http://www.funkybird.ru/policymaker

Медведев сам вырыл для себя политическую могилу

Кризис института президентства в России: менее одной пятой участников Интернет-опроса терпимо отнеслись к действующему президенту…

Легитимность власти в России имеет свою специфику. Нам не очень важно, каким именно образом, — с соблюдением прописанных в законодательных талмудах формальностей или с нарушением оных, — завелся у нас на шее тот или иной начальник; нам гораздо важнее, как он исполнял свои обязанности.

Примерами пестрит вся история, — особенно если вспомнить, что законодательства о престолонаследии в России, как правило, не было, а даже когда оно и было, его исполнение носило весьма произвольный характер.

Законность власти в России определяется не столько способом получения властных полномочий, сколько способом их реализации. Поэтому у нас могут почитать пришедших к власти благодаря переворотам узурпаторов (вроде Екатерины Великой и Александра Первого Благословенного) и презирать формально законных властителей (как было сказано в одной комедии, «не будем называть конкретно, кого мы имеем в виду, чтобы не обидеть остальных»).

Весьма характерна в этом отношении судьба Медведева.

Постоянно пробуждая в стране самые разнообразные надежды, «подавая» многообещающие «сигналы», демонстрируя близость к современности и беспрерывно говоря правильные слова, Медведев совершенно ощутимо не претендовал на реальную власть — и не вызывал при этом никаких особо негативных эмоций. В самом деле: нет власти — нет и ответственности.

Поразительно, но даже в ситуациях, когда он действительно принимал решения, действительно ломая сопротивление подчиненных, будучи прав и беря ответственность на себя (как, например, во время войны с Грузией в 2008 году), — значительная часть общественного мнения просто не могла в это поверить.

Однако на съезде «Е..ной России», когда под тогда еще посвистывание трибун Путин и Медведев сообщили о своей по-ельцински элегантной «рокировочке», ситуация изменилась в принципе. Медведев не стал сторонником интересов народа, не стал борцом с коррупцией и даже не взялся за повышение обороноспособности. Он не отказался ни от одной из функций властителя, важной для общества, — просто потому, что не от чего было отказываться.

Он отказался лишь от такой не касающейся общества прямо функции руководителя, как борьба за власть. Однако не только представители политической тусовки, сделавшей на него ставку, но и все российское общество оказалось оскорбленным таким пренебрежением своими обязанностями (пусть даже и не затрагивающими его интересов) и не простило его.

Назвался груздем — можешь не быть им, но не смеешь отказываться от борьбы за право им стать!

И на Медведева пролился буквально дождь пренебрежения. Сформированное им отношение сохранилось до сих пор.

На вопрос «на какой пост Вы, стань Вы президентом, поставили бы Медведева по итогам его правления», в социальной сети «Гайдпарк» проголосовало 3.080 человек, на моем сайте — 464, в ЖЖ — 429, на «ВКонтакте» — 415, всего 4.388 человек.

При всей понятной нерепрезентативности Интернет-голосования (не говоря уже о том, что один и тот же пользователь мог голосовать несколько раз в разных соцсетях) его результаты производят впечатление.

Все относительно разумные, хоть в малой степени соответствующие его нынешнему статусу формы трудоустройства Медведева набрали пренебрежимо мало голосов.

Так, лишь 4.4% участников голосования предложили бы нынешнему президенту пост Председателя Конституционного Суда, 3.4% — пост премьера, 2.6% — пост вице-премьера по модернизации (который сейчас занимает Сурков), 2.1% — специально введенный для него пост вице-президента.

Столько же набрала откровенно издевательская должность помощника вице-премьера по модернизации (с указанием на Суркова). 2,8% проголосовавших назначили бы президента Медведева «Властелином времени», 7.1% — Министром бадминтона, 7.2% — Министром твиттера, а 7,9% поддержали якобы недоуменный вопрос «Кто такой Медведев?»

16,0% участников опроса поддержали идею направить Медведева на работу замдекана юридического факультета Грозненского университета (что сложно трактовать исключительно как проявление высокого уважения к этому вузу), а большинство — 36.3% — поддержали, возможно, чрезмерно экспрессивное высказывание «Уволить его на хрен, и уборщицей не возьму»!

Таким образом, корректные предложения (даже если добавить к ним 7,0% проголосовавших за свой собственный вариант, хотя среди них встречались, например, вакансии вроде «менеджера по продажам») в отношении Медведева поддержали лишь 19,5% участников опроса — менее одной пятой их общего числа! И это при том, что именно корректные варианты стояли в перечне вопросов первыми, что обеспечивало более активное голосование за них.

Выводы представляются вполне очевидными.

С одной стороны, каким бы образом ни прошло назначение президентом Путина, оно, вероятно, повысит престиж президентской власти как таковой — просто за счет смены персонажа. Ибо сегодня ронять его ниже просто некуда.

С другой — практически любое из возможных назначений Медведева (не забудем, что пост премьера был обещан ему лишь при условии успеха «Е…ной России» на выборах в Госдуму) будет на фоне отношения к нему вроде бы близкой к нему Интернет-среды едва ли не актом милосердия со стороны Путина.

Хотя, демонстративно переутвердив Зорькина на должности председателя Конституционного суда, Медведев сам закрыл для себя наиболее почетную форму политической могилы.