http://www.funkybird.ru/policymaker

Хоштариа: это не внутренний конфликт Грузии

Портал Грузия Online предлагает интервью с Еленой Хоштариа, первым заместителем Государственного министра по вопросам интеграции Грузии в европейские и евроатлантические структуры.

— Визит Госсекретаря США Хилари Клинтон был очень важным для Грузии…

— Сегодня Грузия является страной, которая находится в центре внимания самых влиятельных демократических государств. Намного участились визиты высокопоставленных западных деятелей, меняется наша роль на международной арене, нам уделяют больше внимания и все выше становится их осведомленность в вопросах, касающихся Грузии. Каждый такой визит, естественно, имеет свои конкретные результаты, усиливает наши позиции, защищает от многих угроз и опасностей, которые возникают в нашем регионе и, в первую очередь, от северного соседа.

Планируется серия визитов, осенью приедет большая делегация военного комитета НАТО, самого главного военного органа. Сейчас по всей стране проходит ежегодное мероприятие «Неделя НАТО в Грузии», во время которого проводятся встречи со студентами, НПО, вынужденно переселенными лицами, с представителями национальных меньшинств, СМИ и т.д. Подобные встречи дают возможность обсудить вопросы безопасности и интеграции Грузии в целом. Неделю открыл Джеймс Аппатурай, специальный представитель генерального секретаря НАТО по странам Закавказья и Центральной Азии, приехал также постоянный представитель Литвы в НАТО Кестутис Янкаускас, они проведут встречи, в том числе и в регионах Грузии. Контекст нынешней недели НАТО, естественно, определяется саммитом Чикаго, у всех будет возможность выслушать мнение наших гостей и грузинской стороны.

На Чикагском саммите альянс в целом и, особенно американцы заняли очень четкую позицию в поддержку Грузии.

Госсекретарь Хиллари Клинтон приехала в Грузию на конференцию «Хартия стратегического партнерства между США и Грузией» — это уже третье заседание комиссии по стратегическому партнерству. То, что это происходило в Грузии, Батуми, задало тон визиту. Атмосфера была самая благожелательная, она не скрывала свое восхищение молодостью и энергией команды грузинского правительства. Очень свободная, доброжелательная атмосфера была и на встрече Хиллари Клинтон с местными жителями, при посещении нового Дома Юстиции, они имели возможность пообщаться с ней напрямую и от всех исходили позитивные эмоции. Невозможно это сыграть.

В повестке дня были очень конкретные вопросы, по которым мы продвинулись после встречи наших президентов в январе, когда были обозначены те направления, по которым американо-грузинские отношения еще более углубились. В первую очередь, это касается укрепления обороноспособности Грузии, были сделаны дальнейшие шаги по усилению обороны воздушного пространства и морской акватории. Есть прогресс и в сфере экономики, что проявилось в переговорах по свободной торговле и возобновлении соглашения по инвестициям. Эти важные направления могут качественно изменить ситуацию в Грузии и поднять на новый уровень не только политическое, но и экономическое сотрудничество между нашими странами. Сам факт этих двусторонних переговоров может стать серьезным сигналом для возможных инвестиций в Грузию не только американского бизнеса, но из других развитых государств.

Госсекретарь США еще раз заявила о поддержке интеграции Грузии в НАТО, что является одним из центральных вопросов наших двусторонних отношений.

— Наше стремление вступить в НАТО вроде бы поддерживают чуть ли не все, и так продолжается не один год, но пока воз и ныне там…

— Если мы ожидаем, что нас завтра же примут в НАТО, то это ошибочное мнение, но с другой стороны, не имея поддержки такого высокого уровня, Грузию не пригласили бы на Чикагский саммит. Мы смогли получить очень конкретные результаты в Чикаго, что может служить защитой от многих опасных действий со стороны наших недоброжелателей. Все те шаги, которые мы последовательно проходим, свидетельствуют, что Грузия непременно интегрируется в альянс. Конечно, формальное членство в НАТО явится институционализированной гарантией нашей безопасности. Это уже, как бы, последний шаг, где мы безвозвратно окажемся «on the safe side» (На безопасной стороне). Поэтому, такого рода визиты, заявления о содействии усиления нашей обороноспособности указывают на прогресс наших отношений с НАТО; наши встречи и участие в очень важных саммитах имеют весьма конкретное воздействие на укрепление нашей безопасности.

