http://www.funkybird.ru/policymaker

Казахстан – «кот в мешке» для ОДКБ?

Одной из самых обсуждаемых за последний месяц на постсоветском пространстве остается ситуация вокруг бунта нефтяников в казахстанском городе Жанаозен. Выдвигаются различные причины прошедших беспорядков – от перегибов на местах до причастности западных спецслужб, прогнозируются определенные их последствия. Особую актуальность данное событие приобрело на фоне состоявшихся в России неформального (юбилейного) саммита стран СНГ, заседания Совета коллективной безопасности (СКБ) Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также саммита Евразийского экономического совета. При этом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не только принял участие во всех вышеперечисленных мероприятиях, но и возглавил СКБ ОДКБ, ведь председательство в организации в 2012 году перешло официальной Астане. А очередные инициативы казахстанского лидера по повышению статуса и дееспособности Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ также обсуждались не спроста.

Саммит ОДКБ

Итак, в Москве 20 декабря завершился саммит ОДКБ, в рамках которого были приняты ключевые решения по вопросам размещения военных баз на территории стран-участниц договора, организации и деятельности КСОР и другим направлениям.

Председательство в ОДКБ от Беларуси перешло к Казахстану. Председателем СКБ Организации в 2012 году стал казахский президент Н.Назарбаев. Однако Объединенный штаб по-прежнему доверено возглавлять начальнику Генерального штаба белорусских Вооруженных Сил генерал-майору Петру Тихоновскому.

Принимая эстафету председательства в Организации, Казахстан озвучил свои приоритеты, среди которых – защита информационного пространства государств-членов ОДКБ, дальнейшее развитие и укрепление КСОР, коллективная защита воздушного пространства Центрально-Азиатского региона, а также усиление борьбы с наркобизнесом. Н.Назарбаев также отметил, что определение современного облика сил и средств коллективной безопасности является «одним из важных направлений деятельности ОДКБ», которое, в свою очередь, «должно оказать прямое влияние на развитие оборонных предприятий государств-участников Организации, их техническое переоснащение, на развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в военной сфере».

Лидеры стран-членов блока договорились размещать военные базы третьих держав только с согласия партнеров по Организации. Принятые на заседании документы предусматривают изменения, касающиеся размещения на территории государств-членов ОДКБ объектов военной инфраструктуры стран, не входящих в Организацию, при отсутствии официальных возражений других государств-членов. Эти договоренности дают России возможность воспрепятствовать размещению авиабаз США в Таджикистане или Узбекистане.

Также было оформлено решение, принятое ранее в этом году, – отныне КСОР могут привлекаться для подавления мятежей внутри одной из стран-участниц КСОР. Подписано решение об утверждении Положения о порядке реагирования государств-членов ОДКБ на чрезвычайные ситуации.

Ранее основной задачей КСОР являлось реагирование на акты внешней агрессии. Необходимость их использования и против внутренних угроз вновь стала актуальной после массовых волнений в Западном Казахстане.

Отметим, что на народные волнения в Мангистауской области президенты практически не отреагировали. Например, Дмитрий Медведев заявил, что его «гораздо в большей степени волнует общая ситуация в мировой экономике, в мировых финансах, а также ситуация в зоне евро», а события, «которые происходят на территории наших государств», не должны отражаться на интеграционных процессах.

Несмотря на заявление генерального секретаря ОДКБ Н.Бордюжи о том, что Казахстан в силах самостоятельно справиться с ситуацией в городе Жанаозене и необходимости включения механизмов Организации для ее урегулирования нет, не исключается применение КСОР для этого по просьбе казахстанского президента. В этой связи именно Казахстану предстоит разработать в свое председательствование в ОДКБ порядок применения указанных сил для подобных целей.

С другой стороны вызывает некоторое удивление, что именно Казахстану, который еще недавно считался благополучной страной, а сегодня у него «рыльце в пушку», поручено разобраться со столь специфической задачей. Ведь внутренняя нестабильность – это подрыв авторитета ОДКБ и реальный тормоз принятия решений на уровне Организации. Кроме того, не стоит забывать, что многие инициативы Республики Беларусь в период ее председательствования в ОДКБ в 2011 году, в том числе и связанные с применением КСОР, почему-то не находили понимания у Казахстана. Не мог Н.Назарбаев повлиять и на своего узбекского коллегу, чтобы тот обеспечил ратификацию своим парламентом ряд принятых Организацией соглашений и протоколов.

Станут ли КСОР внутренними войсками ОДКБ?

Прежде чем говорить, на решение каких задач должно быть сконцентрировано внимание КСОР ОДКБ – реагирование на внешние угрозы государств-членов Организации, как это позиционировалось при создании данных сил, или все-таки на разрешение внутренних конфликтов, как этого хочет Н.Назарбаев, необходимо разобраться, откуда сегодня исходят и могут исходить в будущем угрозы как в целом для ОДКБ, так и ее стран в отдельности.

