http://www.funkybird.ru/policymaker

Леонид Ивашов: ответы на вопросы

Спасибо всем пользователям за вопросы. Публикую вторую часть ответов.
(военные базы в Белоруссии, армия, 91 год, советские архивы, Рохлин, о выдвижении в президенты)

Уваж
емый Леонид Григорьевич, мне жителю Республики Беларусь хотелось бы знать: нормально ли (с ваше точки зрения) нищей стране кормить (платить отличные пенсии, в отличие от таковых у местной интеллигенции) почти 200 тысячам бывших военнослужащих СА «почему-то» осевших в РБ и никогда ее интересы не защищавшие? Например, в Прибалтике таким бывшим пенсии оплачивает РФ, как правопреемник СССР. И это логично! Если Вам известно, то расскажите оплачивает ли РФ за пребывание своих двух стратегических баз в РБ. Если да, — то как (примерная сумма в год).

Вопрос с подвохом. Как будто Советская армия не защищала республику Беларусь– это не так. Западное направление после Второй мировой войны считалось наиболее опасным в отношении возможных угроз. Здесь стояла основная группировка войск, и это были войска первого эшелона. Но так судьба распорядилась, что многие военные остались. Не захотели уезжать, даже если они родились в Туркменистане. Все это понятно. Но сегодня ставить вопрос, что мы кормим тех, кто нас не защищал, по-моему, неправильно.

Военные – люди приказа. Приказано было служить там – служили. Приказано было остаться в Белоруссии – остались. Выбор был, но очень невелик. А теперь давайте представим, что мы сегодня возьмем на себя содержание военных в Белоруссии. А почему тогда не в Туркмении, не в Узбекистане и других республиках? Они ведь тут же своих в российские пенсионеры позаписывают. Все военнослужащие бывшего СССР потребуют платы с России.

С Прибалтикой вопрос отдельный. Там русскоязычных людей стали просто игнорировать как своих граждан. Они не имеют статуса гражданина, не пользуются правами. Поэтому здесь, скорее, не правовая, а гуманитарная помощь военным пенсионерам. И я думаю, что если, не дай Бог, в Белоруссии вдруг случится чего, то такая же гуманитарная помощь будет оказана.

А насчет платы за базы – у нас действует совместная коллегия министерств России и Беларуси. У нас существует общее оборонное пространство, и у нас есть договоренности на предмет совместной защиты этого пространства. И я постоянно критикую российское правительство за то, что они пытаются продавать Белоруссии газ, нефть и прочие ресурсы по мировым ценам. Это неправильно, потому что цены на любые товары имеет несколько составляющих. Например, продаем мы одной стране оружие по самым высоким мировым ценам. При этом другой стране продаем это же оружие вдвое дешевле. А третьей вообще дарим. Почему? Потому что нужно смотреть, на кого это оружие будет потом нацелено. И если это наш надежный партнер, а тем более союзник, то он с помощью этого оружия будет защищать нашу политическую позицию или, поддерживая этим оружием свой курс, будет экономики нашей где-то помогать. И цена должна быть другая.

И как бы наши либералы не отплясывали, но Беларусь прикрывает смоленско-московское направление и с воздуха, и на земле. И поэтому нам нужны договоренности и взаимозачет, учитывая, что главная функция любого государства – это безопасность.

Да, в Белоруссии стоят две наши базы и, конечно, мы ничего не платим, но компенсируем это другими способами.

Каков Ваш прогноз по будущему составу министерства обороны и дальнейшему развитию ВС РФ, какая армия нам нужна сегодня и способна ли армия РФ в нынешнем «новом облике» решать задачи по обороне государства?

По составу министерства пока трудно давать прогнозы, это будет зависеть от того, чего хочет Путин. О способностях нашей современной армии решать задачи по обороне я много говорил вчера, в предыдущем тексте. А вот какая армия нам нужна, скажу поподробнее.