— В чем заключаются эти результаты?

— Сам факт нашего участия в Чикагском саммите, когда на встречу альянса со всего мира выбрали только 13 государств — не членов этой организации, играющие важную роль в мировой безопасности и среди которых из восточноевропейского региона были приглашены только мы, говорит о многом. Такая серьезная поддержка усиливает наши дипломатические позиции на всех важных переговорах и, в целом, укрепляет нашу безопасность. Второй конкретный итог — мы были представлены на всех встречах, которые состоялись в Чикаго. Третий — нас причислили к группе Балканских государств, которые находятся в середине Европы и никто не сомневается, что они станут членами альянса. Это означает, что НАТО в отношении Грузии будет проводить такую же политику, как и к Балканским странам.

Важно и то, что в Чикагской декларации Грузия упоминается именно в контексте расширения наряду с Балканами. На специальной встрече с Балканскими государствами и Грузией, Хиллари Клинтон сделала заявление о возможности проведения в 2014 году саммита по расширению НАТО и подчеркнула свою поддержку данной группе, что в целом создает благоприятный фон и для нас. Очень серьезный мессидж для Грузии.

— Грузия стала страной-аспирантом вместе с Македонией, Черногорией, Боснией и Герцеговиной. Очевидно, есть конкретные задачи, которая Грузия должна выполнить в течение 2 лет до следующего саммита НАТО. Какие этапы подготовки мы должны пройти?

— Во-первых, я не заостряла бы особого внимания на терминах, самое главное, тот политический контекст, в котором нас воспринимают в НАТО после Чикагского саммита — это контекст Балкан — очень серьезная, новая позитивная динамика нашей интеграции. Государства-аспиранты, практически будущие члены НАТО. Мы должны продолжать все реформы, которые уже проводятся в нашем государстве: в оборонной сфере, безопасности, экономике, в совершенствовании демократии и т.д. Что мы должны сделать за эти два года?- Очень активно работать в дипломатическом плане со всеми государствами НАТО, чтобы достигнуть консенсуса по поводу того, как может произойти наше вступление в эту организацию. Новый контекст открывает для нас широкие возможности, и никто бы не включил нас в «Балканскую Группу», если не было очень серьезных намерений всего альянса в отношении Грузии.

Рассматривать Грузию вместе с Балканскими странами — очень серьезный сигнал, подтверждающий, что наша интеграция продолжается, несмотря на то, что есть государства, которые стремятся приостановить этот процесс. Каждый саммит, каждое заседание, показывает нашим недоброжелателям, как в действительности продвигается наш процесс интеграции — практически, нас прицепили к локомотиву, который непреодолимо движется в позитивном направлении. Естественно, после саммита наша главная задача координировать наши действия для подготовки к 2014 году.

— В последней декларации, принятой в Чикаго, еще раз зафиксировано, что двери НАТО открыты для Грузии и она сможет стать членом альянса. Но согласно некоторым экспертам-скептикам, в этом смысле декларация ничем не отличается от 2010, 2011 годов…

— Я бы не согласилась с тем, что мы ежегодно слышим одно и тоже. Если этот необходимый минимум констатаций не фиксировать вновь и вновь, то некоторые могут воспринять как сигнал, что отношение к Грузии изменилось в худшую сторону. Поэтому, необходимо на дипломатическом языке повторять формулу, что Грузия обязательно станет членом НАТО. Могу сказать, что в последней, Чикагской декларации появились новые элементы: 1. Четко прописано, что в процессе интеграции Грузии в НАТО «центральная роль» отводиться ежегодному плану действий и Комиссии Грузия-НАТО. 2. В декларации говорится о важной роли Грузии для всего Евро-Атлантического пространства, что выражается не только участием в операциях ISAF в Афганистане, но вообще о политической роли Грузии для всего альянса — это тоже более сильное заявление в отношении Грузии. 3. Самое главное — тот новый политический контекст нашей интеграции, который появился в результате создания группы из Балканских стран и Грузии.

