http://www.funkybird.ru/policymaker

Илья Яшин: спящий народ должен проснуться

Чем ближе день президентских выборов, 4 марта, тем больше вопросов возникает к внесистемной оппозиции. Удастся ли ей сподвигнуть власть пойти на уступки, как реагировать на ответные акции со стороны сторонников Владимира Путина, что оппозиционеры собираются делать в случае победы действующего премьер-министра и признания его победы мировым сообществом, какую стратегию выберут несогласные после дня голосования? Оппозиция настаивает, что не оступится до тех пор, пока не будут проведены перевыборы парламента, принято новое избирательное законодательство, а Путин не уйдёт в отставку. Но хватит ли противникам премьера на это сил? Найти ответы на эти и другие вопросы «Политком.Ру» попытался у одного из участников оргкомитета по проведению протестных акций оппозиции в Москве, члена бюро федерального политсовета движения «Солидарность» Ильи Яшина.

4 февраля состоялся очередной масштабный митинг оппозиции – по различным оценкам, на Болотной площади собралось от 20 до 100 тысяч человек. Какие, на Ваш взгляд, главные результаты данного мероприятия? И какие дальнейшие планы оппозиции?

— Ну, насчёт 20 тысяч Вы явно погорячились. Даже московская полиция, которая традиционно занижает численность протестных акций, заявила о 36 тысячах участников февральской демонстрации. На самом же деле людей было гораздо больше. Стоя на трибуне, я не видел окончания митинга. Было точно не меньше 100 тысяч человек.

Государственная пропаганда накануне говорила, что «Генерал Мороз» поможет Путину, что холода отобьют у людей желание протестовать. Однако скептики посрамлены, люди всё равно вышли на улицу. Это демонстрирует, что крупные митинги в декабре носили не сиюминутный характер. Требования перемен подкреплены готовностью десятков тысяч людей терпеть лишения, и властям придётся с этим считаться.

В конце концов, мы вынудим Путина пойти на переговоры с оппозицией. Конечно, он может пытаться нас не замечать. Но рано или поздно в Москве потеплеет. И тогда мы выйдем на очередной митинг, но по окончании его откажемся расходиться, пока наши требования о проведении честных выборов не будут удовлетворены.

Какой будет стратегия оппозиции на выборах 4 марта? Голосовать за любого другого кандидата, кроме Путина? Если за любого, то почему, например, конкретно не за Прохорова, как за наибольшего либерала?

— Стратегия простая — ни одного голоса Владимиру Путину. В стране сформирован режим личной власти этого человека. Именно концентрация власти в одних руках является на практике причиной роста коррупции, увеличения социального расслоения и административного произвола.

Кто-то из наших сторонников будет голосовать за других кандидатов. Кто-то испортит бюллетень. Это не важно: главное, чтобы люди проявили активную гражданскую позицию, а после дня голосования — снова вышли на улицу.

Что касается Прохорова, он мог бы получить поддержку площади, если бы занял более активную позицию. Но степень оппозиционности этого кандидата нас пока не очень устраивает. Он отказался выступать на Болотной площади, он так и не подписался под резолюцией митинга. Впрочем, многим оппонентам нынешней власти Прохоров кажется более-менее приемлемым вариантом, и часть протестного электората он наверняка завоюет.

Допустим, случится второй тур, и Путин в нём победит. Выборы будут признаны мировым сообществом, как удовлетворяющие всем международным стандартам. Каковой тогда будет реакция и дальнейшая повестка российской оппозиции?

— Эти выборы изначально не удовлетворяют демократическим стандартам, хотя бы потому, что на них не допущены реальные оппоненты Путина. Политическая система в России устроена таким образом, что он по факту сам выбирает себе удобных спарринг-партнёров, а наиболее опасные конкуренты не допускаются к предвыборной гонке с помощью административных барьеров. Так что о легитимности этих выборов не может быть и речи, даже независимо от подсчёта голосов.

Поэтому повестка наша не изменится: мы будем настаивать на требованиях, сформулированных в резолюции последнего митинга. Мы будем требовать новых выборов парламента и президента, реформы политической системы и привлечения к уголовной ответственности фальсификаторов.

Не кажется ли Вам, что тональность, выбранная оппозицией или, по крайней мере, большей её частью по отношению к Путину и «Единой России» дискредитирует не только власть, но и саму оппозицию. Согласитесь, высказывания вроде «за Путина голосует только быдло», поведение некоторых «болотных» лидеров по отношению к журналистам, той же Чириковой, вечные обзывательства в адрес любых представителей партии власти, кто бы ими не являлся — это всё же некоторый перебор, Вам так не кажется? Всё же за Путиным, его идеологией, его программой ну или просто за его политической фигурой стоит значительная часть российского общества.

