http://www.funkybird.ru/policymaker

Нищета философии Кургиняна

По какому-то недоразумению в «лево-патриотической» среде г-н Кургинян слывет философом. Да не просто философом, а «величиной первично научного мира», в чьих «публикациях и работах выполняются критерии истинности гуманитарного познания» (так говорят его адепты).

Г-н Кургинян любит писать толстые книги и сниматься в видеороликах, писать коротко и ёмко — не его стихия. Поэтому искать материал с изложением его философских взглядов пришлось долго, и даже сторонники движения «Суть времени» ничем не смогли помочь. В итоге взял наугад отдельную главу из Манифеста движения «Суть времени» под названием «После капитализма» http://eot.su/manifest .

Называние главы — «Мы и наши предшественники». Материал требует, по-хорошему, детального рассмотрения по абзацам, но это будет длинно, поэтому — несколько сущностных моментов.

«Создавая «Коммунистический манифест», — говорит Кургинян, — Маркс анализировал буржуазию своего времени. Настало время для анализа совсем другой буржуазии. Буржуазии нашего времени».

На самом деле, конечно, работа называется «Манифест коммунистической партии», но мы не будем ставить в вину автору такие мелочи: артисту об этом знать не обязательно. Хотя философу, пишущему о марксизме — было бы не лишним. Этой фразой Кургинян ненавязчиво дает читателю понять, что для анализа буржуазии «нашего времени» Маркс негоден. Но, что именно из марксового анализа буржуазии неприменимо к буржуазии современной? Почему негоден?

А вот почему! «Капитал» Маркса, другие работы самого Маркса и его последователей фокусируют внимание на важнейшем факторе — факторе материального производства. Или, иначе говоря, законах той искусственной материальной среды, которую способен создать и развивать только человек». Т.е. Кургинян полагает, что в «Капитале» и других работах Маркс исследует законы материального производства, т.е. законы, присущие производству на определенной стадии технологического развития общества.

Это не верно. Это примитивное, вульгарное понимание вопроса. На самом деле, из-под пера Маркса и его последователей вышли фундаментальные труды по философии, политэкономии, истории, психологии, педагогике и другим дисциплинам, и странно, что Кургинян об этом не знает. Непосредственно же «Капитал» посвящен анализу капитализма, т.е. определенных ОБЩЕСТВЕННЫХ отношений, складывающихся на базе определенного уровня развития промышленности (на языке Маркса — производительных сил).

Полное название работы — «Капитал. Критика политической экономии». Она содержит также критику тогдашних взглядов теоретиков-экономистов и имеет большое философское значение.

Идем далее: «Маркс, пишет Кургинян, — не хотел признавать систему общественных регуляторов (в его терминологии — надстройку) отдельным фактором, хоть отчасти автономным от искусственной материальной среды (в его терминологии — базиса)».

Теперь дадим слово марксизму, но не самому Марксу, а Энгельсу: «согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу. Экономическое положение — это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественно форму ее различные моменты надстройки» (Энгельс Ф. Письмо Й. Блоху).

И? Кургинян врет, или он на самом деле не владеет предметом, о котором пишет?

Марксизм как он есть, а не как его нам преподносит Кургинян, говорит следующее: 1) производство возможно только в обществе, и потому отделить производство от общественной жизни невозможно; 2) в жизни общества производственные отношения, то есть отношения между людьми в экономической сфере, являются детерминирующими, определяющими характер всех иных отношений; 3) этот детерминизм не является абсолютным, надстройка имеет относительную самостоятельность и может оказывать влияние на базис.

Перейдем теперь к следующему «предшественнику» Кургиняна — М. Веберу. «Вебер убеждал сторонников Маркса рассмотреть в качестве другого независимого фактора — общество. То есть не материальную, а социальную среду — столь же искусственную, как и материальная среда, создаваемая человеком. И имеющую свои законы, как создаваемые человеком, так и властвующие над человеком… Человек создает общество как систему регуляторов… История есть смена типа регуляторов. А значит, и типа общества. Искусственную материальную среду создает и контролирует не отдельный человек. Ее создает и контролирует организованное в сообщества (то есть общества) человечество».

Иными словами, есть некое общество, социальная среда, создаваемая человеком и действующая по своим уникальным законам. Эта социальная среда («общество») создает искусственную материальную среду (экономическую систему).

Заметили противоречие? Если в первой части цитаты Кургинян говорит о двух независимых факторах — экономике и «обществе», то в конце он ставит экономику в зависимость от «общества», от «системы регуляторов», созданной людьми. На самом деле у Вебера такого противоречия нет, ибо Вебер никогда не считал экономику самостоятельной сферой. Он полагал, что та или иная экономическая система обусловлена определенным уровнем развития культуры. Так, в своем труде «Протестантская этика и дух капитализма» он пытался доказать, что капитализм рождается и развивается изначально на основе религиозных идей Реформации и протестантской этики с ее отношением к труду, предпринимательству, накоплению и т.п. Иными словами, развитие науки, техники и производства, хотя и с оговорками, но все же не признается Вебером за причину возникновения капитализма. А признается некая идеальная сущность в виде религии/культуры, которая, развиваясь по своим, внутренне присущим ей, законам, влияет на развитие всех сфер общественной жизни и на определенном этапе рождает капитализм. Это идеалистическая модель в чистом виде, диаметрально противоположная марксистской концепции общества.

«Насущно необходим, — убежден Кургинян, — синтез Маркса и Вебера. Аналитика искусственной среды, создаваемой и развиваемой человеком, должна быть не отменена, а дополнена аналитикой социальной среды, определяемой системой регуляторов».