Это определяет не сама армия, какой ей быть. Есть система национальной безопасности. В ней должны быть четко прописаны угрозы – долгосрочные, среднесрочные и текущие (или потенциальные). И дальше государство (этим должен заниматься Совет национальной безопасности) предлагает, а затем и утверждает стратегию национальной безопасности. То есть, порядок, а также привлекаемые силы и средства нейтрализации этих угроз.

Например, угрозы, которые возникают сейчас в связи с действиями вокруг Ирана, можно нейтрализовать дипломатическими, политическими и экономическими средствами. Дипломатические средства подразумевают задействование всего международно-правового механизма, прежде всего Совбеза ООН. Нужно настаивать на том, что американцы и Израиль угрожают суверенному государству, угрожают международному миру, угрожают России. Так можно долго их долбить, выносить на Генеральную ассамблею ООН, на региональные международные организации и т.д. Армия здесь – всего та лишь сила, на которую опираются.

Политический способ устранения угрозы – Китай уже готов и пошел нам на встречу по вопросам Сирии. Кроме него к процессу нужно подключать Индию, Германию, другие страны. То есть, создавать политическую коалицию против войны.

Экономические средства. Сегодня создаются санкции против Ирана для того, чтобы взорвать ситуацию изнутри, и мы отчасти это поддерживаем. Однако нужно наоборот делать все, чтобы санкции не состоялись, чтобы Иран не был загнан во взрывоопасную ситуацию.

Сегодня мы отказались поставлять Ирану оборонительное оружие, те же С-300. Почему? Нет никаких запрещающих норм. Два суверенных государства договариваются между собой, не нарушая международные нормы. Однако мы почему-то слушаем Вашингтон. Кстати, это наша обязанность как члена Совбеза ООН – помочь Ирану в создании индивидуальной или коллективной обороны.

В общем, если мы используем весь набор этих средств, нам не придется задействовать армию. Но мы сейчас этого не делаем. И если, не дай Бог, война разразится и перекинется на наш Северный Кавказ, вооруженные силы придется задействовать. Возвращаясь к вопросу, какая армия нам нужна. Прежде всего, выявляются основные задачи для вооруженных сил на текущий момент. Они исследуются, и уже на основании этого исследования министерство обороны, военная наука и другие силовые ведомства предлагают тот облик и состав вооруженных сил, который нужен для решения этих задач.

Например, высшим руководством поставлена задача, чтобы ни один самолет, военный или гражданский, не смог бесконтрольно пересечь границы нашего воздушного пространства. В этом случае у нас один вариант развертывания радиолокационного поля и средств воздействия. Тогда военные делают расчеты и говорят, что такой вариант обойдется во столько-то триллионов рублей — чтобы мы могли в любой точке нашего пространства обнаружить любой одиночный самолет, опознать его, остановить, сбить и т.п. Если же поставлена задача защиты от массированного воздушного вторжения, то это уже другой расклад. Только так мы и можем определить, какая армия и флот нам требуются. А под угрозы, которые могут возникнуть внезапно, или которые сегодня только формируются, в армии нужно иметь мобилизационный ресурс, резервы и т.д.

Уважаемый Леонид Григорьевич! Как Вы считаете, почему правящий режим поставил на пост министра обороны коммерсанта средней руки, ничего не понимающего в ОБОРОНЕ?

Потому что этот режим более всего боится нашей армии. Ведь армия у нас народная, а народ эту власть не приемлет и может завестись на революцию, бунт, и так далее.

Почему сняли с боевого дежурства красу и гордость, наводящую ужас на американцев — БЖРК «МОЛОДЕЦ» и затем уничтожили?

Американцы, наверное, попросили или припугнули чем-то. Но здесь другой вопрос. Ракеты этого комплекса изготавливались на Украине. Конечно, они устаревали и их надо было снимать.