— Я ни разу не слышал от своих коллег подобных выражений. Если кто-то позволял себе подобное, это либо глупость, либо провокация.

Конечно, у Путина есть сторонники, и на честных выборах он получил бы какой-то процент голосов избирателей. Претензия ведь не в этом. Мы возмущаемся тем, что для главы российского государства созданы привилегированные условия. Федеральные телеканалы, административный ресурс, судебная и правоохранительная система — всё по факту работает на обеспечение его победы. Мы имеем дело с самой настоящей узурпацией власти. Если бы Путин конкурировал честно, если бы он играл по правилам и побеждал в равной борьбе, он сохранил бы легитимность. Но он избрал путь диктатора, поставив себя выше закона. Поэтому он должен уйти.

Что Вы можете сказать по поводу митинга на Поклонной горе? Властям удалось собрать значительное количество сторонников. Разумеется, можно утверждать, что часть из них куплена и проплачена. Но не все же 150 тыс. Даже если 10 тыс. человек пришло туда по велению сердца, как Вы относитесь к таким людям? Имеют ли они право выражать таким образом своё видение сложившейся политической ситуации в стране?

— Ну я же говорю: у Путина есть сторонники, и на Поклонной горе они тоже были. Естественно, у них есть такое же право на свободу собраний, как и у оппонентов власти.

Я, кстати, спокойно отношусь и к тому факту, что людей на проправительственный митинг выгоняли из-под палки с помощью административного давления. В конце концов, это сыграет против властей. Если людей заставляют митинговать за Путина, очень сомневаюсь, что 4 марта они за него проголосуют. Уверен, что среди бюджетников найдётся немало тех, кто покажет нашему самопровозглашенному национальному лидеру фигу в кармане.

Что бы лично Вы сказали избирателям Путина? К чему призвали бы их?

— Я бы призвал их не бояться и не позволять собой манипулировать. Важно, чтобы люди формировали своё мнение о происходящем в стране не только по той информации, которую выливает на нас государственная пропаганда. Мы ведь живём в ХХI веке, в эпоху Интернета, почти у всех есть возможность использовать альтернативные источники информации. Любой может ознакомиться с разными точками зрения и самостоятельно сделать вывод, кто прав в споре власти и оппозиции.

Как Вы относитесь к инициативам президента Медведева по либерализации законодательства в отношении политических прав и свобод?

— Сложно воспринимать Медведева всерьёз. Уступив президентский пост Путину, он разочаровал миллионы своих сторонников, фактически поставил крест на своей репутации. За последние годы он проявил себя как блоггер, но как президент и самостоятельный политик — просто не состоялся.

Впрочем, шанс на либерализацию политической системы действительно существует. Власть, конечно, попытается нас перехитрить и выдать косметический ремонт за полноценные реформы. Но дураков нет — мы продолжим давление и добьёмся реализации полного пакета наших требований. Потому что это единственный шанс на цивилизованное и устойчивое развитие.

Недавно Верховный суд отменил ликвидацию Республиканской партии Рыжкова. Появился шанс на то, что внесистемная либеральная партия, наконец, сможет участвовать в легальной, так сказать, политике. Как Вы оцениваете шансы этой партии? Сможет ли она заменить фактически канувшую в лету Партию народной свободы?

— А с чего Вы взяли, что Партия народной свободы канула в лету? Только лишь потому, что нас отказался регистрировать Минюст? Ну, по этой логике, в стране вообще нет политиков, кроме Путина. На самом деле ПАРНАС функционирует как политическая коалиция трёх демократических организаций — «Солидарности», «Российского народно-демократического союза» и Республиканской партии. Это крупнейшее демократическое объединение, состоявшееся в России за последние годы. И если мы добьёмся свободных выборов, ПАРНАС станет крупной партией, которая наверняка будет расширена за счёт новых союзников.

Если же Владимир Рыжков добьётся регистрации Республиканской партии, не исключаю, что эта организация станет организационной матрицей нашей коалиции. Это наиболее простой путь.

Считаете ли Вы правильной линию поведения, выбранную Западом в отношении российских выборов? Несмотря на декларации, как оказалось, ни Европа, ни США оказались не готовы пойти на полноценную конфронтацию с Путиным, как, например, это произошло с Лукашенко.

— Мы в целом удовлетворены позицией, которую заняли американцы и европейцы в отношении сфальсифицированных парламентских выборов. В последние годы мы наблюдали в основной заигрывания с путинским режимом, замешанные на нефтегазовых отношениях, а тут всё-таки внятный протест и совершенно недвусмысленная резолюция Европарламента.

Но с другой стороны, мы не ждём особой помощи от зарубежных стран. Демократия в России — это, как ни крути, в первую очередь дело самих российских граждан. Никто не принесет нам свободу из-за границы. Пока мы в России сами не захотим жить по-человечески, добиться успеха будет невозможно.