Есть две независимые сферы — техническая сфера материального производства и социальная сфера. Обе созданы человеком, но действуют, по разным законам. Первую сферу описывает марксизм, вторую — теория Вебера. Соединение двух этих концепций — научная необходимость, без которой невозможно понять «буржуазию нашего времени».

Каким же образом предлагается соединять Карла Генриховича Маркса и Максимилиана Карловича Вебера? Как соединить материализм с идеализмом? Как соединить теорию, объясняющую появление капитализма, а следовательно, и протестантизма как общественного явления, развитием производства, с теорией прямо противоположной, объясняющую это появлением развитием религии? Как соединить несоединимое?

А очень просто! Чтобы соединить несоединимое, нужно сначала разделить неразделимое! Ведь уже само по себе отделение производства от общества нелепо, ибо производство может существовать только в обществе. Производство — это уже общество, часть его. Ни одно общество не может существовать без производства, и никакое производство не может существовать вне общества. И отношения в сфере производства — это часть именно общественных отношений. Ни Маркс, ни Вебер подобного нелепого разделения не допускали. Г-н Кургинян же допускает, при этом искажая и Маркса, и Вебера.

А вслед за ними он искажает еще и Фромма, которого объявляет третьим из своих крупных предшественников. «Человек, подчиненный законам материальной среды и социальным законам, — гласит «Манифест» — подчинен еще и закономерностям культурно-антропологического характера. Эти закономерности достаточно подробно рассмотрел один из величайших психоаналитиков и философов ХХ века Эрих Фромм».

То есть, существует еще как минимум одна сфера жизни — сам человек как автономный фактор. И снова «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!» На самом деле Эрих Зелигманнович Фромм в своей работе «Бегство от свободы» писал: «дружелюбие или враждебность и разрушительность, жажда власти и стремление к подчинению, отчужденность, тенденция к самовозвеличению, скупость, тяга к чувственным наслаждениям или страх перед ними — все эти и многие другие стремления и страхи, которые можно обнаружить в человеке, развиваются как реакции на определенные условия жизни… Ни одна из таких склонностей не является изначально присущей человеку… Образ жизни, обусловленный особенностям экономической системы, превращается в основополагающий фактор, определяющий характер человека, ибо властная потребность самосохранения вынуждает его принять условия, в которых ему приходится жить».

То есть Фромм вовсе не рассматривает человека с его сознанием как некий автономный фактор, а считает сознание детерминированным со стороны общества на 100%.

Соединяя по своему разумению Маркса, Фромма и Вебера Кургинян на деле отбрасывает первых двух и оставляет лишь некую инкарнацию учения Вебера. Определяющим фактором для развития общества и всех его частей для Кургиняна является идея, «парадигма развития», которая незримо присутствует в обществах и реализуется в определенном экономическом и социальном устройствах. У Запада — своя парадигма. У Азии — вообще никакой, поэтому она заимствует «парадигму» Запада. А у России — своя особенная «парадигма», отличная от Запада (подробнее об этом — в главе Манифеста под названием «Модерн — и историческая Россия»).

Откуда берутся «парадигмы»? А ниоткуда. Они изначально существуют в мире и развиваются по законам, независимым от общества. А откуда же этим «парадигмам» еще взяться, если они не имеют истоков ни в экономике, ни в обществе, ни в человеке? Саморазвивающаяся идея, Абсолютный дух — иначе никак.

Руки чешутся еще много чего написать — и о других «предшественниках» Кургиняна, и о его борьбе с монизмом, и об искажениях взглядов Эйнштейна и Фрейда и о «сложном отношении Маркса к России» и др. Но «нельзя объять необъятное», тем более в рамках небольшой статьи. Поэтому — к выводам.

Первое. Кургинян до неузнаваемости искажает взгляды своих «предшественников», и прежде всего — марксизм. Совсем отбросить марксизм он не может — это сразу лишило бы его всякой возможности называть себя левым. Поэтому он его искажает. Делает ли он это сознательно или вправду понимает марксизм до крайности примитивно и вульгарно — каждый может судить по своему вкусу.

Второе. Мировоззрение Кургиняна — вариация на тему философского плюрализма, согласно которому существует несколько или множество независимых и несводимых друг к другу начал. Это философские заблуждения глубокой старины, по сути отрицающие само существование философии как науки. Ведь если нет единых законов бытия и мышления — как может существовать изучающая их наука?

Третье. Философские взгляды Кургиняна внутренне противоречивы, ибо, декларируя плюрализм, на деле он выводит развитие всех сфер общества из некой идеи, «парадигмы». Это идеализм в самом незамутненном его виде, но это, собственно говоря, не является нашей претензией к режиссеру и актеру. Хотите верить в бога или Абсолютный дух — вольному воля. Только называйте, будьте добры, эту веру тем именем, которое дала её мировая философская наука — идеализмом. И не упоминайте имя Маркса всуе.

Четвертое. Самое важное. Для чего Кургинян делит неразделимое? Для того, чтобы затем соединить несоединимое. Искусственное разделение общества на отдельные якобы автономные сферы дает огромную возможность для теоретических спекуляций и практических колебаний относительно «генеральной линии».

Ведь если экономика, культура и общество автономны друг от друга, то можно классовую борьбу подменять борьбой с Америкой, и при этом называть себя левым. Можно одновременно организовывать прокремлевские массовки и объявлять себя борцом с проводимой Кремлем «десталинизацией». Можно полностью отбросить идеологическую основу Советского союза и при этом восхвалять его материальные и политические достижения и объявлять себя его преемником.

И можно, самое главное, не касаясь основ капиталистической системы, пропагандировать строительство СССР 2.0 и возрождение советской культуры.