http://www.funkybird.ru/policymaker

Архивы «штази» как средство от ностальгии

«Аптекой со средствами от ностальгии» называет новоизбранный президент Германии Йоахим Гаук документы архива тайной полиции ГДР «штази». Интерес к архиву в ФРГ не утихает. По данным ведомства по работе с материалами госбезопасности ГДР 3 миллиона немцев уже ознакомились с заведенными на них личными делами. Это означает, что 3 миллиона узнали, какие их личные секреты были известны государству, и кто из соседей, коллег, друзей следил за ними и сообщал куда следует.

Вопрос что делать с архивами госбезопасности возник сразу после падения социалистических режимов стран восточной Европы. В Германии закон, регулирующий доступ к архивам «штази» (он называется «Закон о документации «штази»), вступил в силу в конце 1991 года. На принятии этого закона настояли правозащитники, в числе которых и был нынешний президент ФРГ Гаук. Срок действия закона должен был истечь в 2011 году. Поправки к закону продлили его действие до 2019 года. Это связано, в первую очередь, с тем, что в немецком обществе принята по умолчанию проверка работников государственных учреждений на причастность к деятельности этой спецслужбы. Расследования проводятся в обязательном порядке в отношении всех кандидатов на должности высокопоставленных чиновников. Претендентов на посты рангами ниже проверяют в случаях, если возникают сомнения. В первые годы действия закона под обязательную проверку попадали редакторы общественно-политических газет, тренеры и функционеры национальной сборной, банковские служащие и т.д.

Любой немецкий гражданин может обратиться в ведомство по работе с архивами «штази» на получение доступа к материалам. По информации ведомства, подано более 6 миллионов запросов. Закон ФРГ регулирует доступ историков, журналистов к архивам. При этом гарантирует право затронутых лиц на сохранение тайны. До принятия поправок из числа частных лиц без ограничений с досье могли ознакомиться в основном сами заинтересованные, т.е. проживавшие в ГДР, большей частью «гэдээровские диссиденты». Благодаря внесенным в закон изменениям с 1 января этого года увеличился круг родственников, имеющих право получить информацию на членов семьи – это родители, супруги, дети, внуки, братья и сестры. Услуга платная — около 80 евро. В связи с этим, как отмечает ведомство, в январе и феврале 2012 года количество поданных в ведомство запросов на получение доступа к досье резко увеличилось — 24 тысячи запросов от частных лиц, захотевших просмотреть собственные досье и более 1150 обращений посмотреть досье умерших и пропавших без вести родственников. Для сравнения ведомство сообщает, что всего за прошлый год было чуть больше 85 тысяч заявок, в 2009 году – почти 100 тысяч. Сотрудники ведомства объясняют это законодательными послаблениями. Однако социологи отмечают рост интереса молодежи к прошлому и не только семьи, но и страны.

Когда впервые обсуждался вопрос открытия допуска к архивам, противники проекта предостерегали о негативных последствиях: тысячи людей разрушат дружеские и семейные связи и проведут остаток жизни, сводя былые счеты. Но до сих официально не зарегистрировано ни одного случая преступлений на почве мести за доносы в «штази».

Есть один аспект, связанный со «штази», который требует внимания. Бывшим сотрудникам министерства госбезопасности ГДР запрещено занимать ответственные посты. Но в самом ведомстве до сих пор работают около 50 бывших сотрудников «штази». И на работу их принимал первый глава ведомства – нынешний президент Гаук. На тот момент он достаточно обстоятельно и прагматично объяснил свою позицию – лучше бывших сотрудников «штази» никто не сможет разобраться в делах, архивах и технике. Только папки с личными делами занимают более 150 тысяч погонных метров, а еще 1,5 млн фотографий, свыше 35 тысяч аудио-, видео- и киноматериалов.

Преемница Гаука Марианне Биртлер предприняла попытку увольнения этих работников, ссылаясь на то, что бывшим сотрудникам министерства госбезопасности ГДР запрещено работать в госслужбе. Но наткнулась на протест профсоюзов – нельзя уволить персонал, не нарушивший трудовое законодательство.

В марте 2011 года ведомство возглавил журналист Роланд Ян, выходец из ГДР, отсидевший срок по обвинениям «штази». Еще до назначения он неоднократно заявлял, что «для жертв «штази» мысль о том, что в их делах до сих пор копаются сотрудники спецслужбы равносильна пощечине.» Р.Ян начал поэтапную работу с целью удаления этих работников из ведомства, поставив в итоге вопрос перед парламентом страны. В сентябре 2011 года бундестаг принял решение, предусматривающее увольнение бывших сотрудников гэдээровской службы безопасности из ведомства. Они должны быть освобождены от занимаемых должностей и переведены в другие федеральные ведомства.

До принятия решения была организована общественная дискуссия с участием представителей всех партий. Также проведена международная конференция, широко освещенная в СМИ. На конференции участники бывшего соцлагеря обменялись информацией, как обстоят дела с расследованиями деятельности КГБ. Большая часть архивов в Венгрии, Болгарии, Польше, странах Прибалтики уничтожена. В Чехии доступ к секретной информации проходит большой этап согласований. В Словении архивом занимается Институт истории, и его деятельность нередко ограничивается министерством юстиции. А в Германии, между прочим, 15 тысяч мешков с клочками документов еще ждут восстановления. Для их реконструкции Институт имени Фрауэнхофера занимается разработкой специальной компьютерной программы, финансируемой правительством.

Скандалы, связанные с осведомителями и агентами «штази» достаточно часто возникают в немецком обществе. Один из самых громких и названных в СМИ «пикантным» произошел пару лет назад, когда выяснилось, что в числе охранников на даче канцлера Меркель были два бывших сотрудника «штази», при этом один из них в свое время работал в отделе по прослушке телефонных разговоров.

В немецком правительстве неутихающий интерес к «штази» называют «политической гигиеной». В немецком обществе считают, что архивы позволяют научиться ценить демократические принципы и права человека. Это, в частности, подчеркнул нынешний руководитель ведомства по работе с архивами Р.Ян, который после избрания нового президента добавил также, что «известности у «ведомства Гаука» (так называют это ведомство в народе – авт.) теперь наверняка прибавится».

В современной Европе каждое государство само определяет степень своей демократии. Немцы построили демократическое государство, сумев не отвернуться от прошлого. Испанцы поступили противоположным образом – заключили «pacto de olvido»(«договор о забвении»), чтобы не оборачиваться назад и идти только вперед. А латвийская демократия до сих пор не сумела разобраться кто на самом деле легионеры СС — пособники фашистов или защитники независимости Латвии.