http://www.funkybird.ru/policymaker

Что ослабляет оппозиционное движение Петербурга

После выборов 4 декабря северная столица санкционировано выходила на митинги протеста уже трижды. Первый раз 10 декабря через центр города прошествовали порядка 10 тысяч участников. Второй митинг – через неделю – собрал на Пионерской площади чуть меньше людей. Зато нынешний, 24 декабря показал гораздо меньшее число участников.

«Системная» оппозиция в лице «Справедливой России», «Яблока» и КПРФ ушла на Пионерскую площадь, собрав около полутора тысяч человек, а «несистемная» вывела на площадь Сахарова чуть больше тысячи.

У журналистов, конечно, появилось искушение объявить о том, что градус протестных настроений в городе пошел на спад – мол, новогодние праздники на носу, да и вообще устали горожане ходить на митинги. Однако реальная причина кроется совсем в другом. Как говорят, представителям прошедших в ЗакС партий не удалось справиться с неуемными амбициями лидера петербургского Объединенного гражданского фронта (ОГФ) Ольги Курносовой, которой очень уж хотелось оттянуть на себя внимание публики. В результате люди просто не знали, куда идти, и в итоге не пошли никуда. Остались дома восхищаться сплоченностью москвичей.

Кроме того, удар по оппозиционному движению Петербурга нанесла и другая история. В конце прошлой недели стало известно, что в региональном отделении партии «Яблоко» назревает раскол. Бюро партии рекомендовало спорным получателям мандатов Ольге Галкиной и Вячеславу Нотягу отказаться от депутатских кресел, передав мандаты следующим по списку Михаилу Амосову и Александру Беляеву. Решение принято на основании того, что якобы по округам последних были проведены вбросы от «Единой России». После подсчета 95 % бюллетеней Амосов с Беляевым лидировали, однако затем внезапно резко потеряли в голосах.

История этого конфликта уходит корнями еще в 90-е годы. Петербургское «Яблоко» в принципе никогда не отличалось консолидированностью – здесь всегда было две фракции. Одну из них уже тогда возглавлял Михаил Амосов – в противовес нынешнему главе ФАС Игорю Артемьеву. «Естественно, оба старались в меру сил насолить друг другу. Летом 2000 года, например, когда Артемьев боролся за пост губернатора и набрал свои честные 15 %, Амосов первым направил губернатору Владимиру Яковлеву поздравление с победой», – рассказывает политолог Владимир Герасимов.

Когда Артемьев отправился в Москву, ему наследовал Максим Резник, возглавивший отделение и в меру сил продолживший борьбу с фракцией Амосова. Собственно говоря, и Галкина, и Нотяг считаются именно его людьми. И хотя вопрос о добровольной сдаче мандатов поднял сам Резник, все решения бюро партии носят чисто рекомендательный характер – получается, лидер регионального отделения просто «умыл руки», сложив с себя ответственность.

Ни Галкина, ни Нотяг пока что решения не приняли. Однако мягкие кресла Законодательного собрания, надо думать, пришлись им по вкусу. Галкина, например, находится на пятом месяце беременности и уже сложила с себя полномочия муниципального депутата, которым была до прихода в ЗакС. Уходить из Мариинского дворца «в никуда» было бы неразумно. А Нотяг в интервью журналистам вообще заявил, что на бюро никаких решений принято не было. И предложил дождаться решения суда, которое, как он надеется, добавит «Яблоку» еще целых четыре мандата. «Я не держусь за депутатское кресло и за зарплату, я достаточно обеспеченный человек, но я много сделал во время кампании для партии и считаю, что тоже могу претендовать на мандат», – добавил он.

В этой неприятной истории есть и еще один любопытный бенефициарий. «Как говорят, вся кампания «Яблока» была не только санкционирована «Единой Россией», но даже велась совместно с этой партией, – рассказывает Владимир Герасимов. – Дело в том, что на выборах 4 декабря «Яблоко» выступило техническим коспонсором единороссов. Вместе они вели кампанию против «Справедливой России»: чем больше набирало «Яблоко», тем меньше набирали «эсеры». С другой стороны, режиму гораздо удобнее держать в парламенте беременную Галкину, чем Беляева и Амосова. Пересчет голосов, который пошел по участкам, поднимал трех «оппозиционеров» – перебежчика Вадима Ларионова из «эсеров» и тех яблочников, которые не страшны режиму. Поэтому совсем не удивительно, что технология «Единой России» неожиданным образом оказалась полезной и для фракции Максима Резника в «Яблоке».

По мнению политолога, для петербургского Законодательного собрания подобные «фракции заднескамеечников», не имеющие реального политического веса и голосующие по указке, – это норма. Однако сейчас меняется политический запрос: «Люди стали внимательнее относиться к политической жизни. Им не нравится, что голосуют они за одних, а мандаты получают другие, не нравится видеть, как их избранники рожают и уходят в декрет или перебегают из одной партии в другую. Получается, еще месяца не прошло, а «сильная сплоченная оппозиционная партия» уже успела публично продаться властям, отдав голоса спикеру Вячеславу Макарову, и начала выяснять между собой отношения. В следующие выборы, которые, возможно, не за горами, партии «Яблоко» уже просто не поверят».