http://www.funkybird.ru/policymaker

«Скромное обаяние» Алексея Кудрина

Либералы в городе

Алексей Кудрин – один из птенцов «гнезда чубайсова», «образцовый» министр финансов времен Путина. Лицо, с которым связано формирование и использование Стабилизационного фонда, ставшего «якорем» спасения России в условиях углубляющегося экономического кризиса. Такова, по крайней мере, официальная версия роли Кудрина в российской политике последних лет. Так или иначе, именно Кудрин долгое время оставался одним лидеров либерального крыла («монетаристского блока») в правительстве Российской Федерации.

В качестве экономиста-теоретика А. Кудрин заявил о себе как о твердом приверженце собственной концепции макроэкономической стабилизации, критически оцениваемой многими профессиональными экономистами. На практике это вылилось в специфическую «стратегию равноудаленности», в рамках которой государство «равно удалялось» от всех хозяйствующих субъектов, что означало де-факто его ограниченное присутствие в экономике, а также сужение участия в социальной сфере и фактический отказ от всякой промышленной политики. В итоге все надежды на структурную перестройку экономики в течение «жирных лет» оказались тщетными, а «антисоциальные реформы» (наподобие одиозной «монетизации льгот») получили необходимое «обоснование».

Однако наиболее ярко проявил себя А. Кудрин в период «политической развилки» сентября 2011 года, впервые заявив о своей «особой политической позиции», не совпадающей с мнением власти. Он выступил как противник увеличения военных расходов и «социального популизма», который он впоследствии обнаружил и в предвыборных обещаниях В. Путина. Подобные демарши, как представляется, были вызваны не столько влиянием пресловутого «вашингтонского обкома» (на что намекали тогда некоторые «системные патриоты»), сколько достаточно тонким политическим расчетом. В итоге Кудрин демонстративно ушел в отставку, не желая брать на себя ответственность за непопулярный «социальные законы» и неизбежное усугубление экономического кризиса, которое прогнозировалось многими экспертами после президентских выборов (по версии М. Хазина, главная причина его отставки была связана именно с нежеланием отвечать за состояние бюджета в условиях углубляющегося социально-экономического кризиса). Возможно, на выборе Кудрина сказалось и опасение возможности в условиях усугубляющегося кризиса кадровых «чисток» (о неизбежности которых, в частности, заявил недавно официальный кремлевский эксперт М. Леонтьев).

Впрочем, «образцовый» министр финансов не потерялся и на политическом поле. Новая «ипостась» А. Кудрина времен декабря-февраля – роль «посредника» в общении властей с Болотной, за что он был обвинен некоторыми чуть ли не в «оранжизме». По некоторым экспертным оценкам, именно Кудрин явился в этой ситуации одним из ключевых участников попытки квазиреволюционного процесса «перехвата влияния» альянсом в составе «системных» и «несистемных» либералов (о низовой «революции зипунов» речи в действительности и не шло) — когда речь идет не о корректировке политической системы и политики, но о некотором изменении состава «правящей элиты» и ее «политических приоритетов». В либеральном «направлении», разумеется.

Характерно в этой связи, что Кудрин демонстративно проигнорировал последние президентские выборы, попутно обвинив власть в «уделении недостаточного внимания налаживанию конструктивного диалога с оппозицией». «Власти так и не вступили в содержательный диалог с оппозицией, недостаточно адекватно отреагировали на проблемы, выявленные гражданским обществом в ходе парламентской избирательной кампании», — заявил в этой связи Кудрин.

Среди кандидатов на пост президента РФ Кудрин не увидел достойной фигуры, одновременно подчеркнув свои симпатии к другому лидеру современного российского «системного либерализма» — М. Прохорову: «Михаил Прохоров сделал серьезную заявку на собственное позиционирование в качестве политика, но еще потребуется проделать большую работу, чтобы он стал по-настоящему важным участником политической жизни», — отметил тогда Кудрин. Характерным является и заявленное намерение Кудрина поддержать усилия М. Прохорова по созданию собственной «праволиберальной партии» (ранее поддержку этой инициативе высказал сам В. Путин). Своим участием в выборах и завоеванным почетным «третьим миром» Прохоров превратил либералов из почти «маргинального» в системного актора российской политики, значение которого в качестве «резервной опоры» российской власти будет все более возрастать.

Наращивая «либерально-демократическую риторику», экс-глава Минфина счел необходимым вернуть в бюллетени для голосования графу «против всех». «Считаю, что порча бюллетеня или голосование за кандидата, которого не поддерживаешь, — неестественная, вынужденная форма проявления гражданской позиции. У избирателя должно быть право проголосовать «против всех». Необходимо вернуть эту норму в избирательное законодательство», — говорится в сообщении.

При этом Кудрин неизменно солидаризировался с идеей «честных выборов», выразив это в весьма витиеватой форме, заявив буквально следующее: «Поддерживаю усилия, направленные на рассмотрение всех выявленных в процессе выборов нарушений и вынесение им соответствующей правовой оценки. При этом мое личное понимание ситуации сводится к тому, что эта необходимая работа не приведет к качественному изменению в распределении голосов. Поэтому считаю, что выборы состоялись», — заявил он. Поистине, не один профессиональный «софист» не сумел бы сформулировать лучше, соединив в своем мессидже лояльность к власти и к проведенным выборам с их «глубокой содержательной критикой».

