http://www.funkybird.ru/policymaker

Процедура избрания сенаторов становится еще более абсурдной

Процедура избрания сенаторов становится еще более абсурдной, чем «муниципальный фильтр» для губернаторов.

Увязку между выборами глав регионов и членов Совета Федерации Владимир Путин огласил еще в середине декабря, когда проводил очередной «разговор с народом». Правда, в пакете политических реформ, который был предложен в последнем президентском послании Дмитрия Медведева, места для модернизации верхней палаты парламента не нашлось. Тем не менее, никто не сомневался, что придет время и путинское обещание о новых правилах появления сенаторов будет выполнено.

Напомним, кстати, что Путин дал это обещание в завершении своего сенсационного на тот момент рассуждения о том, как могли бы избираться российские губернаторы. Он предположил, что кандидатов в региональные руководители могли бы выдвигать парламентские партии, затем эти кандидаты проходили бы через консультации с главой государства, ну а потом их можно пропустить и через прямое голосование населения. Примерно по той же схеме можно будет выбирать и представителей регионов в верхней палате – так обозначил Путин свое понимание текущего политического момента.

Однако появившаяся потом в соответствующем законопроекте система выборов глав регионов вдруг стала меняться. Но не сама по себе, а именно под влиянием того самого текущего политического момента. Прошли выборы президента и пик протестов против допущенных на них нарушений – и вот уже выборы губернаторов стали превращаться не совсем в выборы. Появилась идея «муниципального фильтра», доведенная потом до абсурда. Абсурд очевиден, если смотреть с точки зрения нормальных партий, вынужденных пребывать в нашей стране в постоянной оппозиции. Но с точки зрения «Единой России» этот «муниципальный фильтр», как спасательный круг – только он может гарантировать правящей партии ее будущие региональные победы.

Однако после принятия всеми регионами своих законов на этот счет, стало понятно, что обещанные выборы губернаторов окончательно перестали быть таковыми. Теперь мы имеем некую схему, где назначение главы региона (а по большей части переназначение ныне действующего губернатора на новый срок) просто обставлено более сложной процедурой. Недаром, например, лидеры «Справедливой России» называют все это системой назначения с элементами выборности.

И вот Владимир Путин на прошлой неделе прибыл в Совет Федерации, который уже несколько недель подряд вел на своем интернет-сайте общественное обсуждение написанного под диктовку спикера верхней палаты Валентины Матвиенко законопроекта о выборах сенаторов. От президента ждали, что он, конечно, обязательно скажет о новом порядке кооптации членов СФ, и надеялись, что схема, предложенная Путиным, будет более честной. Но этого не произошло. Путинский законопроект о выборах сенаторов выглядит не лучше, чем матвиенковский.

А ведь у президента гораздо больше полномочий для принятия кардинальных решений, чем у спикера верхней палаты парламента. Путин мог бы предложить какие-то более радикальные новации в отношении процедуры выборов членов СФ.

Между тем, согласно законопроекту, получается, что сенаторы делятся на две категории. Те, кто представляет законодательный орган власти субъекта РФ, вроде бы действительно избираемы. Потому что ими могут стать только депутаты соответствующего регионального парламента, которых выбирают членами Совета Федерации их коллеги. То есть выходит, что сенатор от представительной власти проходит электоральное сито дважды: первый раз на обычных выборах, а второй – на корпоративных. Это, конечно, не очень похоже на настоящие прямые выборы, но хоть что-то…

А вот представители в Совете Федерации от исполнительной власти регионов практически не избираемы. Потому что, как того требует закон, становиться сенаторами они будут сначала пройдя непрямое участие в губернаторских выборах, а затем по решению всего-навсего одного человека: того самого, кто станет губернатором. Ведь именно ему предписывается в справочном порядке представлять избирателям тройку предполагаемых сенаторов, из которых он потом и назначает одного.

Эту странную схему никак нельзя считать прямыми выборами. Но Путин во время своего выступления в Совфеде настаивал именно на этом. Однако были и те, кто ставил этот его тезис под сомнение. Например, сенатор Людмила Нарусова спросила президента, не боится ли он, что в этой тройке окажутся представители спонсоров кандидата в губернаторы, причем, из числа олигархов, а может и криминалитета. Путин ответил, что он тоже этого опасается, но названная угроза «купируется публичностью процесса».

Заметим, однако, что повод для оптимизма есть лишь в том случае, если губернаторские выборы представляют собой открытую и честную процедуру, в ходе которой конкурируют программы кандидатов, а не связи с местными финансовыми элитами и указания из Москвы по поводу того, кто должен оказаться победителем выборов. К сожалению, по уже вступившему в силу закону о выборах губернаторов выходит, что основный их принцип заключается именно в последнем. Более того, уже выстроена такая схема, которая во многих регионах не позволит оппозиции даже выставить своего кандидата, не говоря уже о том, чтобы ему позволили победить.

Таким образом, мы опять получаем очередную имитацию выборов и полную абсурда политическую картину: якобы многопартийная система, где почти все новые партии являются спойлерами уже действующих, будет обеспечивать якобы конкуренцию на губернаторских выборах, и граждане якобы будут избирать своих представителей в палате регионов.