Вообще это тяжелая многоголовая ракета, и скажем прямо, она была в некоторой степени опасна и для нашей территории. Но были нормальные предложения, например, положить на эту платформу «Тополь-М». И это было довольно интересной идеей. Ведь мобильный комплекс «Тополь» базируется на автомобильном шасси. Он хороший, но прошлым летом я застал на Алтае ситуацию, когда там перегородили все дороги, три кольца оцепления, ГИБДД и все остальные. И одна установка «Тополь» медленно-медленно ползет по дороге. У меня возникла мысль, а не опасно ли держать на колесах такой комплекс с ядерной боеголовкой, чтобы он разъезжал по нашей территории. Он не слишком-то устойчивый во время движения, может опрокинуться. И он очень уязвим. Пока мы стояли в пробке, я размышлял, а если из какой-нибудь машины выйдет снайпер с хорошей винтовкой и пульнет. Достанет или нет? Достанет. А вот поставить на железнодорожную базу с бронированными вагонами было бы безопаснее.

Я говорил с главным конструктором «Тополя» на эту тему. Но надежды мало, мы же все разрушили сейчас, поэтому сможем ли мы это воплотить, сказать трудно.

Почему сокращают спецназ ГРУ?

Потому что это самые боеспособные подразделения. У нас всё самое боеспособное и неприятное для натовцев сокращается. Спецназ ГРУ – лучшие в мире подразделения. Никакие американские «котики» или «береты» с ними не сравнятся. Наши ребята на голову выше. Если не ошибаюсь, в прошлом году проводились соревнования ветеранов спецназа, и наш Вымпел уверенно занял первое место. Это не спецназ ГРУ, но из той же серии. Но власть своей армии боится больше, чем натовцев – их спокойно приглашают, а наших сокращают.

Почему на 4 российских флота, всего ОДИН авианесущий крейсер? Почему СДАЛИ почти все наши базы за рубежом (Камрань, Куба и.т.д.)?

По той же причине мы сдали сначала всю Россию и нам навязали прозападную власть, которая подчиняется если и не Обаме, то Рокфеллерам и Ротшильдам точно. Поэтому приказали, вот и все.

И вообще, как Вы считаете, когда США «доберутся» до России? А может это будет Китай?

Может быть и Китай. Мне, например, становится страшно от того, что творится сегодня на нашем Дальнем Востоке и в Сибири. Вот представьте, что от Енисея и до Камчатки включительно, на таком огромнейшем пространстве, богатом всевозможными ресурсами, всего 7 млн человек. При нынешнем-то дефиците всего на свете неужели это будет вечно за нами числиться?

Есть в Интернете фотография, на которой Обама целуется с Ху Цзиньтао. Будущие расы мира. Представьте, что они договариваются в том ключе, что вы нам, например, отдайте Ближний Восток, а сами забирайте Россию до Урала. Завтра же китайцы двинутся туда плотными колоннами, а у нас там всего одна общевойсковая бригада, слегка прикрытая ПВО, на 3 тысячи километров границы. Как и где китайцам ее найти, спрашивается.

Наш выдающийся актер и мой хороший знакомый Саша Михайлов, родом из тех мест. В 2010 году побывал там у брата и вдруг звонит мне – Леонид Григорьевич, надо встретиться, потому что я вообще не пойму что-то ничего. Встречаемся, он рассказывает. Едем, говорит, с братом вдоль границы. Остановились в одном месте, посидели. Смотрю, говорит, солдат на вышке. Минут проходи, тридцать минут, а он даже не шелохнется. Надо же, говорю брату, какие ребята дисциплинированные. А брат отвечает, да что ты, это же муляжи. Вот чем охраняем свои границы.

67 лет после войны. Почему не рассекречен и не опубликован до сих пор «план обороны Советского Союза». Если рассекречен, назовите источник. Прошу не повторять ответ на этот вопрос генерал-полковника Горькова. Интересует сам план. Если его не было, то о какой обороне может идти речь?

