http://www.funkybird.ru/policymaker

Каспий: новый потенциальный очаг противостояния

Значение экспорта углеводородного сырья для российской экономики трудно переоценить: сегодня растущие доходы от продажи нефти и газа позволяют сформировать до половины годового бюджета страны, и, по сути, являются гарантом стабильного развития отечественной экономики. Поэтому сегодня в приоритете российских нефтегазовых компаний – крупные международные проекты и освоение новых месторождений, одним из которых должен стать Каспийский регион. Но не одна Россия и сопредельные государства претендуют на каспийскую нефть, также есть Китай, и в борьбу готов включиться еще один крупный игрок – США.

Наибольший интерес у стран-лидеров сегодня вызывают те районы, которые не имеют окончательного юридического статуса и их принадлежность может подлежать пересмотру в пользу одной из сторон. Классический пример такой ситуации – борьба России за арктический шельф со своими северными соседями. Сегодня история повторяется, только уже не на севере России, а на юге – речь идет о нефтегазовых месторождениях Каспийского бассейна.

Каспийское море становится своеобразным русским аналогом Персидского залива – т.е. точкой, в которой сходятся интересы не только пяти стран-претендентов, непосредственно имеющих доступ к шельфу самого большого соленого озера на планете (Азербайджан, Туркменистан, Иран, Россия и Казахстан), но и таких географически далеких фигурантов, как США, Турция, Япония и Китай. В этом нет ничего удивительного: географические границы никогда не были препятствием для воплощения геополитических планов крупных государств.

До сих пор международные отношения в регионе во многом регулируются российско-иранскими договоренностями середины прошлого века, которые никак не отражают интересов бывших советских республик центральной Азии и Кавказа. После распада Советского союза все они хотят утвердиться в качестве полноправных независимых государств. Именно на этом стремлении к экономической и политической самостоятельности при поддержке Японии и Турции активно играют США.

Америка и ее союзники предлагают Азербайджану и Туркменистану заманчивые совместные проекты не только по разработке запасов энергоносителей, но и по их транспортировке западным покупателям, в том числе с использованием грузинской территории. И условия этого сотрудничества принимаются на фоне слабой позиции России, которая пока не может позволить себе инвестировать в экономики своих соседей. А между тем в Тбилиси уже давно предлагают подкрепить намечающееся экономическое сотрудничество подписанием с соседями военно-стратегического договора, направленного против России. Выжидательную позицию занимает пока только Казахстан, который привлечен не менее выгодными предложениями от Китая, мощного партнера нашей страны.

Главным союзником России в такой обстановке остается Иран. Руководство этой страны в данный момент безапелляционно выступает против любого усиления позиции Запада в регионе, и его вполне устраивают принципы старых договоров – свобода судоходства и рыболовства на всей акватории Каспия за исключением десятимильных национальных зон, а так же запрет на плавание по морю судов под флагом некаспийских государств.

В дополнение к существующим условиям Тегеран предлагает создать на Каспии демилитаризованную зону и резко осуждает поступающие предложения по разделу и расширению суверенных морских территорий между каспийской пятеркой. Напряженные переговоры о правовом статусе моря продолжаются до сих пор, и новые подписанные договоренности могут даже усугубить проблему. Еще 10 лет назад Россия успела заключить ряд соглашений о разграничении участков дна в целях недропользования с Казахстаном и Азербайджаном.

Россия и Иран заинтересованы в постройке на территории друг друга новых магистралей по транспортировке углеводородов и хотят обеспечить их безопасность.

В Вашингтоне такая позиция двух стран воспринимается как прямая угроза интересам и национальной безопасности Соединенных Штатов, которые намереваются всеми силами и средствами обеспечить доминирование в мире. Согласно новой американской доктрине, Кавказ и его окрестности являются главным энергетическим запасником 21 века. И в Пентагоне на всякий случай уже начали просчитывать возможные варианты военного вмешательства. Однако для Штатов большее значение имеют не 4 триллиона долларов – это минимальная стоимость каспийских запасов нефти и газа, а геополитические выгоды. Регион, взятый под жесткий контроль, развяжет Америке руки в борьбе за нефтегазовые запасы в Восточной Азии.

В этой ситуации Россия, весьма ограниченная в средствах, рискует проиграть одну из ключевых битв за ресурсы и политический потенциал в наступившем столетии. Уступка международным противникам в борьбе за Каспий грозит как минимум серьезной дестабилизацией на юге России. И никто в этой ситуации не исключает повтора печальных событий 90-х годов.