http://www.funkybird.ru/policymaker

Появился ли «новый Путин»?

Честно говоря, я сомневался, нужно ли как-то комментировать очередную, десятую по счёту, «прямую линию» с Путиным. Но вскоре не только в прессе, но и в разговорах с людьми, достаточно далёкими от политики, обнаружилось, что какая-то часть общества (и не обязательно «путинисты») всё же разглядела в ходе этого спектакля некого «нового Путина». Дескать, увидев, что ситуация изменилась, он понял необходимость перемен, что и продемонстрировал во время «прямой линии».

Что ж, некоторые изменения действительно произошли. В отличие от прежних лет особого подобострастия к г-ну Путину не проявлялось, и.о. премьера отвечал даже на очень острые вопросы — ну, скажем, по поводу того, как он относится к публикации снимка, где изображён избирательный бюллетень, надпись на котором посылает его по широко известному в России адресу. Вероятно, чтобы польстить левой части электората, Путин также без всякого ёрничества и даже к месту процитировал высказывание Владимира Ильича Ленина. Ещё год назад подобные вещи были абсолютно невозможны.

Тем не менее, вопросы — это даже не полдела, всё же главное, каковы ответы. И вот с этой точки зрения никакого «нового Путина» мы так и не увидели.

Те, кто смотрел «прямую линию», вновь услышали пространные рассуждения о том, насколько лучше Россия справляется с кризисом по сравнению с едва ли не всеми зарубежными странами (причём складывается впечатление, что Путин действительно в это верит, хотя дело обстоит как раз наоборот). И.о. премьера снова говорил о том, как сильно за время его правления якобы возрос уровень жизни российского населения. Опираясь на непонятно откуда взявшиеся данные (которые расходятся даже с фальшивыми данными Росстата), он доказывал, будто начиная с 2000 года реальная зарплата выросла в России в три раза.

Разумеется, это вовсе не так, и если исходить не из мифических, а из вполне реальных темпов инфляции, занижавшейся в течение этих лет примерно в два-три раза, получается, что без учёта карьерного роста у большинства населения реальная зарплата находится как раз на уровне 2000 года или чуть-чуть выше. Чего больше в этих рассуждениях и.о. премьера — блефа или простого незнания предмета — я лично судить не берусь. Но вот что проводимую в течение десяти с лишним лет убийственную для России экономическую политику он считает практически идеальной, даже примером для подражания — в этом никаких сомнений нет.

Вообще на большинство вопросов — и в это тоже нет ничего нового — Путин давал уклончивые ответы в стиле «и да, и нет», или говорил что-то типа «подумаем» (например, когда речь зашла о регистрации политических партий), или просто уходил от ответа. Когда выступает кандидат в президенты, это выглядит довольно странно.

Тем не менее, на некоторые вопросы он ответил вполне определённо — например, когда Путину предложили уволить министров, явно не справляющихся со своими обязанностями, то он однозначно высказался против «кадровой чехарды». Я даже процитирую соответствующую фразу: «Стоит только одного руководителя заменить на другого, еще неизвестно, какой будет результат, а уже минимум полгода ведомство работать не будет». В том, что такой подход, мягко говоря, неэффективен, сомневаться не приходится; в том, что для Путина он традиционен — тоже. Есть и другие подобные примеры, но стоит ли их перечислять?

Если же говорить не об остроте вопросов, а об остроте ответов, то в этом плане г-н Путин снова пустил в ход свой казарменный юмор и прямые оскорбления. Здесь и высказывание о том, будто он принял белые ленточки участников митинга протеста против фальсификации выборов за презервативы, и утверждение о том, что участникам-студентам кто-то платил «денежки», и призыв «Ко мне, бандерлоги!». Первый пункт вообще не нуждается в каких-либо комментариях.

В том, что касается «денежек» — какой смысл их платить, если о своём приходе на митинг заранее известили более 50 тыс. человек? Такие митинги вообще за деньги организовать невозможно, хотя г-н Путин, вероятно, вполне искренне верит в то, что никто не станет отстаивать свои права бесплатно. А вот на провалившемся митинге в поддержку «победы» «Единой России» участникам действительно платили — может, и.о. премьера просто перепутал? Насчёт же «бандерлогов» дело обстоит вообще очень любопытно. Почему-то никто не вспоминает, что в книге Киплинга подобные слова говорил обезьянам («бандерлогам») удав Каа, приглашая их к себе в пасть. Интересная получается аналогия…

Складывается впечатление, что г-н Путин, стараясь выглядеть этаким «просвещённым правителем», заранее заучил слова о том, что он чуть ли не одобряет митинги протеста (он-де «радовался тому, что увидел свежие, интеллигентные, здоровые, энергичные лица людей, которые активно высказывают свою позицию»), но по ходу передачи сорвался и проявил своё реальное отношение. Не зря же он высказался, что его уже «достали эти выборы!».

Наконец, говорят об уступках, на которые пошёл г-н Путин. Ну, в главном он не уступил, заявив, что «выборы были у нас объективными, честными,… результат этих выборов, безусловно, отражает реальный расклад сил в стране». И отправил недовольных в суд — как будто российские суды независимы от исполнительной власти. Правда, несколько уступок он всё-таки сделал — в основном, мнимых.

Что реально даёт в плане контроля установка веб-камер на избирательных участках? Да практически ничего. Помнится, в прошлом году было возбуждено уголовное дело против фирмы, по заказу МВД установившей камеры наблюдения по всей Москве. Как оказалось, треть камер в действительности передавала не реальную «картинку», а просто записи. Уж если удалось обмануть «силовиков», то оппозицию провести значительно легче, тем более, что информация всё равно будет проходить через «избирательную вертикаль». С другой стороны, махинации с голосами в значительной мере осуществляются не на самих участках, а на уровне территориальных комиссий и выше, против чего любые камеры бессильны. Так что идея эта выглядит красиво и даже для многих убедительно, а в действительности является пустышкой.

Про частичное возвращение выборности губернаторов и говорить нечего. Народ будет выбирать из тех кандидатур, которые пройдут через «президентский фильтр» — да, это, конечно, очень демократично! Точная копия горбачёвских «окружных предвыборных собраний», одной из жертв которых в своё время стал автор этих строк. Но там хоть присутствовали представители реальных трудовых коллективов, а здесь решать, пропустить ту или иную кандидатуру либо её вычеркнуть, будет верховный правитель, в легитимность избрания которого поверят далеко не все.

Что ж, вполне возможно, что г-н Путин действительно понял (наверно, всё же не до конца), что обстановка стала для него весьма сложной. Но даже стиль общения ему полностью изменить не удалось. Смею предположить, что главная причина здесь заключается в том, что и.о. премьера искренне считает свою политику безупречной и готов обвинять в нынешних неприятностях ЦРУ, людскую неблагодарность и т.д. — в общем, всех, кроме самого себя. Так что реальные перемены возможны только под сильным общественным давлением.

И последнее. Успешным публичным политиком Путин так и не стал, и теперь уже не станет. Пожалуй, зря волнуются те, кто, вообще-то вполне справедливо, возмущаются, что кандидат в президенты Путин получил в своё распоряжение целых четыре с половиной часа бесплатного эфира. Никто не сможет прибавить столько голосов остальным кандидатам, сколько это сделал на «прямой линии» сам и.о. премьера.