http://www.funkybird.ru/policymaker

Израиль-страны Центральной Азии: два десятилетия диалога

В эти дни отмечается двадцатилетие установления дипломатических отношений между Израилем и государствами Центральной Азии, получившими независимость после развала Советского Союза.

Для Израиля установление отношений с этими странами имело колоссальное значение. Дело в том, что на рубеже последнего десятилетия ХХ века Израиль имел дипломатические отношения лишь с двумя странами с доминирующим мусульманским населением – Турцией и Египтом. Произошедший в это время коллапс СССР и образование новых независимых государств вывели на арену мировой истории страны с мусульманским населением. 5 из них – Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан – находятся в Центральной Азии. Для Израиля с его обостренным вниманием к установлению отношений и завязыванию контактов со странами исламского мира, ибо страна волею исторических судеб расположена как раз в его центре, это стало редким шансом для дипломатического прорыва. Все страны центральноазиатского региона уже в течение начального периода своего независимого развития, то есть в 1992-1993 гг., установили с Израилем дипломатические отношения и приступили к налаживанию двустороннего диалога, который к настоящему времени обладает разной степенью интенсивности.

Внимание Израиля к региону Центральной Азии диктуется и другими важными обстоятельствами. Разумеется, налаживание связей с вышеперечисленными странами помогло Израилю наращивать и укреплять свое влияние в исламском мире в целом, и в своем ближневосточном регионе – в частности. Учитывая по-прежнему слабое влияние Израиля в мире ислама, для него насущно важно наладить крепкий и стабильный диалог с новыми членами исламского сообщества. Кроме того, израильское внимание к этим странам в значительной мере определяется и тем, что большинство из этих стран в той или иной мере в постсоветский период пытались или пытаются наладить политические или экономические связи с США, которые являются стратегическим союзником Израиля. Важно и то, что Центральная Азия пребывает в сфере неослабного внимания Запада, интегральной частью которого считает себя и Израиль. Через этот регион проходят важнейшие пути транспортировки энергоносителей. Именно здесь наиболее чувствительно ощущается угроза иранской экспансии. Кроме того, Израиль поддерживал наращивание здесь американского присутствия, призванного сдерживать геополитические амбиции России.

Будучи по сути второстепенным политическим игроком , Израиль сумел заинтересовать центральноазиатские государства как одно из самых развитых государств не только на региональном, но и глобальном уровне, обладающее хозяйством с отчетливо выраженными наукоемкими и инновационными характеристиками. За прошедшие годы израильско-центральноазиатские отношения стали объективной реальностью, ощущаемой в самых различных сферах жизни. Притягательность Израиля для стран Центральной Азии и в том, что находясь с центральноазиатскими государствами практическим в сходной природно-климатических условиях, он является пионером самых современных технологий, которые можно легко адаптировать и применить в тех странах, которые готовы их воспринять.

Израильско-центральноазиатское сотрудничество с самого начало имело возможности динамичного развития в силу своей взаимодополняемости. Дело в том, что новые государства центральноазиатского региона богаты сырьем и энергоресурсами. Богатство же почти лишенного природных ресурсов Израиля составляет человеческий капитал, достаточно продвинутые технологии, причем – в самых различных сферах: индустрии, сельском хозяйстве, народном образовании, медицине, здравоохранении. Ко всему этому сотрудничающие с Израилем страны региона имеют естественное стремление, что и создает основу сотрудничества, имеющего своим следствием возможности доступа ко всем необходимым разработкам и технологиям, дающим возможность технологического прогресса.

Для стран Центральной Азии Израиль представляет и образец экономической стабильности и предсказуемости: в нем достаточно низкая безработица, инфляция существует в рамках, запланированных Банком Израиля. Важно и то, что несмотря на огромные и непредвиденные расходы в сфере обороны и безопасности, в стране достигнут высокий жизненный уровень, и Израиль почти не затронут невзгодами экономического кризиса, поставившего на колени Европу и многие другие регионы мира. Здесь все стабильно и предсказуемо, и это – пример для стран, состоящих с ним в партнерских отношениях.

Для стран Центральной Азии несомненную важность представляют и лоббистские возможности Израиля, его роль своеобразного моста между Востоком и Западом. К этой роли еврейского государства за прошедшие годы прибегали практически все страны региона, решавшие таким образом задачи выхода на необходимые контакты и структуры, помогавшие им в укреплении своего позиционирования в мировом геополитическом пространстве, выходе из тех или иных кризисных ситуаций.

