http://www.funkybird.ru/policymaker

ИноСМИ: Путин избавляется от опасных кандидатов

Он хочет понять, почему рушатся автократические режимы. Для этого Мартин Димитров (Martin Dimitrov) изучает жалобы граждан, а также работает в архивах России и Китая. Вниманию читателей предлагается беседа с ним о его работе.

Die Welt: Недавно Путин одержал победу на выборах. Его победа была ожидаемой, однако она оказалась на удивление убедительной.

Мартин Димитров: Путину на самом деле удалось с момента начала протестов поднять свою популярность с примерно 40% до 50% и выше. Это серьезный результат, и, возможно, слезы Путина объясняются тем чувством облегчения, которое возникло у него в связи с победой в первом туре.

— То есть, режим Путина может еще продержаться достаточно долго?

— Когда в истории свергались автократические правители, то это всегда делал харизматический противник, ставивший под сомнение претензии на власть правящего автократа. Даже критически настроенные по отношению к власти институты изучения общественного мнения утверждают, что на самом деле около 50% россиян отдали свои голоса за Путина. Его соперники поделили между собой оставшиеся голоса, и при этом никто из них особенно не выделялся.

— В России действительно нет харизматических политиков, способных соперничать с Путиным?

— Судя по всему, нет, и одновременно это многое говорит о способности Путина избавляться от всех кандидатов, которые могут стать для него опасными. Ему удалось предотвратить появление других кандидатов не в последнюю очередь с помощью контроля над государственными и полугосударственными средствами массовой информации.

— Может ли находящийся в заключении Михаил Ходорковский стать такого рода ведущей фигурой?

— Это можно себе представить – но, вероятно, именно поэтому он уже несколько лет сидит в тюрьме. В связи с этим я настроен не очень оптимистично относительно перспектив освобождения Ходорковского, если его дело в очередной раз будет пересмотрено. Его освобождение может стать опасным для Путина, так как Ходорковский обладает необходимой харизмой. Но у него нет денег, хотя найти их в России не так сложно.

— Как вы считаете — готов ли вообще Путин к изменениям?

— Если говорить о настоящих изменениях в России, то Путин вряд ли к готов сделать это по доброй воле. Но в настоящее время обсуждается предложение о выборах губернаторов на местном уровне, что указывает на определенные сдвиги. Высказанные Кремлем планы относительно создания независимого телевидения также настраивают меня на оптимистический лад.

Сам факт, что теперь речь идет о такого рода вещах, уже означает наступление перемен. Состоявшиеся протесты, судя по всему, напомнили правящему тандему в составе Медведева и Путина о том, что граждане страны не поддерживают их как раньше – по крайней мере в крупных городах.

— Вы изучаете способность диктатур выживать. Вы анализируете письма с жалобами граждан. Вы можете сделать прогноз относительно России?

-То, как долго продержится существующий режим, во многом зависит от его отношения к жалобами граждан. Данные прошлого года пока еще недоступны, но я исхожу из того, что количество жалоб в России сократилось, так как более интенсивными стали протесты.

Когда люди выходят на улицы, то это ясный признак того, что они потеряли веру в режим, а также в его способность справляться с существующими проблемами. Особенно заметно это проявляется тогда, когда в ходе протестов выдвигаются преимущественно политические требования.

Интересным в этой связи представляется то, как сам Путин интерпретирует происходившие демонстрации. Он сказал, что он поддерживает протесты, так как они показывают, что в России существует демократия.

— Сейчас в фокусе вашего внимания находится Китай. В чем состоит главное недопонимание Запада в отношении Китая?

— Многие люди не считают современные Китай коммунистической страной, так как их вводит в заблуждение развивающаяся в стране частная экономика. Я не разделяю подобную точку зрения. Если попытаться понять Китай, то для этого следует уяснить себе, как функционирует Коммунистическая партия — особенно в области поддержки частного сектора.

Политическая система Китая не меняется только из-за того, что развивается частная промышленность. Коммунистическая партия по-прежнему остается главным игроком, и это происходит еще и потому, что она вынуждена постоянно подстраиваться под изменяющиеся условия. По своей сути эта партия осталась коммунистической, и в этом отношения изменения происходят не так быстро.