Безусловно, недавние беспорядки в Казахстане наталкивают отдельных политиков на «проталкивание» определенных решений на межгосударственном уровне. В этой связи не исключается, что дальнейшее развитие КСОР будет частично направлено на выполнение полицейских функций и подавление протестных выступлений на территории государств-членов ОДКБ. Руководители стран, напуганные киргизскими и казахскими событиями, возможно, предпочтут привлечение сторонних сил, в частности КСОР, для проведения непопулярных в стране мероприятий по подавлению антиправительственных мятежей или народных беспорядков.

В то же время хотелось бы обратить внимание на более весомые вызовы и угрозы, с которыми уже сталкиваются отдельные государства-члены Организации. Это, прежде всего:

наращивание вооруженных сил, вооружений и военной активности НАТО на границах ОДКБ и Союзного государства Беларуси и России;

увеличение количества крупномасштабных военных учений Альянса в Польше и странах Балтии с целью урегулирования кризисных ситуаций в регионе, по единому замыслу и плану, против «придуманного государства, нежелающего делиться своими природными ресурсами», с привлечением разнородных сил и средств, гражданских структур, подразделений психологических операций и киберборьбы, использованием тяжелой бронетехники;

совершенствование военной инфраструктуры в Польше и странах Балтии под стандарты НАТО в интересах приема и размещения крупных контингентов войск (аэродромов, портов, железных и автомобильных дорог, полигонов);

принятие руководством Альянса дополнительных планов обороны для Польши и стран Балтии от «угрозы с Востока» (хотя НАТО никогда не оборонялось, а действовало превентивно);

строительство американской системы ПРО в Европе без учета интересов и игнорирования инициатив России (планы по размещению: ракет SM-3 морского базирования в акваториях Средиземного и Балтийского морей, наземного – на территории Польши и Румынии; РЛС в Турции и Грузии);

территориальные притязания Германии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Норвегии и Японии к России, в том числе имеющие целью получить доступ к российским природным ресурсам (Арктический шельф, акватории Курильских островов);

розыгрыш «карты поляка» и истерия Польши по поводу «давления» со стороны белорусских властей на нелегитимный Союз поляков на Беларуси, по своей сути являющиеся такими же польскими территориальными притязаниями к официальному Минску;

до сих пор неразрешенный Нагорно-карабахский конфликт, разногласия по которому между Арменией и Азербайджаном могут повлечь конфронтацию по линии ОДКБ-НАТО (между официальным Баку и Турцией (член Альянса) заключен договор, в соответствии с которым агрессия против одного из государств будет рассматриваться как агрессия против обоих);

не снижающийся уровень напряженности в отношениях России и Грузии на фоне последствий грузино-югоосетинского конфликта 2008 года;

высокая вероятность распространения терроризма и религиозного экстремизма с территории Афганистана и Пакистана в Центрально-азиатский регион.

То есть реальных угроз стратегического уровня для государств-членов ОДКБ предостаточно. К сожалению, современный ход событий подталкивает руководителей государств-членов Организации к превращению ОДКБ, создававшейся в свое время как противовес военно-политическому блоку НАТО, в своеобразную полицейскую структуру, которой будут чужды вопросы внешней безопасности. И к глубокому разочарованию такой вариант событий имеет право на жизнь. Тогда закономерен вопрос – а кто тогда будет реагировать на внешние угрозы? И зачем тогда государствам нужны свои собственные полицейские силы?

Прежде всего, КСОР должны оправдывать то свое предназначение, определенное их названием, – оперативно реагировать на внешние угрозы. Показательным примером этому являются успешно функционирующие силы реагирования Евросоюза и силы первоочередного задействования НАТО. В противном случае КСОР можно переименовать в «коллективные полицейские силы ОДКБ».

Согласитесь, не хотелось бы, чтобы назначенные национальные контингенты России и Беларуси, в том числе и военнослужащие 103 прославленной гвардейской мобильной бригады (г. Витебск), выделенные в состав КСОР, были отправлены на подавление народных волнений куда-нибудь в Среднюю Азию. Это им престижа и необходимых морально-боевых качеств, конечно же, не принесет. Поэтому подождем развития дальнейших событий.

В некотором роде сегодня Казахстан расценивается как «кот в мешке» для ОДКБ. По всей видимости, годы благосостояния для казахстанцев уже канули в лета. Многонациональную, богатую природными ресурсами страну начинают подогревать изнутри. Это и клановые противостояния и силы извне. Все это, соответственно, влечет за собой жесткую реакцию существующей политической верхушки. Именно поэтому видится лоббирование Казахстаном на уровне ОДКБ более насущных ему решений, которые позволят обеспечить борьбу именно с внутренними оппонентами власти, а не предотвращение внешних угроз.

Период председательствования официальной Астаны в Организации в 2012 году может оказаться весьма непредсказуемым, несущим в себе бремя сугубо личных интересов, которые могут быть возложены на еще неокрепшие плечи государств-членов ОДКБ.