Очевидно, самое важное, что приобрел Израиль за истекшие два десятилетия реализации диалога с Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном, выражается в том, что у еврейского государства расширились границы взаимодействия в исламском мире, укрепилась его поддержка в этом сегменте мирового геополитического пространства. Развивая сотрудничество с этими странами, помогая им стать интегральной частью мирового сообщества, Израиль, несомненно, снискал симпатии значительной части местного населения, приобрел новых союзников в исламском мире, найдя в их лице людей, не слепо воспринимающих до сих пор живые клише советской пропаганды о «зловещем сионистском заговоре», а относящихся с симпатией к стране, помогающей созидать базу независимости в их стране. Таким образом, диверсифицированный диалог стран Центральной Азии с Израилем закономерно ведет к ослаблению антиизраильского фронта. Этому как раз способствует то, что народы государств центральноазиатского региона вполне позитивно настроены по отношению к еврейскому государству и вряд ли могут присоединиться к лагерю его недругов. За свою недолгую историю Израиль накопил позитивный опыт делового взаимодействия в развивающихся странах, где он не позиционируется как «старший брат», а воспринимается в качестве восточного собрата, тем более что население Центральной Азии имеет исторический опыт совместного проживания с общинами еврейской диаспоры.

«Приход» Израиля в регион Центральной Азии положительно сказался на укреплении безопасности существования местных еврейских общин, стабилизации их отношений с Израилем как центром еврейского мира. Одновременно как результат репатриации в Израиль и эмиграции в США. Канаду и страны Европы, произошло существенное уменьшение этих общин, оставшихся значительными лишь в двух странах региона – Казахстане и Узбекистане. В трех других – Кыргызстане, Таджикистане и Туркменистане – количество еврейского населения подошло к критической отметке и его существование зависит от поддержки, которую сможет оказать страна проживания, Израиль или международные еврейские структуры.

Страны Центральной Азии получили и вполне осязаемые плоды своего сотрудничества с Израилем в виде предоставленных им ноу-хау, построенных объектов, новейших технологий. В Израиле познакомились с культурой народов далекого региона, а странам Центральной Азии стала ближе культура древнего еврейского народа, обретшего после тысячелетий изгнания собственное государство.

Годы совместного диалога укрепили взаимопонимание народов Израиля и стран Центральной Азии, стоящих перед лицом сходных угроз в виде экстремизма, терроризма и религиозного фанатизма. Во всех этих сферах Израиль обладает большим опытом, нежели его партнеры. На этой базе тоже крепнет взаимодействие, способствующее более адекватному пониманию стоящих перед всеми угроз и вызовов.

В Израиле хорошо понимают, что политическое взаимодействие с государствами Центральной Азии имеет и известные ограничители, связанные с осознанием себя этими странами как частью исламского мира, а потому реально демонстрирующих панисламскую солидарность. Именно под этим углом следует рассматривать поддержку большинством стран региона идеи создания независимого Палестинского государства. Прессингом Ирана и нежеланием рисковать отлаженными отношениями с этой страной объясняется и поддержка рядом стран региона иранской атомной программы.

За два истекших десятилетия диалог между Израилем и странами Центральной Азии, однако, не приобрел должной динамики по всем направлениям и во всех сферах. Лишь в одной из пяти стран – Казахстане – он характеризуется как вполне устойчивый, отличающийся взаимопониманием практически по всем вопросам актуальной повестки дня, достигший хороших показателей сотрудничества. Республика Казахстан как экономически самая продвинутая страна центральноазиатского региона, по мнению израильских аналитиков, создала к настоящему времени самые благоприятные условия для реализации большинства высокотехнологичных израильских проектов. Отношения с Узбекистаном отличаются меньшей динамикой, застряли на этапе стагнации, хотя появились отчетливые индикации к его преодолению. Диалог с тремя другими странами региона – Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном, несмотря на имевшиеся на первых этапах наработки, так и не стал к настоящему времени сколько-нибудь заметным явлением. Объяснению этому феномену лежит в до сих пор не сформировавшемся центральноазиатском направлении израильской внешней политики. Понимая важность развития отношений со странами этого региона, в Израиле не могут преодолеть сложившееся десятилетиями восприятие европейского и американского направлений своей внешнеполитической деятельности как основных. На таком фоне отношения с этим регионом мыслятся как достаточно периферийные, недостойные серьезного отношения, подхода и анализа. Если Израиль хочет шаг за шагом наращивать свое влияние в мировом геополитическом пространстве, в том числе – в исламском сообществе, такое положение должно быть как можно быстрее преодолено.