http://www.funkybird.ru/policymaker

Хиллари на Кавказе — взгляд изнутри

Почему активность Хилл тревожит не только Кремль?

От редакции: Недавняя поездка госсекретаря США Хиллари Клинтон по Закавказью не только вызвала неоднозначную реакцию в России, но и породила новый виток дискуссий и прогнозов относительно возможной войны с Ираном. Складывается впечатление, что г-жа Клинтон, чье политическое будущее все более активно обсуждается в США, не только совершает очевидные демарши в геополитическом пространстве приоритетных российских интересов, но и (как в свое время МакКейн перед операцией в Ираке) зондирует регион на предмет «готовности к войне». Верны наши предположения или нет, крайне интересно взглянуть на ситуацию изнутри региона, который «осчастливила» своим турне Хиллари. Мы попросили прокомментировать визит госсекретаря США на Южный Кавказ и в целом описать ситуацию в этом регионе армянского политолога Лили Добровольскую.

Вопросы без ответов

Закончился визит госсекретаря США Хилари Клинтон на Южный Кавказ, оставив множество вопросов и ни одного ответа. Госсекретарь в Ереване и Баку отделалась общими, ничего не значащими фразами о «недопустимости военного решения карабахской проблемы», зато подчеркнула, что США поддерживают Азербайджан в реализации проекта создания Южного газового коридора для экспорта природного газа — связующего звена, которое будет способствовать укреплению связей между Азербайджаном и евро-атлантическим сообществом.

Но давайте все по порядку.

Региональный визит госсекретаря США Хиллари Клинтон на Южный Кавказ начался 4 июня, в Ереване. Ни одна из принимающих сторон на официальном уровне (в отличие от экспертов) не подтвердила, что едва ли ни главной целью визита Клинтон является выяснение позиций государств региона по проблеме Ирана. МИД Армении, например, сообщил, что в ходе встреч с президентом Сержем Саргсяном и главой ведомства Эдвардом Налбандяном особое внимание Хиллари Клинтон уделит мирному урегулированию карабахской проблемы. Это важно для Еревана.

Однако начало визита г-жи Клинтон и впрямь не предвещало ничего хорошего для армянского руководства. Из ереванского аэропорта Звартноц госсекретарь США отправилась не на улицу Баграмяна, дом 26 — засвидетельствовать свое почтение президенту Армении, а в посольство США, где ее с нескрываемым восторгом ждала большая толпа местных политиков, журналистов и правозащитников, т.е. представителей того самого гражданского общества, с которыми обычно беседуют после протокольных встреч с властями. И самая примечательная деталь: основную часть приглашенных составляли люди, которых смело можно назвать злейшими врагами Сержа Саргсяна.

К слову, на встречу с госсекретарем США были приглашены представители всех без исключения прозападных СМИ и практически всех оппозиционных партий Армении. При этом как-то уж очень «вовремя» резко обострилась ситуация на линии противостояния армянских и азербайджанских сил, причем не только в Карабахе, но и непосредственно на армяно-азербайджанской границе. Согласно официальным данным армянской стороны, нарушения режима прекращения огня со стороны Азербайджана приобрели регулярный характер, и они происходят по нескольку раз в сутки.

Однако если до сих пор перестрелки происходили в зоне карабахского конфликта, то накануне приезда Клинтон пресс-служба Министерства обороны Армении сообщила о пресечении диверсионной вылазки в Тавушской области — есть погибшие и раненые. А Тавуш — это, собственно, сама Армения, регион на северо-западе республики, граничащий с Азербайджаном.

На этом фоне верхом цинизма и равнодушия прозвучали слова Клинтон об «осуждении последних инцидентов на линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил».

«Этому насилию должен быть положен конец. Я сказала президенту Азербайджана, что США готовы сделать все, чтобы содействовать урегулированию конфликта», — заявила она уже в Баку.

Складывается такое впечатление, что американская дипломатия специализируется на декларативных, формальных, ничего не означающих заявлениях, потому госпожа Клинтом продолжила свою речь, добавив:

«Мы должны сделать все зависящее от нас для того, чтобы как можно быстрее найти путь к установлению мира. Мы пытаемся сделать все, чтобы достичь мирного соглашения, и оно должно быть достигнуто. Лично я пытаюсь сделать все для этого».

Так и хочется воскликнуть: «Лично мы ваших стараний не видим и результатов тоже».

