http://www.funkybird.ru/policymaker

Украина: «Партия Регионов» пожинает плоды работы «оранжевых»

Вице-премьер по вопросам евроинтеграции в первом правительстве Юлии Тимошенко Олег Рыбачук в интервью «Делу» объяснил промахи нынешний власти и заявил, что она успешно сотрудничает с Европой только благодаря «оранжевой» команде

Олег Рыбачук, который еще до «Оранжевой революции» сдружился с Виктором Ющенко во время их совместной работы в Нацбанке, вскоре стал главой его администрации, а позже — главным евроинтегратором в первом кабмине Юлии Тимошенко.

Бывший вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской интеграции в интервью «Делу» рассказал, почему политические аспекты — это главные проблемы в нынешнем переговорном процессе между Украиной и ЕС и чем чреват перенос процедуры парафирования соглашения об ассоциации.

— Недавно стало известно, что соглашение об ассоциации не будет парафировано на саммите «Украина-ЕС», который пройдет в Киеве 19 декабря. Чем это чревато?

— То, что соглашение не будет парафировано, вообще то, было известно давно. МИД и ранее очень четко это артикулировал. Просто намедни это, так скажем, осветили.

— Тем не менее, было и сообщение пресс-службы Януковича, в котором президент все же выражал надежду на парафирование соглашения 19 числа. Все таки — перенос даты подписания этого документа является проблемой для перспектив евроинтеграции Украины?

— Мы это знали, я об этом публично говорил. На прошлой неделе я был в Берлине и в Брюсселе, и было известно, что ситуация обстоит именно так.

Просто Кожара дал интересную интерпретацию, мол, соглашение не будет парафировано, потому что технически европейская сторона не успевает, не смогла сверить всю документацию. Ну это рассчитано на маленьких «регионалят», такая вот информация. Потому что принципиальное решение, почему не будет парафирования во время саммита связано с политическими аспектами. У меня это не вызывает никаких сомнений.

Европейский союз решил не делать pr-акцию, где под телекамерами на Грушевского наш президент говорил бы о том, что, ну вот видите, мы, дескать, подписали соглашение, а все разговоры, что страна не туда двигается, это все ерунда. То есть на рабочем уровне все европейские дипломаты об этом говорили.

Технически ситуация обстоит так: да, трагедии в этом, действительно, нет, просто не удастся создать pr-компанию накануне Нового Года, а слова Кожары о том, что президент за один год сделал больше, чем все остальные за 20 лет, остаются просто любимой фразой Кожары.

Соглашение может быть парафировано приблизительно в середине февраля, технически. Потому что заверяется украинский вариант, заверяется английский вариант, они сравниваются между собой, но если бы было политическое решение, это бы процесс ускорило. Но политического решения нет.

Если ситуация не ухудшится, я имею ввиду, если не будет продолжатся эта практика непонимания президентом, что является основным предметом разногласий, то можно довольно уверенно говорить, что где-то к середине февраля мы можем документ парафировать. И без всяких там шумих.

— Под политическим акцентом Вы, в том числе, имеете ввиду дело Юлии Тимошенко?

— Тут дело Юлии Тимошенко — оно как символ. Назовем так, справедливый суд в стране. Сидят очень много люди, просто мы не о всех знаем. Вообще-то европейский союз говорит об одном, что в стране, в которой работают европейские принципы, так судебная власть не может работать, это безумно. Поэтому Юлия — это символ.

И обязательно нужно иметь ввиду вопрос с запретами на проведение практически 90% мирных акций граждан. То есть ограничение свободы собраний. Потом неэффективная подача новостей, несбалансированные новости. В мире оценивают свободу прессы по тому, как объективно общество получает новости, то есть, насколько представлены точки зрения одной и второй стороны. А сейчас дисбаланс в пользу власти просто зашкаливает.

Главное — следующие выборы. Если бы я говорил, то даже не столько Тимошенко, а возможность провести следующие выборы демократично является решающим условием любых перспектив, ну, власти, которая сейчас представлена Януковичем. Потому что они года назад говорили перед местными выборами, что «мы, как никто, заинтересованы в том, чтобы выборы прошли», а выборы во всем мире были признаны резким откатом назад. Так что там много всяческих предостережений.

— У многих экспертов складывается впечатление, что президенту и его команде в отношении евроинтеграции удалось больше за время их пребывания у власти, чем за время правления «оранжевой» команды. Почему так?

— Это не создается впечатление, а Партия регионов хочет создать такое впечатление. Такого впечатления вовсе нет у европейцев… В чем эффективность Партии регионов — в том, что касается работы самой системы. Вот они выстроили вертикальную систему, и если этой системе дать задание достичь результат, то она более-менее его достигает. Но это касается исключительно «деловой» части. Что касается условий зоны свободной торговли, какие-то сложные переговоры…

Надо сказать, что переговоры шли 5 лет до того. Переговоры по ВТО шли вообще 14 лет. Это просто так в политике ведется — кто успевает на финишную прямую, тот и пожинает плоды. Кто-то начинал по Евро 2012 процесс, кто-то начинал другие процессы, и сейчас в партии Тимошенко очень нервничают, что они очень много сделали, когда Тимошенко были премьером, и это правда. Многие делали, а они вышли на завершающую часть.

Но они завели страну в тупик в той части, где у нас проблем не было — в демократии. Вот мы нигде во время «оранжевого» периода не слышали особой критики по части демократии. Говорят, что попадал Колесников, да, он попал, посидел пару месяцев, его выпустили, а люди здесь сидят уже годами, без суда и следствия. Регионалы могли десятками тысяч вытаптывать Мариинский парк, никакой «беркут их не гонял»… А для европейцев эта тема очень чувствительна, поэтому, когда в одном достигнут прогресс, а в другом откровенное нежелание понимать сигналов тревоги, в этом отношении регионалы ушли в прошлый век.

— Что европейцы ждут от саммита и как он может изменить отношения Украины и ЕС?

— Я надеюсь, что за эти несколько дней ничего не случится и он пройдет, что само по себе является большим успехом. Потому что еще две недели назад в Берлине небыли уверены в том, что саммит будет на самом высоком уровне, не было такого желания.

Саммит сам по себе никаких прорывных идей никогда не дает. В 2005 году представлять Украину на подобном саммите пришлось мне, и для меня очень показательно, что через 6 лет изменилось восприятие. Саммит — абсолютно технический процесс, который фиксирует весь прошлый год отношений Украины с Европейским Союзом. Сама форма саммите практикуется не всеми странами. Например, существует саммит Африка-ЕС, весь континент.

Это такая высшая форма проведения консультаций. По этой форме две страны представляются высшими должностными лицами и там есть возможность маневра только для политиков, и, как правило, не с европейской стороны, а со стороны партнера. Человек, который представляет страну, может что-то поимпровизировать.

Но 100% все документы, сценарий саммита согласовывается до запятой задолго до проведения. Так что можно уверенно говорить, что на этом саммите могут заявить о том, что в принципе, согласованы все вопросы, связанные с готовностью к подписанию или парафированию соглашения. Страны могут заявить, что они все согласовали.

Возможно, мы услышим о перспективах расширения категории граждан, которые могут получать визы, то есть по упрощенной системе виз. Еще, насколько я слышал, намерены убрать эту позорную практику, когда выдают многоразовую визу на несколько месяцев…