http://www.funkybird.ru/policymaker

Из России — с зарплатой

Правительство дорабатывает «Концепцию государственной миграционной политики до 2025 года»: в конце апреля тогда ещё президент Дмитрий Медведев дал на это три месяца. Но уже сейчас очевидно, что в ней будет много нереализуемых обещаний, а ситуация с гастарбайтерами ещё долго не изменится. Россия останется единственной державой в мире, которая имеет безвизовый режим с главными странами наркотрафика. Нелегальная миграция будет и дальше преобладать над легальной, потому что для этого специально создаются условия. Наконец чиновничья риторика будет и впредь обходить ключевые вопросы: зачем нам столько мигрантов и к каким последствиям для страны это может привести?

Имя им — миллион

Многое понятно уже по тому, как ведётся учёт приезжих. По данным последней переписи, в России постоянно проживают 700 тыс. иностранных граждан.В Федеральной миграционной службе признают, что гастарбайтеров из стран Кавказа и Средней Азии может быть от 3 до 5 млн. человек, а независимые эксперты называют оценки — 10-12 миллионов. Оказывается, в стране не создано эффективной системы учёта граждан, въезжающих в страну из безвизовых Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана.

Казалось бы, что может быть проще в XXI веке: пограничник прокатывает паспорт въезжающего через сканер, данные автоматически попадают в систему. Если гость прилетел в Шереметьево, так и произойдёт, а если въехал на поезде в Курганскую область — нет. На границе приезжий заполняет миграционную карту вручную. Многие из них невозможно прочитать, поскольку автор не знает русского языка. По словам бывшего главы пресс-центра ФМС Константина Полторанина, в половине случаев направленные по почте квитки не попадают в базу центрального учёта иностранцев.

— Непонятно, что страшного случится, если Россия введёт визы со странами Средней Азии, — говорит юрист и правозащитник Борис Александров. — Рухнет СНГ? Вряд ли. Зато государство зарабатывало бы деньги на оформлении виз, возрос бы контроль за ввозимыми в страну грузами, мы бы точно знали, кто въехал-выехал. Не хотите визы — можно требовать биометрические паспорта, прокатывать пальчики. Вместо этого мы тратим огромные деньги, чтобы задержать нелегала, установить его личность и выдворить из страны. Это же всё не один день занимает, человека надо кормить, содержать, домой отправлять на самолёте, потому что из поезда он выйдет на первой же остановке. Ему запрещают въезд в Россию на пять лет, наш президент недавно требовал ввести срок побольше. А что толку? В Таджикистане можно за 300 рублей сделать новый паспорт на другую фамилию. И через месяц снова быть в Москве.

В 2007 г. в России введены квоты для гастарбайтеров из безвизовых стран. На сайте Минздравсоцразвития создан ресурс, на котором любой работодатель может заполнить заявку на иностранных рабочих. Исходя из количества заявок власти оформляют разрешения на работу.

— Нанять мигрантов, которые ходят толпами и предлагают свои услуги, — не проблема для бизнеса, — говорит столичный предприниматель Андрей. — Никто по доброй воле не хочет иметь дело с государством: мол, я сейчас заполню заявку, ситуация изменится, а мне потом отвечать. Или я не смогу уволить работника, если он мне не подойдёт. В кризис квоту по Москве сократили в шесть раз — до 300 тыс. человек. В итоге, реальное число гастарбайтеров в разы превышает квоту, они становятся нелегалами. И эта ситуация очень выгодна чиновникам, которые во-первых, доят труженика, которому нужна масса платных справок. Во-вторых, могут оштрафовать меня на сумму до 800 тысяч рублей, если я нанял нелегала выкопать канаву. Естественно, сумма штрафа куда меньше, когда платишь на месте наличными и без оформления.

В России лет десять предлагают оценивать в баллах квалификацию, образование, здоровье, интеллект мигрантов, как это делается в Канаде или Австралии. Однако всё время что-то мешает превратить идею в законопроект и вынести его в Думу. Не применяется икейнсианский подход, при котором рабочий-узбек, например, в Магадане получает жильё и соцпакет, а в Москве сам платит за разрешение на работу повышенную ставку. Тем временем эксперты констатируют, что качественный состав мигрантов ухудшился. Например,в 2007 г. треть приезжих из Таджикистана имела высшее образование, попадались вполне квалифицированные инженеры или водители грузовиков. Сейчас едут крестьяне из горных районов, которые не понимают по-русски, мало знакомы с электричеством и в глаза не видели канализации. Тем не менее их активно берут на работу сантехниками.

По данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, до 80% российских заводов нуждаются в умелых руках. А от крестьян из Средней Азии им мало толку. В декабре 2011 г. организация «Опора России» опросила 6 тыс. бизнесменов в 40 субъектах Федерации и выяснила, что нехватка квалифицированных рабочих заняла первое место среди проблем, мешающих развитию промышленности, — важнее, чем коррупция и бюрократия. Среди наиболее востребованных специалистов на рынке труда: электросварщик, токарь, оптик-механик, слесарь по контрольно-измерительным приборам и автоматике и бурильщик скважин. Во время визита Владимира Путина на судостроительные заводы в Петербурге выяснилось: электросварщикам предлагают 60 тыс. рублей — и людей не найти. Тогдашний премьер сильно удивился, но воз и ныне там: нет системы, при которой ценный специалист из ближнего зарубежья получал бы, например, вид на жительство по упрощённой схеме.

Зато существует другая система. Она устроена таким образом, чтобы приезжий платил как можно больше: за получение регистрации, разрешение на работу, временное проживание. Громадный поток наличных даёт также проведение контрольных проверок, регистрация в «резиновых квартирах» и перепродажа квот. А принятие законов, которые могли бы эту практику разрушить, всячески тормозится.

Не думай о мигрантах свысока

Сотрудники ФМС постоянно напоминают, что не нужно пользоваться услугами посредников, среди которых много аферистов. По их словам, не надо бояться обращаться в миграционные службы, работники которых рады помочь человеку легализоваться. Но попытка пойти по этому пути нередко упирается в километровые очереди и волокиту.

— Приезжим рабочим трудно пройти мимо коррупционных схем, почти все они легализуются через посредников, — говорит глава московского фонда «Таджикистан» Гавхар Джураева. -Чаще всего к середине лета в ФМС нет трудовых квот, зато их можно купить у посредников за 15-20 тысяч рублей. В госструктурах часто ещё и дадут телефон агента, к которому нужно обратиться. И не факт, что купленные у него документы окажутся подлинными. Например, на Казанском вокзале агенты продают фальшивки, с которыми рабочего тут же ловит полиция и ему приходится снова платить. Даже такую мелочь, как справки о въезде, продают посредники у таджикского консульства за одну тысячу рублей. В консульстве справка должна стоить 250 рублей, но получить её почему-то непросто.

Требовать с гастарбайтеров за любую услугу деньги не стесняются ни чиновники, ни посредники, ни постовые: бесправные и неграмотные, скорее всего, жаловаться не пойдут. Часто бывает, что таджик у себя на родине платит деньги, чтобы по приезде в Москву иметь полный пакет документов и работу. Приезжает, работает, а в зарплату получает 5 тыс. вместо 25 тыс. рублей. Правозащитники, поддерживающие мигрантов, завалены сотнями заявлений об обмане с оплатой: бывает, сумма долга таджикской бригаде превышает миллион рублей, а работодатель лишь объясняет, что «с деньгами сейчас плохо».

— Все, кто кормится за счёт мигрантов, понимают, что они приезжают в Россию без денег и не могут платить ни за какие справки, — говорит таджикский правозащитник из ПетербургаМухиддин Муминов. — Чтобы хотя бы попытаться легализоваться, мигрант должен сначала заработать деньги. То есть трудиться нелегально. Тем более получение разрешения на работу и подтверждение квалификации занимает от 20 до 60 дней, и всё это время людям надо как-то жить. На улице приходится платить полицейским деньги, даже если с документами порядок. У знакомых ребят регистрации рвали в клочья, если они не хотели наряду сто рублей дать. Или в бытовку, где они живут, врываются… гаишники. И требуют денег за мифическое «незаконное нахождение». Многие приезжие в такой ситуации предпочитают даже не тратить время на документы, а сразу ищут работу на каких-нибудь частных квартирах и без нужды не выходят на улицу. Многие таджики настолько не доверяют властям, что переводят деньги на родину не через банк, а при помощи специальных «перекидчиков»: за 2-3% от суммы получатель в Таджикистане может немедленно взять деньги у членов того же синдиката.

Правозащитники рассказывают, что каждый иностранный рабочий за один приезд в Россию раздаёт на взятки в среднем 30 тыс. рублей. Если предположить, что в стране 10 млн. гастарбайтеров, получается 300 млрд. рублей, которые расходятся по чьим-то карманам. Это не считая официальных платежей. По статистике, 112 тыс. работодателей заплатили в 2011 г. 4,5 млрд. рублей штрафов за использование труда нелегалов. А сколько сумели договориться?

