http://www.funkybird.ru/policymaker

Должен ли 21 век стать веком Америки?

Несмотря на то, что кандидаты в президенты от Республиканской партии до сих пор борются друг с другом, очевидно, что Республиканская партия уже бросила перчатку в вопросах внешней политики. В первую очередь, республиканцы будут выставлять напоказ свои хищные мандаты и критиковать администрацию Обамы в связи с «политикой умиротворения» радикального режима Ирана. Однако главным затруднением будет то, что им придется оспаривать позицию Обамы в отношении великого дракона – Китая.

Этот поединок уже начался. На прошлой неделе в колонке комментатора в Wall Stret Journal Митт Ромни (Mitt Romney) громко высказал свои аргументы против Белого Дома и Китая, назвав Обаму причиной упадка Америки и «просителем у Пекина». Некоторые комментаторы уже успели разъяснить ошибочность такой характеристики китайской политики Обамы, которая в последние месяцы способствовала укреплению позиций Америки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Они также указывают на множество сходных черт в жестких заявлениях Ромни и в тех действиях, которые администрация Обамы уже предпринимает перед лицом поднимающегося азиатского гегемона.

«Общий итог моего подхода,- заключает Ромни.- гарантирует, что 21 век станет веком Америки, а не Китая». Однако это страстное желание предотвратить ослабление американского превосходства весьма характерно и для действующего президента страны. Обама — известный почитатель работы Роберта Кагана (Robert Kagan), эксперта в команде Ромни по внешней политике, в чьей новой книге «Мир, который создала Америка» (The World America Made) говорится о значимости американской державы в поддержании международного порядка.

Несомненно, по многим признакам США остаются не имеющим аналогов экономическим и военным гигантом, стоящим во главе всей планеты. Однако после переполоха, связанного с выборами в этом году, американцам всех политических убеждений придется столкнуться с реальностью, очевидной для всех остальных в этом мире: концепция «Pax Americana», существовавшая некоторое время после развала Советского Союза – концепция уверенной, доминирующей, униполярной державы, не сможет надолго сохраниться в 21 веке. Ожидается, что в течение следующих нескольких десятилетий Китай сможет затмить собой США и стать новой крупнейшей мировой экономикой. Там, где ВМФ США когда-то беспрепятственно перемещался по океанам планеты, теперь его влияние все больше оспаривается растущими амбициями и возможностями развивающихся держав – не только Китая, но и такими близкими к орбите Вашингтона государствами, как Индия.

Администрация Обамы не предприняла практически никаких шагов, чтобы скрыть свое стремление сместить акцент мировой военно-политической стратегии США с Ближнего Востока и западной Азии на Тихоокеанский регион. Эта широко обсуждаемая американская «ось» привела к заключению соглашений на размещение войск в Австралии и более активному участию США в делах региона, включая решительное противостояние Вашингтона Китаю относительно притязаний последнего на все острова Южно-китайского моря. В рамках любопытной словестной дуэли с Каганом Гидеон Рахман (Gideon Rachman), автор колонки в Financial Times и автор раздела «Будущее с нулевой суммой»(Zero-Sum Future), унылого взгляда на пресловутый «пост-американский» 21 век, утверждает, что американская стратегия в Азии — это лишь попытка отсрочить неизбежную смену караула:

«Что касается стратегии США в Азии, я считаю, что она является предсказуемым и рациональным ответом на подъем китайской державы. Однако я не уверен, что она сработает. Перед союзниками Америки в регионе встает любопытная дилемма. Япония, Индия, Австралия и Южная Корея имеют наиболее тесные торговые отношения с Китаем и наиболее важные стратегические отношения с США. Если только Китай откровенно не переусердствует и не напугает своих соседей, с течением времени эти экономические связи будут иметь большее значение, чем отношения с США в военной сфере. В результате, влияние Китая в Азии продолжит постепенно расти ценой интересов США».

Конечно, учитывая загадочность военной и политической системы Китая, нельзя исключить той возможности, что Китай может «откровенно переусердствовать» в будущем. Более того, возникновение нелиберальной, недемократической мировой державы влечет за собой появление серьезных вопросов в международной политике, которые нельзя будет решить при помощи хвалебных песен общим американо-китайским отношениям. Чтобы США смогли сохранить свой вес в Азии, им необходимо вести деликатную, осторожную дипломатическую игру, чтобы не вызывать сильного раздражения и при этом добиваться некоторых из своих целей. Збигнев Бжезинский, советник по внешней политике администрации президента Картера, предлагает свое прагматическое видение стратегии Америки в Азии:

«В конечном счете, геополитическая роль США на новом Востоке должна будет основываться на посредничестве, примирении и балансе, а не на военном вмешательстве в дела материковой Азии. Америка, принимающая участие в многосторонних структурах в ключе сотрудничества, осторожно поддерживающая развитие Индии, имеющая тесные связи с Японией и Южной Кореей и терпеливо развивающая двусторонние отношения и международные связи с Китаем, станет идеальной уравновешивающей силой, необходимой для поддержания стабильности на развивающемся новом Востоке».

В прошлом году Обама стал первым американским президентом, посетившим Восточно-Азиатский форум – «многосторонний» саммит, на котором встречаются представители стран юго-восточной Азии, Китая и Индии. Хотя Ромни и его республиканские современники запугивают всех красной угрозой, именно такая дипломатия — а вовсе не властное, хвастливое, чрезмерное ощущение американской значимости – будет формировать контуры региональной геополитики на следующие десятилетия. Готовы ли американские законодатели и президент отказаться от позиций бесспорных хозяев положения, пока неясно. Некоторые уже продвинулись вперед. Хью Уайт (Hugh White), ведущий австралийский аналитик, пишет о неизбежности наступления «века Азии»:

«В век Азии азиатские соседи Австралии впервые станут состоятельнее и сильнее, чем ее великие и влиятельные друзья. Возможно, Австралия больше не сможет извлекать выгоду из статуса близкого союзника мировой господствующей державы. Однако она сможет процветать в стабильной и мирной Азии, если новый «Пакс Пацифика» будет основан на признании новой мощи Азии и сохранении участия Америки в ее делах. Что из этого получится? Как это можно создать?.. Эти вопросы нам крайне необходимо сейчас обсуждать».

Эти вопросы необходимо также тщательно проработать во всех политических кругах в США. Однако не ждите, что это произойдет до конца ноября 2012 года.