http://www.funkybird.ru/policymaker

ИноСМИ: Россия заслуживает членства в НАТО

На первый взгляд, повестка проходящего на этих выходных в Чикаго саммита НАТО выглядит амбициозной и исчерпывающей. Она включает в себя все что угодно — от последствий финансовых кризисов в отдельных странах для оборонных бюджетов до уроков успешной операции в Ливии. Она затрагивает едва ли не все вопросы, которые можно себе представить — стратегию выхода из Афганистана, стратегию отношений с Азией, стратегию для киберпространства. При этом в ней очевидным образом отсутствует один ключевой для будущего альянса вопрос — вопрос об отношениях между НАТО и Россией.

В конце марта генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) объявил об отмене саммита Совета НАТО-Россия, который должен был проходить одновременно с саммитом НАТО. В официальном объяснении говорилось о «проблемах со временем… из-за крайне плотно загруженного политического календаря в России». На прошлой неделе президент Владимир Путин отменил свою поездку на саммит «Большой восьмерки» в Кэмп-Дэвид.

Каковы бы ни были причины этого решения, не секрет, что в последнее время отношения между Россией и НАТО оставляют желать лучшего. Это плохо. Несмотря на последние трения, исторически напряженные отношения между Россией и НАТО самое время трансформировать.

С 1997 года, в котором Россия и НАТО заложили основы будущего сотрудничества во имя безопасности, отношения между сторонами оставались хрупкими. Разумеется, первый срыв произошел, когда НАТО предложила членство Польше, Литве, Латвии и Эстонии — странам, граничащим с Россией, — а также Чехии и Словакии.

Россия, которая в то время была крайне уязвима, почувствовала себя глубоко оскорбленной: получилось, что она мирно отказалась от борьбы сверхдержав только для того, чтобы в итоге ее недавний враг включил бывшие советские республики в альянс, в котором преобладающую роль играют США. Российские «ястребы» были готовы к военному ответу, однако стремление президента Бориса Ельцина и его сторонников преобразовать страну возобладало, и российская власть сконцентрировалась на внутренних проблемах.

Этих проблем было много. В 1990-х года аналитики опасались, что сама Россия расколется и будет охвачена межэтнической рознью и гражданской войной. Они говорили, что переход от командной экономики к рыночной может оставить многих без работы и повергнуть в безнадежную нищету и что в униженной и потерпевшей поражение стране могут возникнуть ультранационалистические лидеры, которые, возможно, окажутся даже хуже коммунистических бюрократов. Они также опасались распространения по свету примерно 40 000 ядерных бомб с плохо охраняемых и незащищенных складов.

Эксперты говорили о четырех революциях, которые одновременно произошли в России: в экономике, во внутренней политике, во внешней политике и в психологии российского народа. Оставалось только гадать, справится ли страна с такими вызовами своим институтам, образу мыслей, национальной идентичности и социальному устройству.

Перемены к лучшему, которые произошли в России за последние 20 лет, можно назвать настоящим чудом, и они действительно способны служить новой основой для отношений между Россией и НАТО. Благодаря разумному поведению Михаила Горбачева, Ельцина и других политиков, холодная война закончилась мирно. Хотя Россия еще не придала окончательную новую форму своим экономическим структурам новую форму, она достаточно серьезно реформировала свою экономику, чтобы вступить во Всемирную торговую организацию и создать растущий средний класс, который демонстрирует вкус к демократии.

С помощью Программы по совместному уменьшению угрозы Россия деактивировала более 7500 единиц ядерного оружия и обезопасила 24 ядерных объекта. Еще важнее для будущего сотрудничества то обстоятельство, что Соединенные Штаты и Россия уничтожали ядерные вооружения рука об руку в условиях прозрачности, о которой трудно было мечтать еще в Рейкьявике, когда Рональд Рейган и Горбачев говорили о ядерном разоружении.

Конечно, нельзя закрывать глаза на российскую политическую коррупцию, на запугивание журналистов, на воинственное поведение России в отношении соседних стран. Однако если НАТО включила после Второй мировой войны в свои ряды таких бывших врагов, как Западная Германия и Италия, нет никаких причин считать, что Россия не может также вступить в альянс — особенно сейчас, спустя два десятилетия после конца холодной войны.

На пути полного членства России в НАТО стоят два основных препятствия: отсутствие стратегического соглашения с США по противоракетной обороне и плохие отношения с восточноевропейскими странами, некогда бывшими советскими сателлитами. Оба эти препятствия будет непросто преодолеть — речь идет о странах с долгой историей и еще более долгой памятью. Однако, судя по некоторым признакам, урегулирование все же возможно.