— Сегодня многие полагают, будто главная проблема миграции — национальная. Но всё, как обычно, упирается в экономику, — говорит экономист Андрей Близнец. — Раньше таджикских рабочих продавали, как скот у дороги, «чёрные бригадиры». «Наведение порядка» выразилось в том, что теперь эту нишу заняли агентства со связями в лицензионно-разрешительной системе. Ужесточена охота на нелегалов, что должно подтолкнуть их покупать документы. В 2008 г. правила для мигрантов упростили, число легализовавшихся возросло вдвое. Система тут же отреагировала сокращением квот и усилением волокиты — и сейчас число нелегалов, похоже, снова растёт. Какой ему смысл оформляться, особенно если он приехал в Россию на полгода? Ведь если его кинут с деньгами за работу, всё равно никто не поможет.

Интересный факт

Эксперты подсчитали, что на каждый увезённый рубль гастарбайтеры оставляют в России на пять рублей своего труда.

Зачем и кому это нужно

Поручение разработать стратегию миграционной политики Президент РФ дал ещё в 2005 году. Прошло семь лет. Глава Федеральной миграционной службы (ФМС) Константин Ромодановский в интервью говорит о трёх основных аспектах развития. Во-первых, масштабы и формы миграции должны исходить из интересов простого российского гражданина. Во-вторых, на смену сезонным мигрантам должны прийти специалисты, в которых «конкретно заинтересована российская экономика». В-третьих, предполагается бороться с незаконной миграцией, в частности закрывать въезд для нарушителей на пять лет вместо трёх.

Вряд ли в ФМС не знают про паспорта на другую фамилию за 300 рублей. Никто до сих пор не запрещает регистрировать в одну квартиру сотни людей. Единая база иностранных рабочих так и не создана. И не заметно мер, которые защищали бы права простого гражданина по примеру стран Европы.

— В Германии иностранец работает на любой должности лишь до тех пор, пока её не решит занять гражданин, обладающий соответствующей квалификацией, — говорит юрист Андрей Воробьёв. — Законодательство контролирует и адекватный размер зарплат, ниже которых нельзя падать. Допустим, у меня медицинский центр. Я открываю ставку врача-педиатра за 10 тысяч рублей в месяц. Кто ко мне пойдёт? Скорее всего, узбек или таджик. Должен быть закон, запрещающий предлагать на эту ставку меньше 20-25 тысяч. Иначе нас будет обслуживать медперсонал из Средней Азии с купленными в переходе дипломами, а местные врачи — получать пособие по безработице.

В провинции обычная ситуация, когда деревенские мужики сидят без работы, а дорогу у них под окном ремонтирует бригада киргизов. Безработица в России составляет 7-8% трудоспособного населения — примерно столько в стране легальных и нелегальных мигрантов. Однако есть устойчивое мнение, что без мигрантов нам всё равно никуда.

— В течение ближайших пяти лет трудоспособное население будет сокращаться по миллиону в год, — говорит заведующая лабораторией миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанна Зайчонковская. — Чтобы обеспечить экономический рост, нужно увеличивать численность рабочей силы, а не сохранять её на одном уровне. Поэтому и Германия, и Япония, и США привлекают мигрантов, которые создают в России 8-10% ВВП, работая в отраслях, куда редко соглашаются идти русские. Однако миграционная привлекательность России падает. В Азербайджане сейчас неплохо с работой, оттуда стали меньше приезжать. Несколько лет назад 70% молдавских мигрантов работали в России, а 30% — в Европе. Сейчас соотношение обратное.

Однако бывший глава пресс-службы ФМС Константин Полторанин говорит, что за всё время работы никогда не видел серьёзных исследований о том, сколько мигрантов нужно России.

— Про необходимые стране 10 миллионов новых рабочих рук — чушь, — говорит Полторанин. — Идёт неуправляемый процесс, «рубеж невозврата» давно пройден. Когда страна плотно подсаживается на миграцию — это признак тяжёлой болезни экономики. Тем более есть общепризнанный барьер: количество приезжих не должно превышать 10% по отношению к коренному населению — иначе начнутся межэтнические распри. В крупных городах России этот барьер значительно превышен. Создан рынок рабов, который удобен двум процентам населения страны, а остальным гражданам он не нравится…

…По всей видимости, у Кремля тоже есть понимание, что ситуация с мигрантами не слишком благополучна. Выступая на Совбезе в апреле, Дмитрий Медведев определил пять принципиальных моментов в миграционной политике. Тут и проблемы их социокультурной адаптации, и распределение приезжих между регионами, и легализация, и борьба с этнической преступностью. Глава государства отметил, что «требуют уточнения и механизмы определения потребности в иностранной рабочей силе». Вопрос в том, как это будет исполняться.

