http://www.funkybird.ru/policymaker

В Ливии с русскими теперь не церемонятся

Двум гражданам РФ, работавшим на нефтепромыслах, предъявлены обвинения, которые тянут на смертную казнь.

В Ливии, близ Триполи, прошло заседание военного суда, перед которым предстали 19 граждан Украины, трое граждан Белоруссии и двое граждан РФ – Александр Шадров и Владимир Долгов. Все они приехали в Ливию в прошлом году подзаработать на нефтепромыслах, но попали в плен: сначала к сторонникам Каддафи, а затем – уже к ливийским повстанцам.

Сегодня они, наконец, узнали, в чем их обвиняют. И ужаснулись. Со слов 60-летнего Александра Шадрова, до которого удалось дозвониться корреспонденту Русской службы Би-би-си, судья, зачитывая текст обвинения на арабском, инкриминировал им, во-первых, «намерение уничтожать летчиков НАТО», а во-вторых, «сотрудничество с режимом Каддафи». Остальные детали обвинения понять было сложно – хотя подсудимым и был предоставлен переводчик, но он счел нужным (или всего лишь смог, исходя из своего владения русским) донести до них только самое существенное. Защита (ее, кстати, предоставила сама ливийская сторона), тем не менее, попросила время для ознакомления с материалами дела, и заседание суда было перенесено на 16 апреля.

Но временная передышка не расслабляет — обвинения предъявлены очень серьезные, по нынешним временам они могут стоить подсудимым жизни. А адвокатов обвиняемые нанять не в состоянии. «Сегодня подошел российский консул и сказал: «Мы здесь узнавали, [хороший] адвокат на каждого [задержанного] требует 200 тысяч ливийских динаров (около 160 тысяч долларов). У нас таких денег нет», – пересказал разговор с представителем посольства Александр Шадров.

Российское посольство вообще предпочитало не светиться в этом деле. В дипмиссии корреспонденту агентства сослались на то, что не располагают текстом формальных обвинений в отношении задержанных. Давать более подробные комментарии в посольстве также не стали, заявив лишь, что делают «все возможное для освобождения граждан». Что именно делает российское посольство, сами задержанные, впрочем, не знают. Шадров, например, считает, что дипломаты могли бы решить их проблему гораздо раньше. «Наверное, они ждали, когда какая-то власть тут [в Ливии] будет, а им нужно было с командиром бригады, который нас держит под охраной, договариваться, – пояснил он. – Но они с ним не договорились или не договаривались… Не пойму я что-то».

Получить комментарии по существу в министерстве юстиции Ливии или у представителей временного правительства страны агентству тоже не удалось. Зато корреспондент Би-би-си в Ливии Гэбриэл Гейтхаус рассказал, что сейчас ситуацию в Ливии контролируют разные группировки бывших повстанцев из разных городов. Официально все они находятся под контролем центрального временного правительства, но фактически действуют автономно и делают то, что им кажется нужным.

«Я не знаю про эту конкретную историю, – говорит Гэбриэл Гейтхаус. – Но у разных повстанческих группировок очень часто есть пленные, про которых считается, что они либо были на стороне Каддафи, либо воевали, либо совершили что-то еще». По его словам, в любом подобном случае довольно непросто говорить о процессе с юридической точки зрения. «Очень часто бывает так, что люди просто сидят в плену, и никакого прогресса нет», – поясняет Гейтхаус. «Например, несколько месяцев назад, — вспоминает он, — два британских журналиста были задержаны бойцами одной из группировок в столице Триполи. Их обвинили в том, что они были шпионами. Журналисты обвинения отрицали. Министерство внутренних дел Ливии попросило передать задержанных им под официальный контроль. Но все это заняло, по-моему, месяц».

