http://www.funkybird.ru/policymaker

Капитан Яранцев: наша элита давно безнаказанно кормится

Правдорубам в России всегда найдут место на… скамье подсудимых.

Можно сказать, что Валерий Яранцев притягивает к себе неприятности. Но чест­нее будет так: с каким-то необъяснимым упорством этот невысокий человек с неброской внешностью снова и снова отказывается сдаваться, молча проходить мимо неприятностей, в которые с ещё большим упорством мы попадаем всей страной.

Один против Норвегии

Страна услышала о капитане Яранцеве осенью 2005 года. Его траулер «Электрон» ловил себе рыбу в водах у Шпицбергена (в итоге Россия всё-таки отдала те воды Норвегии), когда на него навалилась норвежская береговая охрана. Дескать, нарушаете правила лова, следуйте за нами в порт. Но Яранцев развернулся и пошёл домой в Мурманск. Прямо вместе с двумя «подсаженными» к нему норвежскими инспекторами.

Что тут началось: русский рыбак сбежал от норвежского флота, сообщали информагентства. И с патрульного самолёта рядом с его траулером бросали какие-то бомбочки — для острастки, и сети пытались на винт намотать, и спецназ на борт с вертолётов высадить… «Ни от кого я не бегал, — с обидой в голосе говорит сам капитан. — Это они за мной бегали, а я — ушёл. У них 20 узлов скорость, они вокруг меня круги нарезали, а у меня только 10 узлов».

Яранцев рассказывает, как из нейтральных вод норвежцы за ним ринулись в экономическую зону России. Но от своего флота он получил не защиту, а рекомендацию сдаться. Военный корабль, который в конце концов вышел из Мурманска навстречу уже народному герою Яранцеву, не нашёл ничего лучшего, как… арестовать «Электрон» с командой. По результатам нудного суда всем всё же пришлось признать: захватывать русский корабль в международных водах норвежцы права не имели…

Мы сидим на кухне аккуратной квартирки в мурман­ской панельной многоэтажке. Кругом идеальный флотский порядок. Яранцев, смущаясь, рассказывает: пока ходил в море и были деньги, вдобавок к своей двухкомнатной они купили соседскую однокомнатную. Теперь у трёх поколений семьи есть по своему углу: в одной комнате отец жены, в другой сам капитан с супругой, в третьей дочь с мужем и внучкой. Во внучке капитан души не чает. Одна из кухонь между тем превращена в офис и штаб, всюду лежат копии документов из нового яранцевского уголовного дела. На этот раз — за превышение должностных полномочий.

В 2009 году капитан по­прощался с морем и подался на выборы главы Териберки — небольшого посёлка с 1200 жителями на берегу Баренцева моря, в сотне километров от Мурманска. «Я ничего не обещал. Просто когда-то в этом посёлке сам сдавал рыбу. Там были рыбокомбинат, ремонтная база для кораблей…» Яранцев говорит неторопливо и тихо, «урчит», как дизельный двигатель траулера на холостом ходу. Но нет сомнений, что в любой момент «дизелёк» может и газануть. «Что увидел в 2009 году — поразило, задело очень сильно, — продолжает капитан. — Был благополучный зажиточный посёлок, 5 тысяч жителей, а сейчас — как фильм ужасов». «Трупы» брошенных и полуразрушенных домов в посёлке выглядят и правда страшно, благо что не смердят.

Однако оптимизма насчёт будущего посёлка жителям и новому главе администрации, в котором чувствуется здоровая «кулацкая» хватка, придавали планы «Газпрома». Рядом с Териберкой должна «вынырнуть» из моря труба со Штокмановского месторождения, тут же планируют по­строить второй в России завод по сжижению газа. Но освоение Штокмана откладывается. «Лучше бы вообще ничего не обещали, — машет рукой Яранцев. — А то говорили, что скоро все сможем купаться в бассейне… Какой, на хрен, бассейн? В домах тепла не было, люди зимой в квартирах в валенках ходили…»

Один за Россию?