Сущность разногласий по противоракетной обороне заключается в следующем: США и НАТО хотят развернуть в Европе систему защиты от баллистических ракет, чтобы иметь возможность уничтожить любые ракеты с ядерными боеголовками, которыми Иран потенциально может попытаться нанести удар по Европе или США. Россию между тем тревожит, что развертывание этой системы может на деле оказаться направленным против ее ядерного арсенала, что сделает ее оборону крайне уязвимой. США уверяют, что ПРО направлена против Ирана, а не против России.

Москву так беспокоит дестабилизирующий эффект новой системы, что на прошлой неделе начальник российского генерального штаба генерал Николай Макаров даже заявил, что Россия может задуматься о превентивном уничтожении европейской системы противоракетной обороны, если она будет создана, так как эта система будет угрожать российскому потенциалу ядерного сдерживания.

В ходе идущей сейчас между Центром по международной безопасности и сотрудничеству при Стэнфордском университете и Комитетом ученых за международную безопасность при Российской академии наук дискуссии российские эксперты и бывшие американские чиновники пришли к выводу о том, что планы США по противоракетной обороне в своем нынешнем виде, действительно, выглядят угрозой для российской способности нанесения ответного удара.

Они сочли эти планы угрожающими, несмотря на то, что проектируемая США система с ее примерно 500 противоракетами морского и наземного базирования, которые предполагается в ближайшие годы разместить в европейских странах, по-прежнему неспособна отличать ядерные боеголовки от ложных целей и прочего мусора. Согласно докладу, подготовленному в сентябре 2011 года Научным советом Министерства обороны США, а также согласно последнему докладу Национальной академии наук США подобное несовершенство европейской системы делает американскую ПРО практически бесполезной.

В марте дискуссии между американскими и российскими экспертами по противоракетной обороне фокусировались на проекте менее масштабной но, возможно, более эффективной системы противоракетной обороны – на предложенной экспертом по ракетам из Массачусетского технологического института Тедом Постолом (Ted Postol) идее Передовой активной обороны. Каким бы ни был исход разработки данной конкретной системы, американско-российское техническое сотрудничество вполне может помочь сторонам избавиться от связанных с противоракетной обороной препятствий к сближению России и НАТО.

Что касается второго препятствия, то Восточная Европа постепенно забывает о советском господстве по мере того, как в мире, свободном от холодной войны рождаются новые поколения. Польша, Словакия, Чехия, страны Прибалтики развиваются экономически и интегрируются в мировую экономику. Это приглушает связанные с воспоминаниями о советском владычестве чувства унижения и враждебности.

Вдобавок, вероятно, в регионе будет расширяться сотрудничество в области энергетики, включая ядерную. Это должно породить в нем новое ощущение партнерства. Переход этого коммерческого партнерства в доверие, требуемое для официального вступления России в НАТО, будет непростым делом, однако в качестве альтернативы ему выступает политическая напряженность, отвлекающая регион от долгосрочных – и вполне реальных – проблем распространения ядерного оружия, экономической стагнации и отсутствия энергетической безопасности.

Так как НАТО продолжает увеличивать свой глобальный охват, альянсу имеет смысл пригласить в свои ряды своего самого крупного и сильного соседа. Россия обладает современными военными технологиями и уже сейчас ее военные участвуют в программах по обмену опытом с американскими. Военно-промышленная инфраструктура России может дать НАТО возможности, которых у альянса сейчас нет, и которые он уже не меньше 20 лет пытается получить от своих европейских партнеров.

Пора признать, сколь многого добилась Россия меньше чем за одно поколение, какой большой вклад она может внести в военный потенциал НАТО, и как сильно полноценное сотрудничество с ней способно укрепить мировую безопасность, если она, наконец, будет принята в НАТО.

Кеннетт Бенедикт – исполнительный директор Bulletin of the Atomic Scientists – журнала основанного в 1945 году учеными из «Манхэттенского проекта», чтобы информировать общество об опасностях, связанных с ядерным оружием, и прочих катастрофических угрозах человечеству. С 1992 года по 2005 год она руководила программой по международному миру и безопасности в Фонде Джона и Кэтрин Макартур (John D. and Catherine T. MacArthur Foundation). Она также создала программу фонда по бывшему Советскому Союзу и руководила ей с 1992 года по 2002 год.