http://www.funkybird.ru/policymaker

Европейская Росси и российская Европа

Александра I встретили в Париже как освободителя Европы. Этот неизвестный многим момент прекрасно отражает общую судьбу России и Европы. Тем не менее, полвека железного занавеса и взаимного недоверия испортили эти отношения и до сих пор отравляют общее историческое наследие.

В солнечный день 31 марта 1814 года российский царь с большой помпой въехал в Париж. Александру I было, чем гордиться: с помощью своих союзников ему удалось поставить на колени непобедимого Наполеона. Удивительно, но город встретил его как освободителя. Царь находился в апогее славы, и все взгляды от Лондона до Вены были устремлены только на него. Как великий мечтатель, он уже представлял себе, что Европа будет навсегда свободна от безумств кровопролитной войны. В тот момент это дитя Просвещения, окруженного таинственным ореолом монарха, в большей степени интересовало благополучие народов, нежели восстановление монархий.

Этот образ российского царя-миротворца не получил сейчас достаточно мало известен. Тем не менее, о нем все же стоит напомнить по случаю двухсотлетия российской кампании Наполеона 1812 года: несколько историков воспользовались моментом, чтобы по-новому взглянуть на один из самых тяжелых моментов в европейской истории. Хотя все без исключения признают важность сражения на Березине, гораздо меньше людей осознают ключевую роль, которую сыграла Россия в послевоенном переустройстве Европы и мира.

Удар царской армии по наполеоновской империи обеспечил возвращение европейских наций. Александр хотел для них христианства и вечного мира. Разумеется, с его стороны это было наивным: ни один из его союзников не верил в такое будущее, и российский монарх оказался в меньшинстве уже на Венском конгрессе в 1815 году. Тем не менее, если бы не он, на что была бы похожа Европа в наши дни?

Еще одно немаловажное следствие: Наполеон оказался в ссылке, и у Великобритании не осталось серьезных конкурентов. Она сразу же бросилась на завоевание морей, сформировав за столетие сильнейшую в истории колониальную империю.

Хотя у нас и не любят об этом вспоминать, Россия освободила Европу и во второй раз, в 1945 году. Упоминал об этом и сам Сталин. Когда американский генерал поздравил его с тем, что он дошел до Берлина, тот спокойно ответил: «Царь Александр дошел до Парижа». Поговаривают, что Сталин любил пошутить, но была ли это действительно шутка, нам не известно.

Россия, которая освобождает или вторгается на территорию Европы, занимает двусмысленную позицию в европейском сознании. Еще в 1814 году здесь восхищались императором, но боялись казаков. «Потри русского и найдешь татарина», — говаривал Наполеон. Эта огромная евразийская нация по сей день вызывает страх и недоверие. Полвека железного занавеса сыграли в этом немалую роль. Как и фигура Владимира Путина, который воплощает в себе символ авторитарной власти. Тем не менее, история показывает, что общая судьба у Европы и России все же есть. Они многим обязаны друг другу.