Из одного плена в другой

Обвиняемые граждане Украины, Белоруссии и России тоже категорически отрицают свою вину. Но одновременно признают, что люди, заманившие их в Ливию на заработки, потом обманом заставили обслуживать сторонников Каддафи. Об этом рассказал украинскому изданию «Сегодня» одессит Максим Шадров – сын Александра Шадрова. В отличие от отца, Александра Шадрова, он является гражданином Украины. Максима ливийские повстанцы почему-то отпустили, и 5 апреля он вернулся в Одессу. А еще ранее 14 марта, рассказывает издание, из плена была отпущена его жена – Ольга Шадрова. Корреспондент «Сегодня» встретился с супругами Шадровыми – Ольгой и Максимом, которые и рассказали, как они попали в плен, и почему им удалось оттуда вырваться.

По словам Максима, «4 апреля состоялось первое заседание (суда). На нем было зачитано официальное обвинение – судя по речи обвинителя, наши специалисты якобы «хотели стрелять по самолетам НАТО», а также работали на армию Каддафи. Второе заседание должно состояться 9 апреля. Перед судом предстали только 18 украинцев, 4 россиянина и 2 белоруса, которые содержатся под стражей бригады Отмана Зиддани «Фатиха Кака»» — рассказал Максим.

«Первое заседание прошло без адвокатов с нашей стороны – у нас их попросту нет. На суде присутствует лишь один третий секретарь украинского посольства. Если наших ребят не будут квалифицированно защищать юристы, то суд может горько закончиться. Ливийцы выдвинули очень серьезные обвинения. Их не смущает, что нет никаких доказательств нашей вины, и даже то, что большинство наших – пенсионеры. Какие из них наемники? Все больные и старые» — пояснил Шадров-младший.

Отец Максима – Александр Федорович Шадров, еще при Советском Союзе долгое время работал военным специалистом в Ливии. Многих ливийских военных Александр Шадров знал еще студентами – в 80-е годы он преподавал в Одесском военном училище, которое готовило офицеров для дружественных СССР государств. После окончания службы в армии, Александр Шадров нашел себе работу в качестве инженера на нефтяных промыслах Ливии. Именно поэтому руководство компании «Дакар» предложило Александру Федоровичу подобрать специалистов из числа своих знакомых.

Супруги Максим и Ольга Шадровы в один голос уверяют, что все украинцы изначально были наняты на мирную работу – в качестве технических специалистов для обслуживания нефтяных скважин российско-ливийской компанией «Дакар». Однако через неделю после приезда в Ливию были захвачены…армией Каддафи. Большинство украинских специалистов, по рассказу экс-заложников, прилетели в июле. Вскоре там началась революция. Руководство компании предложило украинцам возвращаться домой, так как ситуация в стране стала опасной. А директор фирмы даже гарантировал оплату возвращения на родину через Тунис.

«Немного подумав, — рассказывает Максим, — все решили подождать – дома работы не было, а здесь была надежда, что ситуация нормализуется. Мы приехали в июле в Ливию всей семьей работать поварами – моя жена Оля и я. Также прилетела и моя сестра Даша – хотела навестить папу (Александра Шадрова) Первую неделю мы жили в госпитале в ожидании отправки на скважину в пустыню Сахара. Потом приехал один из директоров компании и заявил, что нас отправляют на работу. Однако автобус неожиданно привез нас в какой-то огороженный лагерь-кемпинг. Оглядевшись, мы увидели, что лагерь огорожен высоким забором и серьезно охраняется. Как вскоре выяснилось, это был военный лагерь армии Каддафи». По словам одессита, вскоре после приезда украинцев на кемпинг, привезший их зам. директора компании «испарился» в неизвестном направлении. А самым старшим по должности в партии украинских специалистов оказался главный инженер компании 60-летний Александр Федорович Шадров.

Тем же вечером, рассказал Максим, его отец — Александр Шадров, горько признался, что их обманом завезли на военную базу армии Каддафи. «Максим, мы попали в такую …пу! Это военная база армии Каддафи. Ливийские военные заявили мне, что мы будем здесь ремонтировать военную технику. Я отказался. Но мне пригрозили, что убьют вас – Олю, тебя и Дашу. Нас «кинули под танки». А руководство компании не выходит на связь (с тех пор с дирекцией компании «Дакар» по свидетельству Максима и Ольги, так и не удалось созвониться)» — возмущается Шадров-младший.