Этот план был разработан и утвержден после доклада маршалом Тимошенко и Жуковым Сталину. О нем писал и Штеменко, и Жуков, и различные исследователи, прежде всего военные. Содержание самого плана опубликовано. Но карту с огромным числом приложений нужно издавать совершенно в другом формате. Она не является секретной, но этим нужно заниматься.

Сегодня впервые за историю России как государства у нас нет плана применения вооруженных сил. Квашнин все обещал, но по-моему так и нет.

Почему нет свободного доступа к архивам ВОВ? Архивы Генштаба и ГРУ закрыты полностью. Почему?

Нет, это не так. Я сам с этими архивами работал, находясь на службе. И не только потому, что у меня был соответствующий допуск, это только несколько облегчало работу. Но доступ открыт. Другое дело, что отдельные сферы, тем более деятельность разведки, конечно, закрыты. В основном по этическим причинам. Что значит вдруг открыть, что кто-то со стороны немцев или поляков сотрудничал с нами? Мы видели даже на примере Прибалтики. В советский период ветеранов-разведчиков награждали и чествовали, но вот власть поменялась и все, их уже судят как преступников. Поэтому не только у нас, это вообще в разведке традиция – не раскрывать свою агентуру. Есть какие-то вещи, которые составляют государственную или военную тайну.

В нынешней России активно раскрываются и распродаются архивы, которые дискредитируют Сталина и Советский Союз. А все, что как-то обеляет СССР или возвеличивает его руководство, таким спросом не пользуется. Получается фальсификация. С подачи наших либералов, многие из которых ни одного исторического документа в руках не держали, идет полное охаивание советского периода. Так они легитимизируют самих себя. Дескать, мы пришли, потому что все было плохо.

В 90х вообще сумасшествие творилось, архивами открыто торговали. Из американцев просто очередь стояла, под любым предлогом, но лишь бы залезть. Кто-то якобы летчиков разыскивает, которые погибли или были пленены во время корейской войны, с чем я, например, сталкивался. А как залезут, так и пошли, и вот уже им спецотдел ОГПУ нужен, и об Аненербе, и об экспедициях в Тибет. Материалы распродавали очень активно, даже генералы. Как объяснял мне один из них – все, холодная война закончилась. Нам приходилось даже вывозить машинами и прятать архивы, чтобы хоть что-то сохранить.

Уважаемый Леонид Григорьевич! Сейчас призывной армии активно противопоставляется идея контрактной армии. Но ведь контрактником может стать только человек, отслуживший срочную службу. Получается, чем меньше будет срочников, тем меньше в будущем получим контрактников. Замкнутый круг. Есть ощущение, что нас снова обманывают. Логичнее было бы отменить призыв и изменить условия для заключения военного контракта. А в техникумах и вузах снова ввести военное дело и получим военных специалистов во всех отраслях. У человека будет мотивированный выбор профессии, учитывая новые зарплаты в армии. Как вы считаете?

Спасибо Вам, Марфа, за вашу позицию! Если бы на месте Сердюкова или даже Медведева были вы, пользы было бы для страны значительно больше, я серьезно говорю. Действительно, ведь характер военной службы складывается не из решений отдельных лиц — это опыт, историческая традиция. Эти чудаки, которые ни дня в армии не служили, которые не знают даже, что такое противогаз, но целыми днями пляшут на телеэкране и говорят про армию, они просто не понимают, что какой может быть контрактник, если не прослужил срочную.

Смешанный принцип комплектования сложился в России исторически. Может меняться соотношение – сегодня, например, мирное время, усложняется техника и больше людей остается на контрактной службе. То же, что и было в советское время. Офицер – разве не контрактник? Правда, контракт был на 25 лет. А из лучших солдат и сержантов были сверхсрочно служащие. Я занимался сам этим, командуя и ротой, и полком — мы лучших уговаривали. Квартиры предоставляли. И они оставались на сверхсрочную, подписывали один контракт, и служили 25 лет или больше. Некоторые служили до седых висков. Повышался их статус, все-таки прапорщики и мичманы ближе к офицерам. Они получали каждый год за выслугу и были почти на положении офицеров. Это были лучшие специалисты. Когда я был командиром танка, у меня механик-водитель знал машину до винтика. И господа Сердюков и Макаров этот институт уничтожили, а теперь заманивают. Глупость. Контрактники не смогли заменить прапорщиков. И призывать их не из кого, и руководить ими некому.

