http://www.funkybird.ru/policymaker

L’Express: друзья Башара Асада

Башар Асад изолирован как никогда, но одиноким его не назовешь: спустя 13 месяцев после начала восстания он все еще может рассчитывать на надежную поддержку некоторых стран, пишет L’Express. Очевидно, что причина такой преданности — не в способностях и не в харизме Асада, а в историческом наследии и геополитических расчетах России, Китая и Ирана. Тот факт, что Москва и Пекин одобрили план Кофи Аннана и резолюцию 2042, не должен пугать их друга Башара: план экс-генсека ООН — не что иное, как список благих пожеланий, а отправка горстки наблюдателей следить за соблюдением перемирия — невыполнимая миссия, к тому же Москва, торговавшаяся из-за каждого слова в тексте, позаботилась о том, чтобы лишить его какого-либо принудительного начала, подчеркивает корреспондент Венсан Юго.

Хотя несговорчивость Дамаска уже начинает раздражать министра иностранных дел России Сергея Лаврова, никто, кажется, не в силах нарушить соглашение, заключенное во времена холодной войны, когда Сирия заменила Египет в роли авангарда арабского национализма, светского и социалистического. У Москвы есть тысяча причин поддерживать партнера, открывшего ей порт в Тартусе и предложившего ее ВПК рынок сбыта, тем более ценный после потери ливийского рынка. Несмотря на проблемы режима с платежеспособностью (Москва уже списала три четверти сирийского долга в обмен на доступ в порты Тартуса и Латтакии), для России Сирия больше, чем просто покупатель: она предлагает ей ключ к возвращению на арабо-мусульманскую арену, а также возможность заставить прислушиваться к ее мнению в таких острых вопросах, как иранская ядерная программа, противоракетный щит НАТО, маршруты будущих трубопроводов.

Позиция Пекина тоже отражает установки и опасения встревоженного гиганта. Далекий от сирийских событий Китай свято придерживается принципа невмешательства, противопоставляя его критике методичного удушения тибетского сопротивления и любого диссидентства. В то же время эскалация Дамаском репрессий беспокоит Пекин, и он склонен решительно поддержать план Аннана с его призывами к прагматизму и поиску политического выхода, говорится в статье.

Что касается Ирана, то его альянс с единственным арабским союзником насчитывает более 30 лет. Его цель — зажать в тиски общего врага в лице Ирака и гарантировать шиитскому Ирану доступ к боевикам «Хизбаллы». Падение алавитского клана в Дамаске было бы для Тегерана катастрофой. Отсюда — массированная поддержка сирийского репрессивного аппарата со стороны тех, кто подавлял «зеленую волну» гражданского протеста после сфальсифицированного переизбрания Ахмадинежада. В то же время Тегеран, как и Москва, делает вид, что тайно договаривается о компромиссе, даже предлагая лидеру сирийских «братьев-мусульман» возглавить правительство в обмен на то, чтобы «дорогой Башар» остался на своем троне, пишет издание.