На следующее утро все украинцы были поставлены «перед фактом» — либо они работают на армию Каддафи и им платят зарплату, обещанную нефтяной компанией, либо получают пулю. Лишь для одесситки Даши Шадровой (у которой была туристическая виза в паспорте) было сделано исключение – Шадров-старший договорился, что ее отпустят из лагеря. Вскоре Дарья улетела из воюющей страны на родину.

У оставшихся были изъяты все мобильные телефоны. За ворота их не выпускали. Сбежать из лагеря, по словам Максима, не было никакой возможности – большинство заложников были пожилыми людьми. «Если бы кому-то это удалось, то оставшихся сразу бы расстреляли» — уточняет Максим. Военная техника, которую пришлось ремонтировать пленникам, была настоящей рухлядью – старые грузовики, тягачи и трактора.

Через месяц украинские пленники попали… в новый плен. За воротами кемпинга в августе уже вовсю шла стрельба. В один из дней военные с базы пропали. А в ворота ворвались вооруженные до зубов ливийские революционеры. «Это были «стихийные» повстанцы, которые не подчинялись вообще никому. Они ворвались в помещение и с порога начали размахивать оружием, вопя, мол, все мы уже «покойники». Когда я на арабском языке возразил, что мы мирные люди, они тут же меня «нейтрализовали», ударив прикладом по голове. А для убедительности дали очередь из автомата в потолок – пули пролетели в сантиметрах поверх голов» — вспоминает Шадров-младший.

С первых минут захвата пленных «стихийные» повстанцы повели себя как настоящие мародеры, обобрав всех своих жертв как липку – пленники лишились документов, денег и золотых украшений. Из кемпинга мародеры перевезли пленников в спортивный комплекс, в зале которого уже лежали вповалку несколько сотен задержанных негров и несколько украинцев. Судьба украинцев висела на волоске – мародеры недвусмысленно передергивали затворы и были настроены вершить «суд» лично. Однако вскоре судьба заложников резко поменялась – в спортивный зал прибыла бригада полевого командира Отмана Зиддани. «Зиддани заявил, что забирает нас. Возникла ссора между теми, кто нас захватил первыми и Отманом. Чуть до стрельбы не дошло. Но Отман настоял на своем и забрал нас. Вскоре нас перевезли в тот кемпинг, где мы просидели 8 месяцев» — добавляет Ольга Шадрова.

По утверждению супругов Шадровых, ливийские обвинения в работе украинцев на Каддафи целиком построены на…предательской лжи одного из заложников. «Этот человек либо решил выслужиться и оболгать нас, либо он просто сошел с ума! Один наш из Харькова вдруг подбежал к ливийцам и начал кричать на арабском языке (многие из заложников ранее подолгу работали в Ливии), что все мы работали на Каддафи и во всем виноват мой отец, который завербовал нас наемниками к Каддафи. Потом его даже побили за это наши ребята, однако было поздно – ливийцы услышали вопли харьковчанина. Потом нас допрашивали, но все как один говорили, что это вранье. Мы оружия в руках не держали, а ремонтировать военные тягачи нас заставили угрозой смерти» — говорит Максим. Позже, ливийцы решили найти доказательства того, что украинцы были наемниками. Для этого они несколько раз устраивали очные ставки с бывшими офицерами Каддафи, после смерти Муаммара быстро…ставшими «революционерами».

«Приезжал один генерал повстанческих войск – при Каддафи он тоже был генералом. Он пальцем показал на отца и заявил, мол, он работал на Каддафи. Только не уточнил, что папа помогал армии Каддафи еще при СССР – военным специалистом» — уточняет Шадров-младший. Кроме показаний этого генерала и слов одного из наших заложников, никаких других фактов «наемничества» новообразованной ливийской прокуратуре так и не удалось найти.