Как Вы думаете, почему в школах не преподают НВП и в СМИ отсутствует информация по ГО?

Не хотят, чтобы Россия была сильной. Шутов день и ночь они могут показывать по телевизору. Преподавать – так мы видим, что Фурсенко предложил. Я сегодня работаю в основном со студентами, и, честно говоря, мне стыдно за наших ребят. Девочки таких не любят. Нет никакой задиристости, нет физической силы, нет умения защитить. А военная подготовка все это дает и воспитывает мужчину. У человека, который научился владеть оружием, совершенно другой психологический портрет.

Имея столько регалий, почему вы допустили роспуск института подготовки военных кадров?! Почему кадетки отданы на откуп Минобразу, который из них сделал пристанище для всякого военного сброда?
Почему ваше ведомство, в котором вы заполучили столько регалий и почестей, довело для наших сыновей служение в армии до беспредела? Кого и от кого защищает нынешняя армия?

Я много упреков получал и получаю, почему мы в 91м году не защитили страну и сегодня допускаем такое. Спрашивать с меня за всю страну бессмысленно. Я могу те же вопросы развернуть в вашу сторону. Все мы где-то повинны в этом. Но могу сказать, что все подразделения, которыми я руководил, в том числе и в Управлении, были лучшими.

В пятницу, например, в Госдуме, в комитете по международным делам, шли слушания по иранской проблеме, по возможным угрозам. Со мной было еще трое из моего бывшего Главного Управления, и мы дрались там до последнего, после чего Валентина Владимировна Терешкова меня даже в щечку поцеловала. Мы позиции не меняли, но у каждого есть свои функции, и начальник Главного управления международного военного сотрудничества (моя последняя должность) за все отвечать не может.

Где могли, там держали. Безудержный развал армии начался тогда, когда убрали маршала Сергеева, меня и вообще всех профессионалов изгнали. Пришел с выпяченной губой Иванов Сергей, министр обороны, который даже солдатом не служил, а потом и Сердюков.

Что я могу сегодня сделать – насколько хватает моих возможностей, я дерусь. Но позиция, что вы должны были что-то сделать, а я буду сидеть и смотреть на это по телевизору – вообще-то преступная позиция. А должна быть гражданской.

Кого сейчас из военных можно назвать «героем нашего времени? Куда подевались порядочные офицеры?

Есть герои, поверьте! Если бы не подвижническое служение офицеров, ребят-контрактников, армия бы давно разбежалась. А поступок майора Солнечникова – это разве не героизм? А ребята в боевых операциях, в Чечне и других точках?

Другое дело, что у нас сегодня герои – не люди подвига, а люди от шоу. Идет преображение самого типа нашего человека – мужественного, сильного, честного, справедливого – в потребителя. Деморализованного человека, чье счастье заключается в купании в деньгах, в куршавелях и ночных клубах, легко купить.

Нашим культурно-цивилизационным кодом является совесть. Вся модель поведения строится от совести. И сегодня эту совесть убивают.

Где служат ваши внуки? (если таковые имеются и подросли)

У меня одна внучка. Она с медалью окончила школу, с отличием Московский лингвистический университет и теперь успешно работает.

За что убили Рохлина?

Понятно, за что – он угрожал самой власти. Тогда сложилась удобная для военного переворота ситуация, когда Рохлин был председателем комитета по обороне в Госдуме, генерал Лебедь секретарем Совета обороны, а Родионов Игорь Николаевич – министром обороны. Власть это напугало. Поэтому Рохлина убили, Лебедя сняли, а в мае 97го сняли и Игоря Николаевича Родионова.

