http://www.funkybird.ru/policymaker

США никак не найдёт управу на Иран

Несмотря на титанические усилия американских политиков, выстроить единый антииранский фронт в Азии им не удалось.

Президент США Барак Обама 31 июля объявил о введении новых санкций против Ирана. Однако Иран на протяжении последних трех десятков лет успешно преодолевает все усилия американцев и их союзников в э том направлении. Его главным помощником в этом деле выступает нефть. Она всеми правдами и неправдами прокладывает себе дорогу к потребителям, даже в условиях нефтяного эмбарго. Взамен страна теми же способами получает импортные товары и технологии, необходимые для жизни и развития. Впрочем, в последнее время делать это стало куда труднее.

Вынуждая Тегеран отказаться от ядерной программы, США и Евросоюз в этом году ввели запрет на импорт иранской нефти. Европейское эмбарго окончательно и бесповоротно вступило в силу 1 июля. Вашингтон тем временем добился присоединения к этим санкциям некоторого числа азиатских стран-импортеров нефти. Однако это был лишь временный успех: нефть помогла Ирану отыграться. Несколько дней назад Япония и Южная Корея де-факто отказались поддерживать эмбарго, а Египет во всеуслышание подтвердил, что оно его вообще не касается.

Несмотря на титанические усилия американских дипломатов и политиков, выстроить единый антииранский фронт в Азии не удалось. Крупнейшие импортеры иранской нефти – Китай, Япония, Индия – под теми или иными предлогами выторговали себе право продолжать этот импорт. Некоторые, правда, согласились уменьшить его объемы. Лишь Южная Корея полностью прекратила закупки черного золота в Иране. Однако стабильной замены иранскому сырью не нашлось, да и Тегеран пригрозил ответными недружественными мерами, и не так давно корейские СМИ сообщили, что на правительственном уровне принято решение: закупки иранской нефти возобновить. Только с условием, что Иран сам будет ее доставлять и страховать свои танкеры.

Кстати, со страховкой тоже были проблемы и тоже благополучно разрешились. Одним из проявлений европейского эмбарго стал запрет на страхование иранских танкеров (большей частью застрахованных именно в Европе). А по современным правилам мореходства, не имея страховки, судно не может зайти ни в один крупный порт. Но иранцы быстро сориентировались: перерегистрировали свои танкеры на островном государстве Тувалу, под флагом которого отныне бороздят океаны. Теперь ничто не мешает европейским страховщикам вновь взять их на обслуживание. Кроме того, согласно информации The Wall Street Journal, недавно индийская страховая компания United India Insurance Co. взялась страховать иранские танкеры (общая сумма страхового покрытия составляет $50 миллионов). Аналогичное решение приняла и Япония, разрешив государственным и частным страховым компаниям предоставлять страховку иранским танкерам, осуществляющим транспортировку сырой нефти.

Тем временем Египет продолжает транспортировать иранскую нефть как ни в чем не бывало. В середине июля источник в энергетическом секторе страны заявил газете «Аль-Ахрам», что «эмбарго затрагивает только страны-члены ЕС, мы не имеем к этому никакого отношения». Иранская нефть продолжает поступать по трубопроводу компании SUMED, который соединяет Суэцкий залив со Средиземным морем, – более 160 тыс. баррелей по нему ежедневно поставляется в Турцию. Еще 100 тысяч баррелей в сутки доставляют турецкие танкеры из египетского порта Сиди-Кирир, а 60 тысяч баррелей – иранские танкеры через Суэцкий канал.

Наконец, даже в нынешних условиях находятся и новые покупатели иранских углеводородов. Недавно власти Эквадора сообщили, что ведут переговоры с Ираном о покупке топлива на $400 миллионов. «Эквадор – суверенное государство и может устанавливать связи с любой страной», – заявил президент ЦБ Педро Дельгадо.

Впрочем, было бы ошибкой полагать, что Ирану удается обходить санкции без потерь. По данным Организации совместной инициативы по нефтяной статистике (JODI, Joint Organizations Data Initiative), в мае нефтяной экспорт Ирана сократился с 1,9 до 1,88 млн баррелей в сутки. А в июне одна только Турция уменьшила импорт нефти из ИРИ с 280 до 110 тыс. баррелей в сутки. В июле, после введения Евросоюзом полного эмбарго, показатели экспорта нефти должны еще сократиться.

Еще хуже то, что даже те покупатели, которые не отказываются от иранской нефти, зачастую вынуждены использовать нестандартные схемы оплаты: например, расчеты в национальных валютах или бартер. Все это, разумеется, сокращает приток конвертируемой валюты в Иран, а она необходима, чтобы рассчитываться за товары и технологии, импортируемые из развитых стран. В этом контексте более серьезным ударом, нежели нефтяное эмбарго, стало решение ЕС запретить европейским банкам осуществлять валютные операции с иранскими контрагентами. Так что теперь деньги, поступающие от экспорта нефти, оседают на счетах Иранской национальной нефтяной компании в национальных валютах стран-импортеров: ни в доллары, ни в евро их не конвертирует ни один международный банк. Это заставляет Иранский Центробанк задействовать все возможности по приобретению конвертируемой валюты – в первую очередь, на внутреннем рынке. Но и это не приносит желаемых результатов.

Таким образом, чтобы избежать финансовой катастрофы, Ирану приходится постепенно сворачивать всякие торговые контакты с развитыми странами, переориентируясь на тех партнеров, которые готовы торговать с ним без использования конвертируемой валюты. Возможно, это даже будет способствовать складыванию в мировой экономике некой «бездолларовой» зоны развивающихся стран.