http://www.funkybird.ru/policymaker

Первые выборы без Тимошенко

Сакраментальный заголовок «Война за наследство Тимошенко» впервые появился на страницах украинских СМИ в середине лета. Юлия Тимошенко в тот момент исправно посещала заседания Печерского суда и посольские приемы, до приговора было далеко, и мало кто предполагал, что дело закончится Качановской колонией.

Но уже тогда не только противники, но и предусмотрительные соратники бывшего премьера отдавали себе отчет в том, что парламентские выборы 2012 года пройдут без ее участия. Ближе к зиме, когда в игру вступила «семья», стало понятно, что «именная партия» — серьезный капитал, причем не только политический. Наконец, после недавнего объединенного и «соборного» митинга украинской оппозиции всерьез заговорили о том, что свято место пусто не бывает и что «наследники Тимошенко» начали избирательную кампанию.

Что касается «семьи», то, похоже, тут у каждого своя роль: «политическое наследство» передается по женской линии. И вот Евгения Карр становится Евгенией Тимошенко, все более настойчиво выступает в качестве «голоса» опальной матери и в начале декабря отправляется в Марсель, на 20-й Конгресс европейской народной партии — т.н. на «европейские смотрины». Она там имела успех, но скорее эмоциональный, нежели конструктивный. По несчастливому для «семьи» совпадению объявление о том, что дочь Тимошенко может возглавить партийный список на предстоящих выборах, совпал с северокорейским «наследственным назначением». И в киевских СМИ Женя Тимошенко стала своего рода Ким Чон Ыном. Но дело даже не в северокорейских ассоциациях — Женю Тимошенко не пропустят в серьезную политику, скорее всего, бывшие соратники матери. Не исключено, что «наследница по прямой» все же пройдет в будущую Раду, но по какому списку и что к тому времени останется от «именной партии», сегодня не знает никто.

Капиталом «семьи» — не символическим, но вполне материальным, надо думать, занимается Александр Тимошенко, срочно запросивший и практически моментально получивший политическое убежище в Чехии. Он немедленно зарегистрировал общественную организацию «Батькивщина», и регионалы прокомментировали это в том духе, что перед нами не более чем схема для легализации «семейного капитала». Как бы то ни было, но и муж, и дочь сделали все, чтобы оставить «бренд» в «семье».

Партийное «наследство», между тем, «рвут на куски», и это не метафора. Борьба за лидерство внутри самой партии (БЮТ) длится уже несколько месяцев. Насчитывают как минимум четыре группировки. Кроме «старой гвардии» (Александра Турчинова, Григория Немыри и др., до известного момента державших рычаги управления), в Киеве все чаще говорят о «новом призыве» — недавно вступившей в БЮТ группе «Реформы и Порядок», о «национал-патриотическом крыле» (Андрей Шкиль, Владимир Яворивский и остатки Руха), наконец, об амбициозной Наталье Королевской, которую злые языки прозвали «клоном Юли». Буквально в последние недели руководство БЮТ объявило о своем намерении «заполнить пустующую в Украине социал-демократическую нишу», и Королевская возглавила УСДП — социал-демократическую партию внутри Блока Тимошенко. (Для справки — идее о пустующей «социал-демократической нише», которую нужно «заполнить», лет ровно столько же, сколько независимому государству Украина. УСДП Королевской — не то 4-я, не то 5-я такая партия.)

Коль скоро именная партия обезглавлена, а лидеры ее мечутся в поисках «ниши» и собственного места в «списке», у прочих системных оппозиционеров, кажется, появился шанс «выйти из массовки». На митинге 22 января они выступили сообща: субтильный «фронтмен» Арсений Яценюк и светский тяжеловес Виталий Кличко (его партия называется «УДАР»), лидер «Гражданской позиции» Анатолий Гриценко и недавно подтянувшийся к политическому «авангарду» автор скандального романа о «Черном вороне» Василь Шкляр. Шкляр, похоже, занял место Лины Костенко, которой официально завещала свое место «матриарха» оппозиции сама Тимошенко. Тимошенко призвала «наследников» к объединению и подарила им предвыборный девиз «Одна команда — одна победа». Но «массовка» рвется в солисты, и «команда», похоже, не сыграется. Заявление об объединении сами же участники митинга назвали в лучшем случае «пунктом о ненападении», открыто подписал его один Кличко, все прочие, как водится, предпочли витиеватые «согласования». Сама Тимошенко, кажется, готова была руководить кампанией «из застенка», но для «наследников» «Юля в застенках» гораздо удобнее и безопаснее.

Как бы то ни было, нам предстоит едва ли не первая избирательная кампания «без Тимошенко».