Завершение выборов и официальное окончание «электорального сезона» не привели, тем не менее, к снижению политической активности отставного министра финансов. Так, уже 5 марта Кудрин написал в своем блоге, что кадровые решения, ожидаемые в правительстве РФ после выборов президента, приведут к ослаблению экономики: «Ряд недавно принятых решений в экономической области, а также ожидаемые кадровые решения, на мой взгляд, приведут к ослаблению российской экономики и ограничат нас в достижении необходимой конкурентоспособности», — объяснив попутно, почему он не пошел на президентские выборы 4 марта.

В том же характерном «ортодоксально-либеральном ключе» ключе была критика нового варианта состава правительства РФ за «популизм», а также призыв к пятикратному повышению пенсионного возраста. Тем самым Кудрин последовательно позиционирует себя как «либерального оппозиционера», предлагающего некоторую «конструктивную альтернативу».

Однако, если усиление «либерального крыла» во власти посредством «митингового и электорального давления» пока не произошло, то с чем же связаны политические ставки Кудрина в сложившейся «послевыборной» ситуации?

Следует помнить, что «программа Путина» (оформившаяся еще в период его первого президентского срока) изначально соединяла в себе патриотические и державные амбиции при продолжении смягченной версии либеральной экономической политики, осуществляемой «либеральным блоком» в составе правительства.

Как представляется, «системные либералы» в условиях «кризиса ресурсов» и общим кризисом «системы ручного управления», не хотят более участвовать в обслуживании «синкретического» путинского проекта. Отсюда проистекает активность «либералов уличных» — своеобразного «приводного ремня» от «либералов системных» к российскому среднему классу, который пока склонен воспринимать системных либералов как часть власти и не слишком доверять им.

В свою очередь, «уличные либералы» в лице Немцова, Рыжкова и менее «масштабных» деятелей и были призваны призваны создать социальные условия для «переформатирования власти» с приходом на доминирующие позиции во власти «либералов системных». Речь, таким образом, изначально не шла о выделении из правящего класса некоего условного «конструктивного сегмента», готового работать на долгосрочные интересы страны, но о его специфической «мимикрии» без изменения реального «политического содержания».

Современная ситуация, как не парадоксально, создает известные предпосылки для такого «переформатирования» — однако на основе более сложной политической схемы. Как предполагается, непопулярные либеральные реформы будут возложены на правительство Дмитрия Медведева, политическая жизнь которого окажутся не слишком длмной. (Впрочем, сам Медведев, понимая неизбежность такого сценария, попытался все же остаться в истории благодаря инициированным им реформам, а также политическим признаниям и предложениям, сделанным на недавней встрече с лидерами оппозиционных партий). В этой ситуации выступающий в позиции своеобразного «либерального фронтмена» Кудрин «проторивает путь» «либеральному реваншу», одновременно уводя либералов от ответственности за непопулярные решения, которые ожидают россиян уже в ближайшее время.

Так или иначе, качестве уже ближайших шагов «новой-старой» исполнительной власти эксперты ожидают дерегуляцию цен и тарифов, в первую очередь газовых и нефтяных, а также тарифов на услуги ЖКХ. Последнее будет дополнено увеличением налогов — и в первую очередь на недвижимость (квартиры, дома, землю и т.д.), что было «приторможено» на период избирательной кампании устами министра экономики Набиуллиной. В рамках реализации положений закона «О бюджетных организациях» неизбежными являются быстрое и повсеместное распространение платной медицины и среднего образования, не говоря уже о высшем. Прогнозируется и новый этап массовой приватизации таких государственных и «огосударствленных» экономических структур, в число которых Газпром, Роснефть, ВТБ, Сбербанк и т.д. Не следует забывать и о последствиях вхождения в ВТО, способным вызвать 20-30% падение в реальном секторе российской экономики с соответствующими социальными издержками в виде массовой безработицы. В ситуации экономического кризиса и не слишком благоприятного инвестиционного климата неизбежно продолжится массированный вывоз капиталов из России: как государственными, что лишь «подстегнет» общее ухудшение ситуации.

Все это, взятое в совокупности, может породить уже осенью-зимой текущего года общую неуправляемость, вследствие которой ресурсы системы «ручного управления» окажутся исчерпанными. Простая смена главы кабинета не решит «проблемы стабильности», и в качестве одного из вариантов может рассматриваться спасение ситуации за счет усиления государственного вмешательства в экономику и перехода к «системной» борьбе с коррупцией с обузданием аппетитов российского «паразитарного класса»; определенный «сдвиг» в сторону «державного курса» в этом случае также является неизбежным. В этом случае потребуется «сильный премьер» наподобие Е. М. Примакова образца осени 1998 года, и станет необходимой коалиция с «левыми» (КПРФ и и ее ближайшее «политическое окружение»). Международное давление и ритуально-символическое бешенство «либерального лобби» будет обеспечено, и многое в этом случае будет зависеть от политической воли нового главы кабинета и его политической поддержки со стороны главы государства.

Другой возможный вариант – правительство с жесткой монетаристской программой, реализуемой ценой «последовательного сжатия» социальной сферы и посредством отказа от «финансово необеспеченных» и «излишних» геополитических амбиций, что найдет известное понимание у некоторых из числа «зарубежных партнеров». Идеальная кандидатура премьера при реализации этого сценария – все тот же А. Кудрин, обретший сегодня благодаря грамотному позиционированию некоторое подобие «политической харизмы».

Таким образом, возможное возвращение Кудрина на пост главы Минфина в качестве «строгого блюстителя финансовой дисциплины» при поддержке «системных либералов», набирающих набирающего политический «вес» Прохорова и некоторых «видных либералов» с Болотной и составляют «магическую формулу» «либерального реванша». «Момент истины» недалек, и выбор находится в руках российской власти. Сегодня «маятник» качнулся в сторону «системных либералов», однако окончательный выбор, судя по всему, еще не сделан.