Сам процесс движения вперед усиливает нашу безопасность и приближает нас к конечной цели. Естественно, для нашего населения каждый день ожидания дается очень болезненно: мы оккупированы, есть серьезные проблемы безопасности. Но мы реально должны смотреть на международные процессы, мы ведь знали, что на Чикагском саммите не произойдет расширение альянса.

Отдельно надо отметить заявления в адрес России — это ужесточение политики в отношении России и мы слышим новые нотки, которые появились в декларации. В этом компактном документе взвешивается каждое слово, чтобы уместилась вся проблематика НАТО. Там нашлось место для очень детального перечня тех вопросов и обязательств, которые обязана выполнить Россия. Помимо того, что говорилось всегда, например, на Лиссабонском саммите было сказано, что Россия должна выполнить соглашение по прекращению огня и отказаться от признания оккупированных территорий, появились новые формулировки: во-первых, возмущение военным присутствием России и перманентной милитаризацией оккупированных территорий. Международное сообщество очень внимательно следит за ситуацией и хорошо осведомлено о том, что здесь происходит. Естественно, это касается и проведения Россией военных учений «Кавказ-2012» — ее действия и планы не остаются без внимания международного сообщества. Мы сейчас говорим о словах, но это и есть дипломатия. Россия очень хорошо понимает эти сигналы.

В декларации появилось новое требование: Россия должна допустить международных наблюдателей и предоставить им возможность доступа на оккупированные территории, также оказании гуманитарной помощи местному населению. В декларации также появился новый важный элемент, которого не было в предыдущих декларациях: запад призывает Россию взять на себя обязательство о неприменении силы, так как Россия пытается свести все войны в Грузии к этническим — грузино -абхазскому и грузино-осетинскому конфликтам. Это очень важный сигнал, который показывает, что международное сообщество хорошо изучило природу этих конфликтов, в которых фактор России играет решающую роль. Они требуют от России обязательств о неприменении силы во избежание новой агрессии. Поэтому я никак не соглашусь с тем, что Чикагская декларация лишь повторяет ранне принятые. Все перечисленные мной новые элементы очень важны для нашей безопасности сегодня. Те сигналы поддержки, которые получает Грузия, показывают, что международное сообщество станет рядом с нами и это хорошо понимают в России.

— В 2008 году была очень сдержанная реакция со стороны Запада и США, хотя последняя приостановила Россию, но она все же оккупировала наши земли. При очередной агрессии с российской стороны, вероятность которой высока, может ли Грузия надеяться, что реакция по ее защите будет более действенной?

— Я не согласна с такой оценкой. Да, Россия оккупировала наши территории, но, по сути, они давно были оккупированы, хотя там стояли т.н. российские миротворческие силы. Мы же знаем, что на самом деле это были российские вооруженные силы, которые открыто поддерживали существующие режимы, что было определяющим фактором конфликтов. Все наши конфликты были с Россией, а не с нашими автономиями. Война в 2008 году изменила международную оценку ситуации в Грузии именно в том ракурсе, что международное сообщество признало: это не внутренний конфликт Грузии, а настоящая война между двумя государствами — Россией и Грузией. И если бы не четкая международная реакция, которая последовала после российской агрессии, во-первых, очень конкретное вмешательство США и активные действия французского президента Николя Саркози, который одновременно был и президентом Евросоюза, сегодня Грузия была бы другой. В результате российского полномасштабного вторжения было бы свергнуто демократическое правительство Грузии и Кремль добился бы своей главной цели: изменения политического курса Грузии и ее возвращения в полную зависимость от России. Но, к счастью, этого не случилось исключительно и благодаря той международной поддержке, которая была тогда проявлена.

Что изменилось? — После войны 2008 года Грузия еще более сблизилась с альянсом, о чем неоднократно заявлял генеральный секретарь НАТО, и в Чикаго это было подтверждено. Это серьезный сигнал для России: Вы не смогли приостановить процесс сближения Грузии с НАТО; не смогли достичь своей цели — манипулировать планами расширения НАТО и Грузия, несмотря на российскую агрессию, все равно движется к этой цели.После 2008 года Грузия прошла очень серьезный и большой путь.