И ведь не случайно, что другая часть того самого гражданского общества Армении, которая, естественно, не была приглашена на встречу с госсекретарем, выступила с дельным, правда немного запоздавшим предложением:

«Клинтон не угощать надо было, а, переодев в военную форму, заставить побегать по линии соприкосновения. Пусть поймет, каков реальный результат их направленной на «соблюдение мира» деятельности».

В то время, как госпожа Клинтон пускала пыль в глаза армянскому и азербайджанскому народу, американское радио WNWI передало выпуск программы следующего содержания:

«Представьте двух главнокомандующих, которые теряют в день по несколько солдат. Заметьте, солдаты гибнут в то время, когда не ведутся активные военные действия. И в это самое время к ним приезжает кто-то из-за рубежа и просит не применять силу и угрозы. Неужели сама Клинтон не понимает, что план начала войны уже на столе президентов Азербайджана и Армении? Конечно, Госдеп может умолять Клинтон предпринять какие-то шаги, но даже в США понимают, что сегодня из-за Нагорно-Карабахской проблемы война между Арменией и Азербайджаном может начаться в любой момент».

Но, как говорится, чужую беду руками разведу, тем более что визит госсекретаря США в регион преследовал совершенно другие цели.

Зондаж по Ирану

Этот рабочий визит может иметь для региональной динамики достаточно важное значение. Кавказский регион представляет собой несомненную военно-стратегическую и экономическую ценность для мировой империи, выстраивающей все новые комбинации в целях удержания своего глобального доминирования. Всё это более чем актуально для стран Закавказья, вовлечённых в конфликтные ситуации разной степени интенсивности и расположенных в географическом соседстве с Ираном — мишенью №1 очередной американской агрессии. Всем этим обусловлен общественный интерес к встречам и высказываниям госпожи Клинтон, нагрянувшей со своей «инспекционной поездкой» на Кавказ.

Как мы уже было упомянуто, на официальном уровне никто не говорил о том, главной целью визита Клинтон является выяснение позиций государств региона по проблеме Ирана. Тем не менее, госсекретаря США в Закавказье привел именно иранский вопрос и желание удостовериться в лояльности Армении, Азербайджана и Грузии в данном вопросе.

В Вашингтоне не питают иллюзий по поводу позиции Армении: Ереван выступает против военных приготовлений в отношении Ирана. И активизация политики США в Закавказье не может повернуть пророссийский вектор внешней политики Армении на проамериканский, ибо Россия гарантирует Армении надежный «зонтик» безопасности, обеспечивающий защиту границ Армении от агрессии со стороны Азербайджана и Турции.

Кроме того, Россия вооружает Армению и имеет там военную базу.

В ходе итоговой пресс-конференции в Ереване госсекретарь вернулась к вопросу о связи между армяно-турецким «процессом». С деблокацией турецко-армянской границы Вашингтон сможет поставить перед Ереваном вопрос о более четкой позиции в отношении Тегерана. Если раньше США вынуждены были с пониманием относиться к теплым отношениям находящейся почти в полной изоляции Армении с Ираном, то с открытием турецкого направления надобность в упомянутом понимании по меньшей мере перестанет быть понятной.

Впрочем, в армянском вопросе у США — узкое поле для маневра. За пять месяцев до президентских выборов администрация Барака Обамы будет «обязана» считаться с многочисленной и богатой армянской диаспорой, которая к тому же имеет влиятельных лоббистов в Конгрессе. Именно благодаря их усилиям Сенат так и не утвердил на пост посла США в Баку Мэттью Брайзу — опытного дипломата и специалиста по региону. В результате вот уже полгода американская дипмиссия в Баку остается без руководителя.

Баку глазами Вашингтона

Совершенно другое дело Азербайджан. Особый интерес американцев к Азербайджану также обусловлен ситуацией вокруг Ирана. Если искать в порядке посещения южнокавказских столиц определенный символизм, то можно сделать вывод о важной роли, которую Вашингтон отводит Азербайджану.

Встречи Хиллари Клинтон в Баку проходили на фоне резкого охлаждения ирано-азербайджанских отношений. Баку становится важным партнёром Вашингтона в кавказско-каспийском регионе. Однако вряд ли это исключительно собственная инициатива Баку — слишком уж гениально вписывается гипотетический пока ирано-азербайджанский военный конфликт в общую парадигму перестройки Ближнего и Среднего Востока, активно реализуемую США и их союзниками.

