http://www.funkybird.ru/policymaker

Гудков: за активность на митингах меня хотят наказать

В стане «эсеров» назревает скандал. Не в меру активному члену «Справедливой России» Геннадию Гудкову, постоянно мелькающему на оппозиционных митингах, (а после казанских событий ему еще и прочат кресло главы МВД в новом правительстве), лидер партии Сергей Миронов сделал последнее китайское предупреждение. Правда, сам Гудков уверяет, что заседание партийного бюро больше походило на семейную беседу за чаем. В интервью Накануне.RU Гудков рассказал, о чем на самом деле говорил с Мироновым, зачем в партию зовут Удальцова и что за союз левых сил намечается в стране.

Вопрос: В СМИ появилась информация, что лидер партии Сергей Миронов сделал вам последнее предупреждение за активность на митингах. Так ли это? Ведь после недавнего заседания бюро президиума партии никакой информации о партийных взысканиях в ваш адрес не поступало…

Геннадий Гудков: На бюро действительно ничего такого не было. Мы почти по-семейному, за чаем поговорили о проблемах. В отношении меня единственной проблемой, которую мы обсуждали, была моя собственная оценка выборов Президента. Она, как известно, иная, чем у Сергея Миронова. Я прямо сказал Миронову, что прежде чем делать заявления по выборам, надо советоваться со своими коллегами. Я, например, уверен, что в Москве, выборы были сфальсифицированы. За счет дополнительного голосования, за счет организации участков на предприятиях с непрерывным циклом производства. Там десятки и сотни тысяч лишних голосов. На это Миронов стал говорить: «Ну ты же понимаешь, что Путин все равно победил». Ну, допустим, я это понимаю, но ведь это не 64%, а если это не 64%, значит, уже возникают вопросы, а была ли победа в первом туре или ее не было? Но, конечно, от имени партии, мы должны были заявить о фактах фальсификации, об ответственности должностных лиц, о проведении расследования, вот если бы мы об этом сказали, то после этого можно было бы признавать победу Путина. Но Сергей Миронов сказал, что нам нужно выверять высказывания, что нужна общая позиция, хотя, конечно, каждый может высказывать свою точку зрения. Ну вот я свою и высказал, что в Москве нечестные выборы. Про митинги не было ни слова, что вот, ай-ай, сейчас мы тебя накажем за что-то. Мы договорились крепить единство партии и на том расстались, довольные друг другом. А вчера я сижу на эфире у Максима Шевченко и он говорит мне: «А ты знаешь, что тебе вынесли последнее предупреждение и готовятся исключить из партии за митинговую активность?» Я сказал ему, что слышу об этом первый раз, а потом когда пошли публикации на лентах агентств, я начал сомневаться, может, корреспонденты чего не поняли, так бывает, сказали одно, а почудилось другое…

Вопрос: И что Вы стали делать дальше?

Геннадий Гудков: Обратился к первоисточнику, послушал радиоэфир, Миронов сказал много правильных вещей про бюро, а потом слышу слова, что вот мы сделали Гудкову последнее предупреждение, и что многие члены бюро сказали о вреде моей деятельности. Я, правда, такого не помню, чтобы на бюро кто-то это говорил. Я удивлен и не понимаю, что подвигло и заставило Сергея Михайловича сказать такие вещи.

Вопрос: Чуть позже в этом же интервью Миронов сказал, что не против принять в партию Сергея Удальцова…

Геннадий Гудков: Вот этим я удивлен больше всего, я, образно говоря, раскрыл клюв от удивления, потому что Миронов сказал: «А Сергей Удальцов — классный парень, давай, Сергей, приходи и вступай в нашу партию!» И что происходит? Гудкова за активное участие в митингах исключают из партии, а Удальцова за еще более активное участие в митингах в партию зовут вступать! А в чем подвох? Сергей там и в фонтане воевал, и на телефонной будке митинговал… Нет, я готов, пожалуйста, пусть Удальцов будет в нашей партии, мы скажем ему огромное спасибо за активность, но в чем смысл высказываний Миронова?

Вопрос: А в партии вообще есть система предупреждений?

Геннадий Гудков: Мы, конечно, можем сказать друг другу что-то, но официального наказания и предупреждения нет, его не существует. Повторю, ко мне никто не подходил и ничего не говорил. Если даже какие-то таблицы наказаний есть, то мы должны решить, проголосовать, но этого ничего не было!

Вопрос: Может быть, это какой-то намек на будущее, и теперь Вам не стоит принимать участие в организации марша миллионов?

Геннадий Гудков: Ну после того, как Удальцов получил приглашение в партию, мы просто обязаны поддержать марш миллионов, и я буду выступать с этих позиций. Ведь есть еще странное обстоятельство, в оргкомитете митинга «за честные выборы до февраля я находился как частное лицо, а со второй половины января уже по поручению фракции. Как вы помните, Миронов 4 февраля собирался выступать на митинге, и это готовилось, и только в последний момент его предвыборный штаб решил, что для президентской кампании это не нужно. Так что, у меня вообще мандат фракции есть на участие в митингах!

Вопрос: После этого скандала Вы не собираетесь покинуть «СР» со своей Народной партией, по примеру Игоря Зотова с партией Пенсионеров?

Геннадий Гудков: Я думаю, это глупый процесс, хоть Зотов и мой товарищ, я думаю, он не прав. Нам надо сегодня объединяться, а не разъединяться. Я считаю, нам надо поработать над процессом формирования общего союза всех левых сил. Это сейчас главный вопрос на повестке дня. Парламентские выборы и президентская гонка показали, что нынешний расклад сил не устраивает абсолютно никого. Совершенно очевидно, что в ближайшее время все парламентские партии должны будут либо очень серьезно реформироваться, либо уйти с политической сцены. Будет сыпаться «ЕдРо», «фенита ля комедия» можно говорить про ЛДПР, потому что не может один человек вечно своей харизмой обеспечивать парии поддержку народа, очень серьезный кадровый голод у коммунистов, и у них мало шансов стать партией будущего. Я Зюганова чисто по-человечески понимаю, уходить всегда трудно, незаменимых людей не бывает. На фоне этого процесса создание новой мощной, массовой левой партии России необходимо. Надо работать именно на этот процесс, а не на формирование партий карликов.