http://www.funkybird.ru/policymaker

Илья Мильштейн: кто разваливает Россию?

В самом деле, как тут не вспомнить Столыпина. Посмотрел телевизор — и вспомнил. А тот Столыпин, как бы заглядывая в ХХI век из своего прекрасного далека, еще когда прозорливо заметил: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

И губернатор Астраханской области Александр Жилкин заносит эти бессмертные слова на скрижали своего блога.

Это очень веский аргумент в споре: Столыпин против Навального и Ксении Собчак. Столыпин против Олега Шеина. Столыпин за Жилкина и Столярова, чья победа на мэрских выборах в Астрахани уже зафиксирована официально и «перевыборов не будет», утверждает губернатор в том же своем ЖЖ. Это блистательный полемический ход.

Жаль только, что он вспомнил про знаменитого премьер-министра и лучший из его охранительных афоризмов только теперь. Спустя месяц после того как Олег Шеин объявил голодовку, а «честные выборы» по-астрахански обернулись всероссийским скандалом и массовыми демонстрациями протеста. Если бы Жилкин вспомнил про Столыпина чуть пораньше, это выглядело бы еще убедительней.

Впрочем, в этом его вчерашнем кратком посте вообще немало сильных, запоминающихся фраз. Про «максимально агрессивное, вызывающее поведение, провокации» понаехавших москвичей «по отношению к местному населению и сотрудникам полиции». Про «вытоптанные газоны, поломанные фонари» и оскверненный «памятник павшим красногвардейцам», который чуть не уничтожили белоленточники. Ну и под конец мягко так, сокрушенно, с едва различимой угрозой: «Ущерб-то мы выставим, конечно, организаторам. И субботник проведем 21 апреля и все восстановим. Но осадок у астраханцев остался». И тут очень к месту цитата из Столыпина.

Собственно, так и надо отвечать всяким там несогласным и оппозиционно настроенным. Мухлеж на парламентских выборах? «Уралвагонзавод» говорит свое решительное «нет» клоунам с Болотной площади! Бандерлоги призывают голосовать против Путина? «Умремте ж под Москвой!», то есть третий срок неминуем, и хоть кровью умойтесь. Опять мухлеж на выборах, теперь городских? Это как же надо Родину не любить и желать ей великих потрясений, чтобы требовать перевыборов в Астрахани.

Так и отвечают. И Чуров, который готов до утра смотреть с голодающим Шеиным записи с астраханских участков, тоже по-своему вступается за великую Россию. Потому что согласиться с правотой оппонента, отменить признанные Жилкиным результаты выборов — это такое потрясение, которого страна просто не выдержит, распадется.

Но если заглянуть в прошлое, то обнаруживается вот какой прискорбный парадокс. Неповоротливая, лживая, жестокая, слабая власть плодит великие потрясения с той же эффективностью, что и самые отмороженные деятели революционного движения. Напротив, те, кто во всех этих российских катавасиях выступал в качестве третьей силы, приглашая царя к диалогу с отечеством или, как сейчас, призывая начальство к расследованию совсем уж гнусных махинаций на избирательных участках, скорее мечтали о великой России, нежели о бунтах. Разрушала державу власть, на радость сторонникам беспощадного и бессмысленного, разгоняя, к примеру, Думу или превращая ее в место не для дискуссий. А разные там кадеты и другие западники казались радикалами только самым замшелым консерваторам.

Беда в том, что сто лет спустя это надо объяснять с той же дотошностью и безнадежностью, как и во времена Столыпина, у которого были свои печали: глупый царь и черносотенная массовка в роли покровителя и единомышленников. Однако о великой России, преодолевающей великие потрясения, Петр Аркадьевич, подобно Милюкову, тоже мечтал совершенно искренне — на свой, столыпинский лад. Совместить его Россию с нынешней невозможно, все другое кроме начальственной тупости, но и эта тупость иного, современного свойства, с опорой, к примеру, на ЦИК — слово, ужасавшее монархистов. А также на цитату из Столыпина — самую замусоленную из всех, но и самую убедительную. Сказал, выслушал аплодисменты, раскланялся и пошел дальше разваливать страну.