В 2013 г. планируют ввести дактилоскопию для приезжих. Широко разрекламированы патенты на работу у частных лиц «без права коммерческого использования труда». Это кратчайший путь легализовать прислугу или строителей частных домов, но в фермерском хозяйстве с патентом работать нельзя. Как пояснил чиновник ФМС, если только фермер не собирается съесть урожай сам.

Немецкое наступление

В федеральной миграционной службе внимательно следят за концентрацией мигрантов в российских регионах. По словам главы ФМС Константина Ромодановского, самый большой процент граждан Таджикистана по отношению к коренному населению отнюдь не в Москве, а в Пермском и Красноярском краях, Свердловской и Оренбургской областях. Наибольшая доля иностранцев оказалась в Калужской области, где областная власть создаёт условия для легальной работы мигрантов. По статистике, граждан Германии на территории России на 50 тыс. человек больше, чем подданных Китая. Константин Ромодановский в интервью признаёт, что статистика не даёт полной картины, а среди китайцев много нелегалов.

Полюбите нас россиянами

Высшие чиновники часто говорят о пользе миграции для экономики страны, но при соблюдении ряда условий. Идеал мигранта: молодой, семейный, со знанием русского языка, приехавший в страну навсегда, склонный интегрироваться в общество и чьи дети стали бы в полном смысле россиянами. Разумеется, никто не ждёт неграмотных уголовников и наркоманов, которые намерены создавать в российских городах национальные гетто. Но противопоставить худшему миграционному сценарию пока нечего.

В ФМС не первый год говорят о мерах против появления гетто. Однако, по словам президента Международного альянса «Трудовая миграция» Николая Курдюмова, компактные расселения мигрантов уже есть в Москве. Хотя и нельзя сказать, что гетто сформировались окончательно.

— Превращение обычного спального квартала в этнический начинается с закрытия крупных предприятий по соседству, распада инфраструктуры и уменьшения числа образованных людей до 30%, — говорит социолог Сергей Прозоров. — Растёт уровень преступности, люди начинают продавать или сдавать жильё, падают цены. Вот тогда в район приходят мигранты. В Москве ещё с советских времён есть районы общежитий для лимитчиков. Или, например, всех беженцев из Баку и Нагорного Карабаха селили в районе Востряково. Или вокруг Черкизово азербайджанцев живёт куда больше чем 10%. В Петербурге та же ситуация вокруг Правобережного рынка на улице Дыбенко. Не представляю, какими мерами власти могут изменить этот процесс.

Этнические кварталы быстрее всего образуются в регионах, где есть коррупция и ксенофобия, где приезжему трудно выжить без помощи соотечественников. В девяностые годы из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана бежали десятки тысяч русских семей. Непонятно, на чём основано предположение властей, что сегодня узбеки и таджики захотят приобщаться к русской культуре.

— Для получения российского гражданства нужно сдавать тест по русскому языку, — говорит Сергей Прозоров. — Эту норму ввели только с 2012 года, сдать тест можно в 130 вузах страны. Кто может поручиться, что за это не будут брать деньги, как при сдаче на водительские права? В Таджикистане, например, освоены приличные средства на преподавание русского языка в колледжах. Но язык мало кому нужен, в наше общество намерены интегрироваться единицы.

Несколько лет назад публиковались дикие данные о наличии инфекционных заболеваний у мигрантов из Средней Азии: в 10-20 раз выше российских норм! Власти «приняли меры». В 2011 г. среди иностранцев в России выявлены 2653 человека с туберкулёзом и 1215 ВИЧ-инфицированных. В России и Украине с ВИЧ-инфекцией живёт примерно 1% населения. На 10 млн. иностранцев получается 0,012% — почти в 100 раз меньше. Понятно, что при въезде в страну не будешь каждому устраивать медосмотр, а говорить о взаимопризнании документов с Таджикистаном смешно. При некоторых клиниках работают медкомиссии (4 специалиста, 4 анализа), которые выдают справки для получения разрешения на работу иностранцам. Например, в Петербурге эта услуга стоит 4 тыс. рублей. Рассказывают, что за 8 тыс. можно получить справку не выезжая из родной страны.