Может ли быть в России военный переворот?

Военный переворот делают не отставники, а те, кто стоит у военной власти и имеет в своем подчинении войска. И когда Квачкова, других коллег, а порою и меня самого обвиняют в подготовке военного переворота, я всегда укоряю в ответ в абсолютной безграмотности. Но сегодня можете спать спокойно – ни Макаров, ни Сердюков переворота не сделают.

Почему и зачем Вы отказались от борьбы за президентское кресло?

Почему Вы не обратились в Верховный Суд с иском о признании неправильным Вашего отстранения от президентских выборов?

Мы не отказывались. Просто у этой власти на все есть подленькие приемчики. Когда мы подали уведомление о выдвижении меня моими товарищами в президенты, с нами был грамотный юрист. Мы привезли туда это уведомление и стали консультироваться, можем ли мы 10 декабря проводить или в другой день – ведь мы же не Прохоров, не можем снять на неделю зал. У нас приняли заявление и пообещали, что завтра сообщат. На следующий день позвонили и сказали, что можно проводить 10 числа, но пришлите электронное уведомление о дате. Мы всё прислали. Нас консультировало пять человек из избиркома, приехали на собрание, оказывали помощь. И до 16го все шло хорошо. У нас приняли документы, проверяли, сам господин Чуров выходил. Все было вполне благожелательно. 16го я еще раз туда позвонил и спросил, есть ли какие проблемы. На что ответили, что никаких проблем нет, ведь у нас все проверили.

А потом вдруг получаю сигнал от честных людей – а там довольно много честных людей работает, в том числе и военные – что началась какая-то суета, что наши документы срочно затребовали и закрылись с ними. Через четыре часа мне сообщили, что скорее всего меня снимут за экстремистские высказывания. Я стал было прорабатывать, что я такого мог сказать. Но утром нам отказали за несвоевременно поданные документы. Когда рассказывали об этом в Верховном суде, судья смеялась. Законодательно не утверждено, каким образом уведомлять о дате срока, а мы все сделали, как нам говорили в избиркоме. Но после перерыва позиция судьи резко изменилась.

Меня после этого уже спрашивали, почему я не подаю дальше в суды, но чем наши суды лучше нашего ЦИКа?

Уважаемый Леонид Григорьевич! Почему бы Вам не создать политическую, истинно Патриотическую партию?

Сейчас мои коллеги, и прежде всего военные, давят на меня, что нужна партия, ядро которой будут составлять честные люди в погонах. Но я сейчас изучаю возможности – ведь сейчас для создания партии нужно всего 500 человек. Есть ли шанс у такой партии состояться, ведь на патриотическом поле будет множество других игроков. Окончательное решение мы примем на следующей неделе.

Будете ли вы дальше заниматься политической деятельностью и, если «да», то как вы себя видите в политической жизни?

Когда меня называют политиком, я отвечаю, что никогда профессионально политикой не занимался. Я служу своему Отечеству и своему народу. Там, где у меня есть возможность принести пользу, я буду делать это постоянно. Политика ли это или служение.

Намерены ли Вы в 2018 году выставлять свою кандидатуру на президентских выборах или (в силу возраста) будете поддерживать на этих выборах другую (какую?) политическую фигуру?

Я считаю, что моя задача сейчас – подготовка более молодых и более динамичных людей в президенты, которые разделяют наши взгляды, честны и готовы отдать себя служению Отечеству. Я буду всячески их готовить, передавать весь опыт и знания, какие имею. Такие люди, конечно, есть.

Я всегда говорю молодежи – действуйте смелее, активнее. Вам жить в будущей России. Мы будем рады, если вы нам потом старость спокойную обеспечите. Буду счастлив, если вы исправите наши ошибки, отомстите за наше унижение и накажите этих растлителей России.

