http://www.funkybird.ru/policymaker

Кыргызстан на распутье: или ОДКБ, или НАТО

2011 год для Организации договора о коллективной безопасности закончился на мажорной ноте. Самым важным достижением декабрьского саммита в Москве принято считать подписание соглашения, по которому размещение военнослужащих и военных баз на территории стран-членов Организации будет возможно только с разрешения каждого участника. Не секрет, что в первую очередь этот документ был адресован Кыргызстану – единственному государству ОДКБ, имеющему на своей территории военную базу США.

Необходимо отметить, что среди всех стран-членов Организации Бишкек выделяется своей непостоянной внешнеполитической позицией. Прекрасно осознавая необходимость поддержания тесного контакта с Россией, и главное, экономическую зависимость от нее, Кыргызстан ведет смелую многовекторную политику, которая, к сожалению, больше напоминает бестолковое шараханье из стороны в сторону.

Так, после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке Кыргызстан подписал с США соглашение о сотрудничестве с антитеррористической коалицией. И уже с декабря того же года на территории аэропорта «Манас» Пентагон разместил свою военную базу, превратившуюся в аэромобильный центр для операции НАТО в Афганистане «Несокрушимая свобода». Конечно, Кыргызстан был не единственной страной постсоветского пространства, приютившей военную базу США на своей территории. В том же 2001 году аналогичное соглашение было подписано и с Узбекистаном. Но в отличие от Бишкека, Ташкент на тот момент не был в составе ОДКБ.

Однако в 2005 году, после кровавых событий в Андижане, когда власти Узбекистана жестоко подавили мятеж, отношения между Ташкентом и Вашингтоном обострились. И по требованию узбекского президента Ислама Каримова в том же году американские военные были выведены из Узбекистана. Чего нельзя сказать о родине Чингиза Айтматова. Мало того, по инициативе президента Кыргызстана КурманбекаБакиева в 2006 году была увеличена арендная плата за использование авиабазы – с 15 до 60 миллионов долларов США.

Конечно, в данном случае Бишкек не упустил свои меркантильные интересы, но про негласные обязанности внутри ОДКБ все еще продолжал помнить. Существует версия (неподтвержденная, кстати, Госдепартаментом США), что в 2004 году Пентагон вышел с инициативой о размещении на территории авиабазы в «Манасе» американских самолетов дальнего радиолокационного обнаружения АВАКС. Однако к чести кыргызов Бишкек не подержал ее, заявив, что это намерение США выходит за рамки полномочий и задач проводимой военной операции в Афганистане и не соответствует обязательствам Кыргызстана в рамках ОДКБ. Правда это или нет, но АВАКСы действительно не появились в «Манасе».

Подобный шаг Бишкека был вполне логичен – США далеко, а Россия и Казахстан (старшие братья Кыргызстана) рядом. И основа стабильности в Центрально-азиатском регионе зависит именно от стран-соседей. Да и для государства хорошее отношение с Москвой немаловажно – военная безопасность страны основывается на сотрудничестве с Россией. Военно-научная мысль республики также напрямую зависит от российских разработок. К тому же, высший командный состав вооруженных сил Кыргызстана проходил и продолжает обучение в высших военно-учебных заведениях России. Да и вооружение и военная техника советского и российского производства, стоящая на вооружении кыргызской армии, ставят страну в полную зависимость от Москвы.

Однако складывается такое впечатление, что, продолжая заигрывания с Москвой, Бишкек все же не забывает про свою выгоду и ведет активные переговоры с Турцией и США. И немаловажно то, что камнем преткновения во внешнеполитическом диалоге вновь стала бывшая американская авиационная база антитеррористической коалиции, а с июня 2009 года – Центр транзитных перевозок в международном аэропорту «Манас».

Так, еще в ноябре 2011 года в своей предвыборной кампании будущий президент Кыргызстана АлмазбекАтамбаев пообещал выгнать американцев с территории страны после 2014 года, когда истекает срок договора аренды. «Я не думаю, что военная база в «Манасе» обеспечивает безопасность нашей страны. Я не хотел бы, чтобы какая-либо страна нанесла ответный удар по этой базе. Гражданский аэропорт – это гражданский объект, и он должен им оставаться», – сказал Атамбаев. Но в то же время он подчеркнул, что Кыргызстан может создать для транспортировки грузов в Афганистан транзитный гражданский объект, может быть, совместно с Россией.