Тогда, в 2008 году, нас еще не воспринимали той важной страной, которая вносит свой вклад в поддержание безопасности — если твоя роль малозначительна, то, естественно, с тобой считаются гораздо меньше. Это зависит не только от вклада Грузии в Афганистане, но и от политической роли, которую Грузия играет как региональное государство. Это новый элемент, который появился после 2008 года. Именно после августовской войны была создана комиссия Грузия-НАТО, как инструмент политического диалога, возник ежегодный план действия, это дало нам возможность активно и эффективно использовать прошедшие три года, что еще более сблизило нас с НАТО. Мы, практически, ежемесячно, обсуждаем с организацией из 28 государств все актуальные для нас вопросы, начиная с оккупированных территорий Грузии — какая там ситуация, что происходит, как милитаризует Россия эти земли, сколько ракет там установили, как страдает наше население, проживающие там, что предпринимаем мы, какие демократические реформы проводим и т.д. Осведомленность стран альянса по грузинской тематике качественно возросла, что очень важно для нашей безопасности.

— На заявление Госсекретаря США Хиллари Клинтон о поддержке территориальной целостности Грузии и милитаризации оккупированных территорий, МИД РФ ответил довольно резко и указал американцам, что «в Вашингтоне не извлекли должных уроков из событий на Кавказе в августе 2008 года» и «Подогревая таким образом реваншистские устремления Тбилиси, в Вашингтоне не вполне осознают меру ответственности»…

— Реакция МИД свидетельствует, насколько серьезно они воспринимают заявления международного сообщества и насколько хорошо они слышат все сигналы о поддержке Грузии. Они видят, что Грузия не одна — наоборот, если бы не было всех этих заявлений, конкретной дипломатической поддержки, им бы ничего не стоило завести танки и пойти на Тбилиси. Россия всегда проводит политику запугивания не только Грузии, но и запада, который не боится ее агрессивной политики. Запад не допустит, быть инструментом в руках России и зависеть от ее агрессивных планов, он придерживается международного права и добивается, чтобы его уважали все.

— Но реальность показала, что Россию не очень-то волнует ни международное право, ни достигнутые соглашения, она запросто их нарушает…

— Не совсем так. Кремль достаточно прагматичен и хорошо понимает, что за этими заявлениями стоят очень серьезные силы — это альянс, США. Главное, Грузия не одна, рядом с нами международное сообщество. Это и есть те дипломатические сигналы, которые очень конкретно влияют на Россию. Не случайно во всех западных заявлениях подчеркивают слово «оккупация» и все больше стран международного сообщества признает данный факт. В России всегда очень чувствительно реагируют на политическую поддержку в отношении Грузии и понимают, как это усиливает нашу позицию. Поэтому, их реакция служит критерием оценки того, насколько позитивно развиваются международные процессы для Грузии.

В заявлении МИД РФ нет ничего нового. Мы очень сожалеем, что Россия так реагирует на совершенно легитимный процесс интеграции Грузии в международные организации.

— Госсекретарь США также заявила, что для Грузии сегодня главное провести свободные и честные парламентские и президентские выборы, невзирая на провоцирующие военные учения «Кавказ-2012», которые по времени проведения совпадают с выборами. Что вы думаете о предвыборной ситуации?

— Не хочу делать политические оценки в отношении политических партий и объединений. Для нас, правительства, самое главное, провести свободные выборы, которые не оставят никаких вопросительных знаков в отношении развития грузинской демократии. Поэтому, мы приглашаем беспрецедентное количество международных наблюдателей, чтобы никто не смог усомниться в результатах выборов.

— США признали нейтральные документы для жителей оккупированных регионов. В чем важность этого признания?

— Важность в том, что, во-первых, это часть нашей стратегии по интеграции и вовлечения населения оккупированных территорий, чтобы у них были все те возможности, которыми могут пользоваться граждане остальной Грузии. В частности, чтобы они смогли интегрироваться в международное сообщество через Грузию, и все достижения развития Грузии распространялись и на них. Естественно, признание Америкой явится позитивным сигналом для других государств, а для жителей оккупированных регионов открывается конкретная возможность ездить в США, получать образование, пользоваться всеми другими благами. Это станет очень серьезным стимулом для них.