— На что жалуются китайцы, чего им не хватает?

— Одной из серьезных проблем, особенно для людей в сельской местности, является нелегальный захват земель. Земля в Китае – дефицитный товар, который находится в собственности местных товариществ.

То есть не существует частного владения землей, а вместо этого заключаются индивидуальные договоры аренды. Однако они в любой момент могут быть расторгнуты правительством, а компенсация за это предусмотрена очень небольшая, и она не соответствует реальной рыночной стоимости. В результате, естественно, возникает недовольство у людей, пострадавших от подобных действий.

В городах более важную роль играют другие вопросы, и одним из них является защита наемных работников. Многие получают заработную плату с опозданием, или ее размер не соответствует оговоренной сумме. Руководству страны известно о существовании этих недостатков, и оно пытается устранить их – там, где это возможно.

— И насколько удачной можно считать эту работу?

— Протесты против нелегального захвата земель становятся все более многочисленными, и это говорит о том, где именно сосредоточены эти проблемы. Что касается протестной культуры китайцев, то можно сказать, что обычно очень мало людей принимают участие в демонстрациях – редко их количество превышает 30 человек. Таких небольших акций протеста проводится достаточно много, но они, как правило, не перерастают в массовое движение. То есть эти выступления сохраняют локальный характер, так как их участники протестуют против решений местных властей.

При этом центральное правительство в Пекине часто рассматривается как союзник. Пока подобное положение будет сохраняться, Пекин сможет удерживать контроль над происходящими событиями.

— Как Китай, так и Россия основываются на коммунистических традициях. Насколько сравнимы в этом отношении обе страны?

— В любом случае эти страны сравнимы друг с другом. Китай очень интересует то, какие уроки он способен извлечь из развала Советского Союза. В отличие от этого, Россия в 90-е годы игнорировала Китай, и это происходило, вероятно, потому, что китайская модель не демонстрировала особых успехов. В следующем десятилетии, уже при Путине, эта ситуация драматическим образом изменилась, и российский премьер, судя по всему, теперь очень внимательно следит за тем, чему Россия может поучиться у Китая.

Россию и Китай можно сравнивать, поскольку в обоих случаях мы имеем дело с государственным капитализмом. Обе эти страны модернизировали свои экономические сектора, но они шли разными путями. Когда Китай в конце 70-х годов стал открывать свою экономику, сельское население страны составляло 80%. Модернизация происходила за счет образования небольших предприятий с помощью прямых иностранных инвестиций.

В отличие от этого в России большая часть населения проживала в городах, а сельское хозяйство до сих пор продолжает оставаться неэффективным. В этой стране иностранные инвестиции пошли в первую очередь в сырьевой сектор. Поэтому можно говорить о том, что Китай со своей модернизацией продвинулся далеко вперед.

— Что должно произойти в России для того, чтобы началась модернизация?

— Что касается экономической модернизации, то я здесь настроен не очень оптимистично. Россия слишком сильно полагается на сырьевую промышленность, и быстро она не сможет от этого избавиться. Интересно наблюдать за тем, как руководство страны реагирует мелкими уступками на политическое давление улицы. Я с интересом буду следить за тем, будут ли продолжаться протесты и вместе с ними давление – но, если честно, то я в это не очень верю.

— Почему вы не верите?

— Дело в том, что протесты в определенной мере подпитываются перспективами достижения успеха. Я боюсь того, что демонстранты в России устанут, так как изменения будут происходить достаточно медленно. Насколько хватит дыхания у протестного движения – это может зависеть от оценки соотношения опасности и результата. То есть вопрос формулируется так: грозит ли мне тюремное заключение и чего я вообще могу добиться?

Большая часть демонстрантов в России – это молодые люди, и они принадлежат к образованному среднему классу. В настоящее время у них еще есть достаточно энергии для того, чтобы выходить на улицы. Но как долго сохраниться подобная ситуация? В среднесрочной перспективе должен появится лидер, который бы стал настоящей политической альтернативой Путину. Недостаточно просто быть противником режима.