http://www.funkybird.ru/policymaker

Иран — преувеличенная угроза?

Соединенные Штаты в настоящее время пережили то, что, по некоторым оценкам, является самым длинным периодом войны в их истории, с более чем 6300 погибшими американскими военнослужащими и 46 000 ранеными в Ираке и Афганистане.

Итоговые затраты оцениваются в $ 3 трлн. Обе войны длились гораздо дольше, чем предполагалось. Результаты показались разочаровывающими и неопределенными.
Так почему же вновь в воздухе пахнет порохом? Разговоры о войне в связи с ядерной программой Ирана усугубились в последние недели. Израиль откровенно угрожает нанесением удара, а риторика американских политиков становится все более воинственной и Иран отвечает вызывающе.

Израиль и Иран обмениваются обвинениями в убийствах, и некоторые аналитики видят опасность новой войны, которая неизбежно вовлечет и Соединенные Штаты. Это очень похоже на время, предшествовавшее войне в Ираке в 2003 году, вместе с разгорающимися дебатами по поводу того, насколько журналисты завышают прогресс Ирана в строительстве бомбы. Но есть одно существенное различие: в отличие от 2003 года, когда администрация Буша изображала Ирак неизбежной угрозой, чиновники в администрации Обамы и профессиональные разведчики, похоже, стремятся успокоить жаркие споры. Генерал Мартин Демпси, председатель Объединенного комитета начальников штабов, заявил в интервью CNN в воскресенье, что США считает удар Израиля в настоящее время «дестабилизирующим», добавив, что Иран еще не решил, нужно ли строить оружие. Американские чиновники рассматривают предложение Ирана о возобновлении ядерных переговоров, хотя из Тегерана исходит поток угроз, а международные ядерные инспекторы сообщают, что их миссия в Иране потерпела неудачу. Тем не менее, непредвиденные события могут создать свой собственный импульс. Грэм Эллисон, ведущий специалист по ядерной стратегии в Гарвардском университете, уже давно называет развивающийся конфликт вокруг ядерной программы Ирана «замедленным кубинским ракетным кризисом», в котором каждая сторона имеет только противоречивые сведения, быстро нарастающее недовольство, и есть опасность разрушительного исхода. «Как человек, интересующийся историей, я, конечно, понимаю, что если у вас есть перегретая политическая ситуация и неполный контроль над событиями, то можно легко напороться на военные действия, сказал г-н Эллисон.

Рассматривая Иран, Израиль и Соединенные Штаты, он сказал: «Вы можете увидеть, как эти стороны медленно, но почти неумолимо двигаются к столкновению». Еще одним важным отличием от довоенной риторики в 2003 году является центральная роль Израиля, который рассматривает появление иранского ядерного оружия как угрозу своему существованию и предупреждает, что ядерные объекты Ирана вскоре могут оказаться слишком глубоко зарытыми, вне досягаемости от иностранных бомбардировщиков. В Соединенных Штатах позиция Израиля пользуется популярностью.

За редким исключением в виде конгрессмена Рона Пола из Техаса, республиканские кандидаты в президенты постоянно угрожают Ирану и изображают себя защитниками Израиля. Двухпартийная группа сенаторов во вторник опубликовала письмо президенту Обаме, в котором заявила, что новые переговоры могут оказаться «опасным отвлечением», позволяющим Ирану выиграть время, чтобы приблизиться к разработке оружия. Несмотря на десятилетнюю войну, большинство американцев, кажется, поддерживают боевой дух политиков. По данным опроса Pew Research Center в этом месяце, 58 процентов опрошенных заявили, что Соединенные Штаты должны использовать военную силу, если это необходимо, чтобы не допустить создания Ираном ядерного оружия. Только 30 процентов сказали, что нет. «Я нахожу это странным,» сказал Ричард К. Беттс из Колумбийского университета, который изучает угрозы безопасности со времен холодной войны.

«Можно подумать, что было бы инстинктивно правильным отказаться от этого после двух кровавых войн в Ираке и Афганистане». В том же опросе 75 процентов респондентов заявили, что Обама выводит войска из Афганистана в нужном темпе или даже недостаточно быстро, что соответствует явным признакам усталости от войны. Михей Зенько, который изучает способы предотвращения конфликтов при Совете по международным отношениям, говорит следующее: «Это правда на протяжении всей истории: всегда есть уверенность, что следующая война будет вестись намного лучше, чем последняя», сказал он. Столкнувшись с неразрешимой проблемой безопасности, и политики, и простые люди «хотят сделать хоть что-нибудь», сказал г-н Зенько. «И ничто не делает «хоть что-нибудь» так же хорошо, «как военная сила». Тем не менее, именно военные и разведывательные учреждения тихо стремятся противостоять дерзкому языку политиков по поводу ядерной программы Ирана, которая, по его словам, предназначена исключительно для мирных целей. На слушаниях на прошлой неделе, сенатор Линдси Грэм, республиканец от штата Южная Каролина, надавил на Джеймса Клэппера, директора национальной разведки. «У вас есть сомнения по поводу намерения иранцев создать ядерное оружие?» спросил г-н Грэм. «Да», ответил г-н Клэппер. «Вы сомневаетесь по поводу того, пытаются ли они создать ядерную бомбу?» повторил г-н Грэм. «Я думаю, они в настоящее время пытаются принять решение», ответил г-н Клэппер.

«Но есть определенные вещи, которые они еще не сделали и не делали их в течение некоторого времени», добавил он, видимо имея в виду конкретные шаги по подготовке ядерного устройства. Отголоски таких дискуссий напоминают о войне в Ираке. Сведения разведки об оружии массового уничтожения, которая был одним из главных обоснований администрации Буша для вторжения, оказались убийственно неправильными. И средства массовой информации, в том числе газета The New York Times, которая в итоге принесла извинения читателям за свои статьи, касающиеся ядерных претензий Ирака, снова находится под пристальным вниманием критиков, опасающихся преувеличенных угроз.