Если Вашингтон решится на военную операцию против режима аятолл, помощь Баку ему будет жизненно важна. Совершенно очевидно, что использование азербайджанских военных объектов позволит Пентагону открыть против Тегерана «северный фронт». Тем временем, официально Азербайджан утверждает, что хотел бы сохранить нейтралитет в отношении иранской ядерной программы. Нейтралитет будет сохранять Баку и в случае американо-иранского конфликта. Однако навряд ли Азербайджану это удастся. В последнее время отношения между Азербайджаном и Ираном резко обострились. Поводов для взаимного недовольства хватает. Тегеран возмущен военным сотрудничеством Баку и Тель-Авива, иллюстрацией которого стала беспрецедентная для региона сделка — продажа Азербайджану израильского оружия на $1,6 миллиардов.

В СМИ появилась информация, что Баку и Тель-Авив даже договорились об использовании израильскими самолетами азербайджанских военно-воздушных баз для нанесения ударов по Ирану.

Впрочем, официальные представители Азербайджана и Израиля эти сообщения категорически опровергают. Информация для размышления: азербайджанские военные эксперты посчитали, что в случае военной операции против Ирана иранским вооруженным силам достаточно будет всего две недели для полной оккупации всей территории Азербайджана. И тут уже никакая дополнительная аргументация в виде так называемого «приза» (а приз этот — Нагорный Карабах) не покажется существенной.

Чего хочет Грузия?

Позиция согласной со всем американским Грузии в отношении Ирана на данный момент двойственна. Здесь долгое время категорически опровергали слухи о том, что по иранскому вопросу проходят консультации с США. Только после того, как об этом западным СМИ объявил известный дипломат Мэттью Брайза, МИД Грузии признал факт переговоров.

Тбилиси искренне не желает военного пути решения проблемы, прекрасно понимая, какой шторм может начаться во всем регионе. Но Иран — это не Афганистан и не Ирак, тем более, что власти Исламской Республики жестко предупредили: по любой стране, откуда будет исходить угроза, будет нанесен удар. Поэтому некоторые грузинские эксперты выражают надежду на то, что возможное участие Грузии в антииранской коалиции ограничится предоставлением гуманитарных коридоров.

Впрочем, если визит Хилари Клинтон и преследовал цель «умиротворить» неспокойный Кавказ, то, наблюдая за его последствиями, можно констатировать — более или менее спокойный Кавказ забеспокоился именно после визита госсекретаря США.

Если допустить военный сценарий развития событий, то остается открытым только один вопрос — что начнется раньше, силовые действия против Ирана или в отношении Нагорного Карабаха. Пока все идет к войне за Нагорный Карабах. Ведь не случайно газета The New York Times опубликовала статью с довольно смелым названием: «Россия готовится к войне за Карабах». Пищей для подобных прогнозов послужил рост количества тренировочных полетов российских истребителей над территорией Армении, с начала года их число достигло 300, а количество летных часов по сравнению с прошлым годом увеличилось на 20%.

Аналогичные прогнозы звучат и в самой Армении. Только не Россия готовится к войне за Карабах, а Азербайджан готовит новый военный план к войне за Нагорный Карабах в 2014 году. Проблема интерпретации, как видите. Почему именно в 2014 году? Во — первых, это двадцатилетие договора о прекращении огня, во — вторых, это связано с олимпийскими играми в Сочи, когда внимание России будет отвлечено, и она не сможет отреагировать вовремя.

Рассмотрим другой сценарий: военное нападение на Иран все же состоится. Сделать его США может в надежде одним махом изменить мировой баланс сил, закрепить стратегические позиции, которые позволили бы им доминировать в мире еще пару десятилетий. Однако в Белом доме, да и в Пентагоне есть и те, кто предостерегает от каких-либо силовых действий в отношении Ирана. Ведь даже выведя какие-то ядерные объекты Ирана из строя, американцы гарантированно своими действиями могут заблокировать все поставки энергоресурсов из Персидского залива, которые могут быть перекрыты Ираном в районе Ормузского пролива. При этом самым реальным образом обострится и обстановка в районе Каспия, где Иран может тут же заблокировать не только какие бы то ни было планы по прокладке газопровода «Набукко» под дном Каспийского моря, но и вывести из строя уже имеющиеся нефте- и газопроводы с тем, чтобы наказать Запад за вмешательство в свои дела.

В итоге обострятся кризисные тенденции в западной экономике, которая уже сейчас балансирует на грани серьезной депрессии. То есть получается, что ограниченный удар по Ирану ничего для Запада не решит, зато ущерб нанесет огромный.

Одно из двух: или по сравнению с грядущей новой волной экономического кризиса ущерб от войны с Ираном — малая поправка, или США всерьез рассчитывают на выгоду от большой войны в Азии или на Кавказе.