Самого Максима и его жену Ольгу ливийцы отпустили беспрепятственно, не предъявив им никаких обвинений. «Отман Зиддани с Максимом подружился. Он его даже сыном называл в плену. Зиддани всегда относился к заложникам корректно, никого из нас не били и не мучали» — уверяет Ольга Шадрова. По словам Максима, с самого начала плена Отман Зиддани предложил супругам Шадровым уехать домой. Максим с женой остались, решив не возвращаться без отца. Лишь через время Шадров-младший, по его словам, поддался уговорам сотрудников украинского посольства, настоявших на возвращении супругов.

Москва расплачивается за «последовательность

Максим, кстати, тоже очень нелицеприятного мнения о «заботе», которую проявляет по отношению к пленникам ливийцев украинское посольство в Триполи. «Посольство никак не защищает наших людей в плену, — рассказывает он. — Да и ливийцы пренебрежительно относятся к украинским сотрудникам посольства. Часто посольских даже не пускали к нам. Даже к медсестрам ливийцы относятся более уважительно, чем к сотрудникам посольства».

Тем временем российское внешнеполитическое ведомство заявляет, что делает все возможное, чтобы облегчить судьбу пленников. «МИД России и посольство России в Триполи в тесной координации с коллегами из Украины и Белоруссии и взаимодействии с адвокатами продолжают прилагать энергичные усилия с целью улучшения условий содержания арестованных и скорейшего их освобождения, — говорится в ответе МИДа, присланном в редакцию «Газеты.ru» по ее запросу. — Ожидающих вердикт суда наших соотечественников регулярно посещают российские дипломаты, дополнительно обеспечивающие их продуктами питания и одеждой, а в случае необходимости — и врач посольства России».

Но нынешние ливийские власти – не говоря уже о повстанцах, которых они фактически не контролируют — не питают к России никаких симпатий. Контракты российских компаний в Ливии, заключенные при правлении Муамара Каддафи и прерванные из-за переворота в стране, не будут возобновлены автоматически. Их проверят на коррупционность, и связано это именно с позицией РФ во время ливийского противостояния, заявил сегодня премьер-министр Ливии Абдельрахим аль-Киб.

«Желаем ли мы снова видеть русских в Ливии и того, чтобы они (вместе с нами) работали над проектами? Возможно, да. Если эти контракты не будут служить режиму и не были с ним связаны ранее. Сможем ли мы продлить (российские) контракты? Теоретически да, но только после их изучения, и в случае, если они соответствуют законодательству и не имеют коррупционной составляющей», — сказал он, выступая в Вашингтоне.

Вместе с тем ливийский премьер отметил, что власти новой Ливии приветствуют инвесторов, желающих работать в стране, и будут стараться выполнять все заключенные ранее контракты, сообщает РИА «Новости». Но особо подчеркнул: нынешнее правительство крайне недовольно позицией Россией, занятой в период свержения Муаммара Каддафи.

«Говоря о России, мы хотели бы, чтобы Россия прочувствовала то, что происходило во время революции. Видели ли они, что происходило, я не знаю, мне кажется, что нет. Это нормально, если они наблюдали за происходящим, но не обеспокоились этим? Я бы даже не сказал, что фраза «не обеспокоились» была бы корректным определением, — отметил аль-Киб. — Если у них была политическая программа по реализации собственных целей… Что ж, я могу сказать, что у них было такое право. Довольны ли мы тем, как повела себя Россия в той ситуации? При всем уважении — нет».

Вот чем обернулась «последовательность» России, когда она сначала не заветировала резолюцию Совбеза ООН, позволившую НАТО расправится с режимом Каддафи, а потом все сокрушалась, что, дескать, не давала санкции на фактическое военное вторжение сил НАТО в Ливию на стороне повстанцев. За такую «последовательность сейчас расплачиваются в т.ч. простые граждане, попавшие в ливийский плен, которым Москва помочь уже не может.