит на десять лет стабилизации в Афганистане. А при трате средств у Кремля есть огромное преимущество перед американским Белым домом.

Большая часть российского федерального бюджета идет из налогов, которые платят 15 крупных компаний по разработке энергии и природных ресурсов. Президент Обама, напротив, должен выяснять отношения с 100 миллионами налогоплательщиков, большинство из которых 6 ноября планируют голосовать. Теперь, когда Владимир Путин выиграл на выборах, он не обязан беспокоиться о том, чтобы церемониться с избирателями.

Я уверен, что все те российские учителя, доктора, солдаты и пенсионеры, которым были обещаны большие повышения в зарплатах во время избирательной кампании прошлого месяца, проявят полное понимание того факта, что их повышения будут задержаны до неопределенного будущего, потому что средства пойдут на стабилизацию Афганистана. Пока американцы, неохотно, но соглашались выполнять свою часть обязательств. Но теперь, отработав десятилетие в Афганистане, американцы, возможно, предпочтут сконцентрировать свои усилия на восстановлении США. Так как в году 52 недели, а в стране 50 штатов, каждую неделю новый штат будет выигрывать 1 миллиард долларов в лотерею! А в конце года у нас еще останется 2 миллиарда долларов на остров Гуам, Пуэрто-Рико и американское Самоа!

Ну что, Москва, подходит вам такой план? Начинайте изучать пушту!