Подобное заявление хорошо ложилось в политику по искоренению американского военного присутствия в Центрально-азиатском регионе, проводимую Кремлем. И, казалось бы, что итоги декабрьского саммита ОДКБ в Москве стали тому подтверждением, ведь отныне размещение военных баз третьих стран на территории государств-членов Организации невозможно без разрешения других ее участников.

Но, по мнению многих аналитиков, среди подписанных в Москве соглашений существует большое количество недоработок, которыми могут (и уже активно пользуются) те самые третьи страны. Так, четкого понятия «военная база» нет, и руководители государств могут достаточно вольно трактовать заключенные соглашения. Так произошло и в случае с Кыргызстаном. Официально авиабаза в «Манасе» не называется военной, а является всего лишь перевалочным пунктом. По сути, это дает повод американцам ратовать перед А.Атамбаевым о продлении срока своего присутствия в стране. Только скрываясь за исключительно мирными и гражданскими названиями.

Но, как говорится, хрен редьки не слаще. Как бы США не называли свою военную базу в международном аэропорту «Манас», более мирной она никак не станет. Но подобный поворот событий оказался очень выгоден действующей кыргызской власти. И уже в феврале этого года, в ходе поездки в Турцию, А.Атамбаев предпринял попытку хоть как-то сбалансировать политику страны в отношениях между Москвой и Вашингтоном. В том числе, во время встречи с премьер-министром Турции РеджепомТайипомЭрдоганом он пригласил Турцию, наряду с Россией и другими странами, принять участие в реструктуризации американского транзитного центра «Манас» после вывода войск США и НАТО из Афганистана в 2014 году. Остается лишь добавить, что, пытаясь балансировать между Москвой и Вашингтоном, Кыргызстан, в свою очередь, рискует перехитрить самого себя.

Что же вынудило Бишкек так радикально и непоследовательно менять курс своей внешнеполитической деятельности? Как ни странно, но среди основных причин присутствует и экономическая подоплека. Кыргызстан оказался в не самом удобном положении после создания Таможенного союза и Единого экономического пространства между Россией, Беларусью и Казахстаном. И экономические последствия создания подобных экономических объединений на замедлили сказаться и на взаимодействии Бишкека с соседями. Так, после вступления Казахстана в Таможенный союз Астана в одностороннем порядке повысила таможенные пошлины на производимые в Кыргызстане кондитерские изделия и наложила запрет на ввоз к себе мяса и молока, одновременно ограничив ввоз в страну казахстанского растительного масла.

Естественно такое положение дел не понравилось Бишкеку, для чего Кыргызстан и придержал карту «Манаса» в рукаве. Но подобнаямноговекторность в проводимой политике государства не пришлась по нраву ОДКБ и Москве. Именно поэтому и был приостановлен процесс перечисления Кыргызстану кредита на сумму 106 миллионов долларов США из Антикризисного фонда ЕврАзЭС, которым Россия с 2011 года планировала «премировать» Бишкек за твердую, как тогда казалось, позицию относительно дальнейшего пребывания американской военной базы на территории страны.

Действия Бишкека по урегулированию ситуации в стране и решению задач национальной безопасности трудно назвать оптимальными. Вместо того, что бы активнее развивать взаимоотношение со странами ОДКБ и получать от них колоссальную поддержку, Кыргызстан стал на довольно скользкий путь заигрывания с Вашингтоном, пытаясь получить некоторые преференции за американские военные объекты, размещенные на собственной территории. И в качестве компенсации за такую политику приходится «извиваться ужом», буквально лавируя между США и Россией, стараясь привлечь другие стороны (в виде Турции) к решению собственных проблем. Но подобными действиями Бишкек может лишь оттолкнуть своих союзников по Организации.

Самым очевидным лежащим на поверхности шагом для Кыргызстана было бы присоединение к ЕЭП России, Беларуси и Казахстана. Но проводимая политика «флюгера» заметно укачала Бишкек, который бросается во все стороны без видимого результата, лишь еще более усложняя свое положение как в ОДКБ, так и в СНГ. И даже смена власти не повлияла на решительность страны, поэтому Кыргызстан до сих пормечется из стороны в сторону, так и не решив – кто же его основной союзник и друг.

P.S. Непоследовательность в политике, заигрывание с ОДКБ, имея огромную дырищу в кармане и полулегально пришедшую на горниле революций власть, дает право сделать вывод, что такая политика Кыргызстана приведет к полному фиаско его руководства и новым потрясениям в стране. После чего возможно появление нового лидера – способного занять твердую позицию в отношениях с США и НАТО.