Каковы основные тезисы Вашей президентской программы?

То, что выше – это и есть основные тезисы.

Уважаемый Леонид Григорьевич! Каким Вам представляется выход из создавшегося положения в стране ради её возрождения и процветания?

Во первых, эту продажную и воровскую власть нужно менять. Она должна не просто уйти – она должна понести наказание. Нужны трезвые и здравые люди с государственной державной позицией.

Второе – нужно найти идею, проекты возрождения России, которые бы всколыхнули бы в этот процесс все население. Один человек ничего сегодня не сделает. В этом плане нужно опираться сегодня на науку во всех отраслях – только мощный научный анализ, прогноз и планирование. А во власти должны быть волевые и решительные профессионалы – вот условия выхода из нашего системного кризиса.

Если бы президентом стали Вы, то кто был бы в правительстве?

По фамилиям не буду называть. Я считаю, что вся государственная система должна быть совершенно иной, нежели сейчас. То, что продекларировано в 3й статье Конституции – единственным источником власти является народ, и народ осуществляет свои властные полномочия как непосредственно, так и через систему госорганов – это должно быть реализовано. А значит, в основе должна быть не партийная система, а система коллективных органов. Прообраз Советов, когда люди собираются и выбирают тех, кого они знают. Я уверен, что тогда во властные коридоры не попадет ни пьяница, ни жулик. И из этих, лучших на местах, выдвигаются уже в районы, регионы и так далее. Сами люди отбирают наиболее достойных.

И если говорить о правительстве, то лучший из профессионалов, лучший из организаторов в своей отрасли – вот кто должен быть во главе, а не так, как это происходит в нашем правительстве, когда министрами и вице-премьерами становятся те, кто ничего не умеет и не знает. Такой отбор – честные и грамотные профессионалы, способные организовать деятельность целой отрасли. Из таких в нынешнем правительстве разве что Шойгу. А так всякая шушера, которая обеспечивает интересы крупного бизнеса и властных структур.

Какую страну Вы считаете самой пригодной для жизни простого человека в настоящее время?

Моей дочери очень понравилась в этом отношении Швейцария. Я там тоже часто бывал по служебным делам. Мне нравится, что там существует настоящая демократия. Вот решает власть или какой-нибудь бизнесмен, что надо построить предприятие или какой-нибудь мост, например – в кантоне проводится референдум. Люди не всегда сходятся в едином мнении, они спорят, но в итоге именно они решают, быть этому или не быть. Наверное, именно поэтому они живут хорошо, уютно, раскрепощенно.

Швейцария не вступает ни в какое НАТО, очень серьезно относится к своей обороне и безопасности. Там интересно побывать и посмотреть даже с этой точки зрения. Эта страна удерживает свою независимость, делает все, что населению жилось хорошо, и следит за тем, чтобы именно граждане принимали стратегически важные решения и для конфедерации в целом, и для отдельного и для конфедерации в целом, и для отдельного кантона.

В заключение один пример. Праздновалось двести лет перехода Суворова через Альпы. Суворов – наш великий человек, генералиссимус. В России прошло две скучненьких конференции – одна в Военной академии, другая в историко-архивном отделе. А в это время Швейцария приглашает нашу делегацию во главе с министром обороны (правда, Путин его туда не пустил). И Швейцария празднует словно свой величайший праздник. И когда мы, российские военные, Владыка Питирим и остальная делегация сидели у Сен-Готарда, так называемого Чертового моста, меня попросили записать свои впечатления в книгу посетителей. Я написал вот что:

На Сен-Готард издалека
Принёс венец он ратной славы
И дерзость русского штыка,
И дух мятежно величавый.

И слава эта двести лет
Не увядает и не чахнет
Суворова на скалах след.
В швейцарских Альпах Русью пахнет.

Сей подвиг Небом освящен.
Не знает мир других примеров.
Швейцария, земной поклон
Тебе от русских офицеров.

Продолжение следует…