Окунувшись в чиновную рутину, Яранцев почти сразу разругался с районными, а потом и с областными властями. «Прошу денег на мусоровозку, 2 млн 200 тыс. рублей. В районе говорят, что дорого, и предлагают заключить договор со «своей» фирмой. А её услуги на три месяца стоят те же 2 млн рублей… Или вот на совещании в области рассказывают, что цены на уголь и мазут растут. Почему же растут? Нам в посёлок уголь, наоборот, по конкурсу дешевле, чем раньше, удалось купить. А мне в ответ намекают, что это я ещё просто «неопытный», раз дёшево покупаю… Ну то есть выпадаю из общего сценария «откатов» и всего такого прочего».

По этой же неопытности, как рассказывает Яранцев, в Териберке он начал срочно менять трубы отопления. «По отчётам в 2008 году на химическую промывку труб в одной из пятиэтажек списали почти миллион рублей. Скорее мыли-отмывали сами деньги — тепло до квартир так и не дошло, трубы были зашлакованы». К отопительному сезону успели, сделали просто, дёшево и надёжно, но якобы с несоответствием процедуре. Это стало поводом для обвинений в халатности и превышении полномочий.

На «процедуры» Яранцев смотрит философски, но с еле сдерживаемой злобой: «Наша «элита» давно уже пишет законы и правила под себя, чтобы кормиться легко и безнаказанно. Поэтому, например, норвежцы своим рыбакам разрешают рыбу ловить, а у нас только недавно людям позволили обычную рыбалку на море, но продавать улов всё равно нельзя. У пограничников была ин­струкция их начальства требовать у всех рыболовный билет, и плевать, что его по закону отменили 4 года назад. И вот «трясут» они рыбаков, как полицаи жителей оккупированной территории. А потом их дети сочинения в школе пишут, в Интернете видел: «Мой папа пограничник, он защищает родину от русских рыбаков».

Я прошу рассказать, что они не поделили с губернатором. И вообще выступать против главы региона — не бунт ли это на корабле? «Даже на корабле у всех есть не только обязанности, но и права, — говорит Яранцев. — А тут самоуправление. Меня же люди выбрали. А конфликт из-за того, как деньги у нас тратились, и из-за Штокмана, — излагает он свою версию событий. — Вот, например, «Газпром» был готов построить и отдать на баланс области нормальную дорогу. Но область на его деньги хочет строить сама — не могут, видать, договориться, кто миллиарды будет «пилить» на строитель­стве. А тут я случайно узнал — смогли поэтому остановить, — что земли, резервируемые под завод, чуть не оказались во владении чиновников из администрации. Уж не знаю, кто с кем там должен был делиться, но на выкуп земель «Газпром»потратил бы огромные деньги…»

Я интересуюсь, чего Яранцев так бьётся за государственное — всё же не своё? И не получается ли, что со своим правдорубством он рискует не только собой: что командой на «Элект­роне», что судьбой 1200 человек в Териберке? «Когда к вам подходят и просят вывернуть карманы — вы разве не возмутитесь? — интересуется в ответ капитан. — Или человека будут рядом бить, обирать. Это же всё наши деньги, народные. Я знаю, что прав. Я же пристыдил бизнесменов — все заплатили налоги. У нас профицит бюджета даже был в прошлом году, 2,8 млн рублей, а сейчас опять долги в 100 млн. И тогда меня команда поддерживала, и сейчас люди в Териберке. Иначе давно бы ушёл…»

Ну не ушёл сам, «ушли» по уголовному делу — год назад Яранцева временно отстранили от должности, продолжается суд. Но он снова, как писал классик, «мятежный, просит бури». «Ну нельзя же, чтобы страну дербанили и предавали на каждом шагу, — говорит мне мэр-капитан на прощание. — Разве я не прав?»