http://www.funkybird.ru/policymaker

Новая война в Африке грозит поссорить великие державы

Армии двух Суданов ведут бои

Судан и Южный Судан оказались на пороге полномасштабной войны. Входившие до июля прошлого года в единое государство, они не могут поделить богатейшие нефтяные месторождения.

Несмотря на призывы ООН, южные и северные суданцы решают спор силой — их армии ведут кровопролитные бои друг с другом с сотнями убитых. Парламент Судана провозгласил юг вражеским государством и потребовал направить все силы на свержение его правительства. Конфликт, уже влияющий на мировой рынок нефти, может спровоцировать и раскол среди постоянных членов Совета Безопасности ООН: Южный Судан считается союзником США, а с Хартумом поддерживают тесные связи Россия и Китай, пишет газета «Коммерсант».

Армии двух Суданов ведут бои в окрестностях города Хеглига, где находятся богатейшие нефтяные месторождения. Этот район обеспечивает до 55% всей нефтедобычи северного Судана. Но соседи-южане не признают суверенитет Хартума над этой территорией. Их войска перешли границу и на удивление быстро захватили спорный район.

Считается, что армия севера лучше оснащена. Но она рассредоточена по разным «мятежным провинциям»: войска президента Омара Башира ведут боевые действия против вооруженных группировок и в Дарфуре, обширной области на границе с Чадом, и в двух штатах, прилегающих к Южному Судану, — Голубой Нил и Южный Кордофан. Некоторые повстанческое отряды выдвигают сепаратистские лозунги, некоторые — нет, но все они так или иначе связаны с Джубой, координируют с ней свои действия. Так что Хартум вынужден сражаться на нескольких фронтах, что и помешало своевременно мобилизовать силы, необходимые для того, чтобы защитить Хеглиг.

С 1956 по 2011 год Южный и северный Судан существовали в рамках единого государства. При этом сохранялось четкое разделение: на севере жили арабы-мусульмане, на юге — негроидные племена, исповедующие христианство либо традиционные африканские религии. Жертвами гражданской войны стали 2 млн человек. Она завершилась в 2005 году: согласно мирному договору, через шесть лет, в январе 2011-го, состоялся референдум о независимости Южного Судана. Почти 99% его участников высказались за отделение. Спустя полгода, 9 июля, было провозглашено новое государство — Южный Судан. На его территории оказались основные нефтяные месторождения (до распада Судан добывал 500 тыс. баррелей нефти в день, 75% из которых — на юге). Все существующие трубопроводы идут на север, в Порт-Судан. Хартум и Джуба не сумели договориться о цене транзита. В итоге юг прекратил экспорт энергоносителей, обе страны лишились миллиардов долларов потенциальных доходов. Этот «коммерческий спор» и стал одним из поводов к нынешнему военному конфликту.

Бывший полевой командир, а ныне президент Южного Судана Салва Киир занимает жесткую позицию. Когда генсек ООН Пан Ги Мун позвонил ему и попросил остановить наступление на Хеглиг, последовал дерзкий ответ: «Я не ваш подчиненный, чтобы исполнять ваши приказы». По мнению экспертов, подобное поведение господина Киира объясняется тем, что он уверен в незыблемой поддержке США, которые помогали южанам в их борьбе с «диктаторским режимом в Хартуме». Именно американцы считаются главными архитекторами независимости Южного Судана. Ходят упорные слухи, что на территории нового государства со временем появится военная база США — крупнейшая в Африке. И хотя Вашингтон и Лондон осудили захват Хеглига южносуданскими войсками, власти Джубы уверены: серьезного давления на них Запад оказывать не станет.

Американские компании лоббируют строительство нефтепровода, который соединит месторождения Южного Судана с кенийским портом Ламу на побережье Индийского океана. Соответствующее соглашение было подписано в январе. Реализация этого проекта ликвидирует зависимость Джубы от Хартума при транзите нефтепродуктов.

Некоторые эксперты полагают: перед началом военной кампании Салва Киир получил негласное одобрение США. Президент Судана Омар Башир долгое время был в глазах Вашингтона спонсором международного терроризма. И хотя в последнее время отношения несколько улучшились, США явно не считают режим в Хартуме дружественным. В 2009 году Международный суд в Гааге выдал ордер на арест господина Башира. Его обвиняют в военных преступлениях и геноциде в Дарфуре, где жертвами межэтнических столкновений, по данным гуманитарных организаций, стали сотни тысяч человек.

Едва ли США станут сильно возражать, если действия южносуданской армии дестабилизируют режим Омара Башира. А последствия могут быть именно такими. Особенно если Джуба реализует свои угрозы начать наступление на еще один богатый нефтью и тоже спорный район Абьей, расположенный в 100 км к западу от Хеглига.

По мнению собеседников «Ъ» в Хартуме, даже после освобождения Хеглига (а до этого пока далеко — южане отбили первую атаку северян на город) на восстановление поставок нефти из этого района уйдет не менее трех месяцев. Судан же и без того испытывает серьезные экономические трудности, в столице уже ощущаются перебои с бензином, растут цены. Все это усиливает позиции противников президента — и политическую оппозицию в Хартуме, и вооруженные группировки в «проблемных» штатах. Обострение кризиса в Судане грозит дальнейшим распадом этой страны, которая до отделения юга была самой крупной в Африке.

В этом не заинтересованы Пекин и Москва, традиционно поддерживавшие с Хартумом тесные связи (в случае с Китаем они подкрепляются и многомиллиардными контрактами). Если война между двумя Суданами продолжится, это грозит спровоцировать конфликт среди постоянных членов Совбеза ООН. РФ и Китай будут требовать от США повлиять на своих союзников в Джубе. Запад же недоволен тем, что Хартум использует в боях авиацию: бомбардировкам подверглись не только нефтепромыслы в Южном Судане, но и лагерь миротворцев ООН.