http://www.funkybird.ru/policymaker

Le Monde: Башар и его сообщник Владимир

При взгляде на события в Сирии и историю путинского режима в глаза бросаются некоторые параллели, пишет Le Monde. «Владимир Путин, как и Башар Асад, проводил затяжную военную кампанию невиданной жестокости против части населения своей страны на фоне бессилия или пассивности внешнего мира, — отмечает обозреватель Натали Нугейред. — Как и Башар Асад, он приказывал вслепую бомбить населенные пункты, стирать с лица земли целые кварталы, убивать без разбора женщин и детей, помещать тысячи человек в камеры пыток, где применялась вся гамма репрессий в стиле ГУЛАГа. Целью было сломать каждого, кто останется в живых, чтобы ему и в голову не пришло возомнить себя свободным перед лицом власти».

«Башар и Владимир сохранили давний альянс между их странами, уходящий корнями в те времена, когда андроповский КГБ укреплял связи с националистическими арабскими режимами. Сегодня, чувствуя себя защищенным от любого серьезного внешнего давления благодаря протекции, которую обеспечивает ему Россия, Башар Асад толкает Ближний Восток к сценарию всеобщего конфликта, — считает журналистка. — Россия, используя сирийскую карту, пытается вернуть себе стратегические позиции на Ближнем Востоке на фоне противостояния Запада и Ирана. В этой игре Москва использует сразу несколько пешек: ядерный спор, противоракетный щит НАТО, каналы энергопоставок в Европу. Поддерживая режим Асада, являющийся союзником Ирана, Москва препятствует серьезному ослаблению Исламской Республики, с которой ее объединяет стремление избавиться от американского присутствия в своем географическом окружении. Россия рассчитывает в Сирии взять реванш за ливийскую «обиду», полагая, что сохранение статус-кво как в Сирии, так и в Иране ей на руку».

«Россия следует методу пожарного-поджигателя: способствует разжиганию кризиса, а затем позиционирует себя как единственного спасителя, способного решить проблему. Российские вето в ООН стали протекцией для Асада, который все активнее использовал репрессивный аппарат, добившись радикализации и милитаризации оппозиции, — подчеркивает Нугейред. — Это известная логика: причислив всех сирийских оппозиционеров к «террористам», их можно убивать из тяжелых орудий. Путинская власть точно так же обращалась со всем чеченским населением. Москва, как и Дамаск, проводила политику «чем хуже, тем лучше», заключающуюся в обострении противоречий посредством государственного насилия».

Сколько бы Россия ни твердила Западу о том, что единственная ее забота — защитить себя от суннитского джихадизма, специалистам известно, что это близорукая военная политика Москвы на Кавказе проложила дорогу вооруженному исламизму, пишет автор статьи. Башар, как и Владимир, решил организовать подобие выборов в зоне военных действий, чтобы заставить мир поверить в нормализацию ситуации. Однако Асаду не удалось одурачить Запад, в отличие от Путина, который организовал пародию на выборы в Чечне, одобренную Парижем и Берлином. Что касается плана Кофи Аннана, то он совершенно устраивает Москву, так как исключает любую возможность заставить Дамаск осуществить передачу власти. «Ощущение безнаказанности сирийского диктатора продолжает подкрепляться потоком оружия и финансирования из России. Москва тем самым подрывает европейские санкции, направленные на истощение ресурсов сирийской машины убийства», — подчеркивает автор статьи.

В заключение Нугейред предлагает Франции рассмотреть вопрос о приостановке военно-промышленного сотрудничества с Россией до тех пор, пока Москва продолжает помогать режиму, совершающему преступления против человечности.