http://www.funkybird.ru/policymaker

Борис Акунин: время Путина заканчивается

Премьер-министр Владимир Путин на встрече с руководителями СМИ заявил, что готов к контактам с представителями оппозиции, в частности, с писателем Борисом Акуниным (Григорием Чхартишвили). В интервью радио Свобода Акунин о подобной перспективе высказался скептически.

— Я очень сомневаюсь, что эта встреча вообще возможна на данном этапе. Я думаю, что Владимир Путин сказал это просто так, в качестве фигуры речи. Зачем ему устраивать публичную встречу с людьми, которые будут говорить ему всякие неприятные вещи? Если же все-таки эта встреча состоится, у меня есть ощущение, что он пока не созрел для серьезного разговора. По-моему, он пока еще до конца не осознал ситуацию, в которой он на сегодняшний день оказался. Но если я ошибаюсь, и если такая встреча произойдет, мы, во-первых, обсудим ее предварительно на Лиге избирателей, членами которой мы с Дмитрием Быковым являемся. И скажем Владимиру Путину все, что Лига сочтет необходимым.

— Владимир Путин не производит впечатления человека, которого можно заставить изменить точку зрения. Вы думаете, можно убедить его в чем-то, в том, например, что выборы были сфальсифицированы?

— Я думаю, что Владимир Путин это знает лучше всех, так что убеждать его в этом бессмысленно. Такая встреча, если она состоится, имеет смысл лишь в том случае, если она будет абсолютно открытой, если каждое слово, произнесенное на этой встрече, станет известно обществу, и это уже само по себе станет важным информационным событием. А уж какие Путин сделает для себя выводы из этого, мы не узнаем.

— У премьер-министра есть такая способность — говорить о людях из оппозиции, даже тех, чьи таланты он признает, в несколько уничижительном тоне. Вы, похоже, после вчерашней этой реплики встали в один ряд с музыкантом Шевчуком. Путин приплел ваше этническое происхождение к вашей политической позиции или попытался объяснить причины, по которым вы вдруг ее заняли.

— Я, честно говоря, к этому серьезно не отношусь. Ну, его так учили в его спецшколе, это такой нормальный прием очернения оппонента. Ничего очерняющего для себя я в этом не вижу. Ну да, я грузин, и что такого? Это ведь сказано было с намеком, что вот раз я этнический грузин, то, стало быть, я вроде как и враг России. Никто, я думаю, из нормальных людей к этому всерьез не отнесся. Просто Владимир Путин лишний раз продемонстрировал всем, что он за человек, и какой у него уровень мышления.

— Много встреч уже провел Владимир Путин с деятелями культуры, с общественными деятелями, с журналистами. Никогда из этих встреч ничего хорошего не получалось. Как правило, Путину удавалось использовать их в своих интересах. Нет ощущения, что сейчас тоже может такое повториться?

— Я совершенно этого не боюсь. Кроме того, у меня сейчас такое ощущение, что все, что сделает Путин, идет ему исключительно во вред. Эта система деградировала до такой степени, что пилит и пилит сук, на котором сидит, и сама не понимает, чем занимается. Ей богу, у меня твердое ощущение, что историческое время Владимира Путина заканчивается.

— Вы не боитесь в глаза сказать премьер-министру России и будущему, вероятнее всего, президенту России, что о нем думаете? Он злопамятный человек…

— Я бы с большим удовольствием это сделал, можете мне поверить.