http://www.funkybird.ru/policymaker

Что ожидает египетских коптов после кончины Шенуды III?

Копты, потомки древних египтян и прямые наследники культуры египетских фараонов, составляют на сегодняшний день около 9% населения Египта. Точное число коптов неизвестно. Предположительно, их насчитывается около 6 млн. Их может быть и больше, но власти Египта — страны, преимущественно мусульманской (последствия арабского завоевания VII века), — этим вопросом не озадачиваются. Ещё около полумиллиона коптов насчитывается в Эфиопии. Численность зарубежной коптской диаспоры составляет около 1 миллиона человек, из них 100 тыс. в Соединённых Штатах и Канаде.

Большинство коптов принадлежат к Коптской православной церкви, меньшинство (около 100 тыс.) — к Коптской католической церкви. Копты всегда отличались ревностной приверженностью христианству, несмотря на жёсткое давление мусульманского окружения. Так, копты практически не представлены в высших эшелонах египетской власти. Единственным политиком коптского происхождения с мировым именем был 6-й Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали (Бутрос – арабский вариант имени Пётр). В экономическом секторе копты более успешны, что служит дополнительным поводом для нападок на них. Тем более что копты традиционно занимают «неприличные» для мусульман экономические ниши. Например, заведуют утилизацией мусора в столице, где образовался целый коптский квартал – Город мусорщиков с населением более 40 000 чел. Поскольку пищевые отходы идут на прокорм свиней, мусульмане считают эту деятельность «нечистой», хотя она даёт ощутимый по египетским меркам доход.

С уходом Хосни Мубарака с поста президента коптская община возлагала большие надежды на будущее, поскольку предполагалось принятие новыми властями закона о молельных домах, согласно которому процедура регистрации коптских общин была бы облегчена и вводилась бы уголовная ответственность за дискриминацию по религиозному и расовому признакам. Однако этого не произошло. Напротив, из-за возникшего в результате «арабской весны» вакуума власти египетское общество скатилось к ещё большему радикализму. К примеру, международная религиозно-политическая ассоциация «Братья- мусульмане» (в России запрещена как террористическая) снискала ещё большие симпатии местного населения своими антиправительственными лозунгами, а её представители на парламентских выборах в декабре 2011 г. получили 40% голосов. Положение коптов усугубляет недавняя смерть их духовного лидера Шенуды III – Патриарха Александрийского и всея Африки. Этот пост Шенуда III занимал более 40 лет – с 1971 г., и с его уходом Коптская православная церковь оказалась обезглавленной. Найти достойную замену Шенуде III будет нелегко, учитывая его колоссальный опыт, влияние в церковных кругах и энергию, с которой он отстаивал идею межконфессионального диалога с Антиохийской, Болгарской, Румынской православными церквами. Шенуда III не отказывался от диалога с католиками и с Константинополем. В дни тяжёлых для коптов испытаний, когда в 1970-х годах Египет вновь сотрясли антикоптские выступления мусульманских радикалов, Шенуда III был помещён под домашний арест по распоряжению Анвара Садата. Освободил его уже Хосни Мубарак, да и то только через три года после прихода к власти.

Самые тяжёлые времена коптская община переживала в 1940-1950-х гг. В результате идеологического кризиса, помноженного на непрекращающееся давление со стороны властей и призывы местных фундаменталистов принимать ислам, только с 1946 по 1956 гг. отреклись от веры во Христа и стали мусульманами около 50 тыс. коптов. В коптской молодёжной среде отмечался тогда рост пренебрежительного отношения к священнослужителям и вообще к церковным установлениям. Это объяснялось резким вторжением в идеологическое поле государства принципов либерализма, светскости и секулярного толкования общественно-политических процессов. Тогда коптам удалось «повернуть время вспять», остановить духовный распад своей общины, очистить церковные обряды от наносных и чуждых элементов, занесённых в богослужебную практику в ходе попыток реформировать копсткую церковную службу на протестантский лад. За прошедшие с момента кризиса 40 лет нравственный авторитет православного коптского клира значительно вырос, и факты обращения этнических коптов в ислам сегодня немногочисленны. Огромные заслуги в этом принадлежат Шенуде III, который обладал острым стратегическим мышлением. Именно под его руководством Коптская православная церковь расширяет ареал своей деятельности, стараясь не лишить духовного окормления зарубежную коптскую диаспору. В США открываются коптские церкви, в Новой Зеландии, Австралии, Боливии и Бразилии появляются коптские епархии.

Как сложатся отношения между коптами и новыми властями Египта теперь, после смерти Шенуды IIІ? К сожалению, о тихой и спокойной жизни многомиллионной коптской общины в Египте говорить не приходится. Копты оказались заложниками в собственной стране и обречены на перманентный конфликт с превышающими их по численности мусульманами. Несмотря на то, что копты являются коренным, а не пришлым населением Египта и так же как и другие египтяне трудятся на благо своей страны, на них смотрят искоса. Тот же Шенуда III до принятия духовного сана участвовал в арабо-израильской войне 1948-1949 гг. в качестве офицера-резервиста, но это никак не повлияло на благосклонность государства к своим же гражданам коптской народности. Растёт эмиграция коптов из страны. С марта 2011 г. более 93 тыс. коптов покинули Египет и осели преимущественно в США, Австралии и Канаде. Официальный Каир поощряет коптскую эмиграцию, избавляясь таким образом от «нежелательных элементов». В XVIII веке, например, при вторжении наполеоновских войск в Египет исламские правители вознамерились уничтожить всех христиан в стране как потенциальных союзников французов. К счастью, до этого не дошло.

И сегодня, в веке XXI-м, периодические антихристианские погромы с человеческими жертвами и сожжением церквей – унылый психологический пейзаж коптско-мусульманских отношений. При этом официальные СМИ выказывают поддержку радикально настроенной исламской молодёжи, как это было во время «арабской весны» и прокатившихся тогда очередных антихристианских погромов.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на встрече с Патриархом Шенудой III преподнёс ему в подарок патриарший посох со словами: «Опираясь на этот посох, вспоминайте, что у вас есть братья, на которых тоже можно опереться». Очень важно, чтобы при решении коптского вопроса голос России как самой крупной христианской державы звучал громче.