http://www.funkybird.ru/policymaker

Андрей Макаревич: помои льют все!

В воскресенье Андрей Макаревич в своем блоге на сайте «Эха Москвы» выразил сожаление о том, что российская власть способствует разделению граждан на два непримиримых лагеря. По словам музыканта и композитора, руководству страны даже выгодно иметь врагов — внешних и внутренних, чтобы переваливать на них свои неудачи. О ситуации в России, о ее будущем и о том, должны ли деятели культуры принимать такое активное участие в политической жизни, с Андреем Макаревичем побеседовал музыкальный обозреватель «МК» Артур Гаспарян.

— Андрей, обычно ты выдерживал крайне умеренный и дипломатичный тон, даже высказывая вполне резкие по смыслу суждения на политические темы. Однако, твоя последняя запись в блоге на «Эхе Москвы» приобрела беспрецедентную жесткость в формулировках. В чем причина?

— Немножко удивлен твоей реакцией. Я не вижу никакой возросшей резкости. Разве предыдущие записи были мягче?

— «Путинские холуи», «геббельсовская ложь» — весьма резкие формулировки…

— Я всегда называл вещи своими именами. А как назвать людей, которые бегут впереди паровоза и сами портят картину тому, кому служат, — из желания выслужиться. Как их называть еще? Можно было, конечно, сказать, используя десять слов, но одно слово — точнее.

— Не уверен, правда, что сам «паровоз» не дал им отмашку — бежать впереди… Но радикализация риторики в обществе очевидна, не так ли?

— Я-то как-раз призываю быть корректными, но, по-моему, безуспешно. Степень нетолерантности в обществе просто чудовищна. Я по утрам включаю любое новостное радио и слышу, как люди, которые звонят в прямой эфир, заводятся со второй фразы. Все ненавидят всех! Это совершенно кошмарное состояние.

— В чем причина? Ментальность? Или просто все достало? Люди теряют терпение, надежду, веру?

— Это и ментальность, и наследие 1917 года, и ситуация, которая происходит в последние годы в стране. И даже возросшая солнечная активность! Одной причины нет, их масса — объективных и субъективных.

— Сторонники Путина обвиняют оппозицию в том, что вместо содержательного спора она скатывается к площадной ругани и льет на их лидера помои. То есть «концтрацептивы» и «бандерлоги» — это спор содержательный, по их разумению, а фраза «партия жуликов и воров» — площадная ругань?

— Помои льют и те и другие. Я, например, не поливаю никого помоями. Владимир Путин — он такой, какой есть. Со всеми своими достоинствами, которых у него не мало, иначе бы за него никто не голосовал. Со всеми своими недостатками, убеждениями и взглядом на то, как надо страной руководить. И есть люди, которые считают так же, как он, и, к сожалению, выборы показали, что их чуть больше половины, но они часто считают свою правоту абсолютной.

— Насколько тебя удовлетворило или разочаровало активное участие в политической кампании?

— Я абсолютно не разочарован. Я прекрасно понимал, что Прохоров, которого мы поддерживали, начинает с нуля, в политике он новичок, времени у него было совсем не много. Поэтому я считаю, что результатов он добился очень хороших, и для создания будущей партии это очень хороший старт.

— Вы с Пугачевой были, пожалуй, самой яркой арт-поддержкой в этом выборном цикле. Но и другие ваши коллеги активно включились в политическую борьбу. Радует ли, что артистический бомонд стал настолько политически активным?

— Это больше печалит, чем радует. Было бы гораздо лучше, если бы обстоятельства позволяли каждому делать свое дело — творческим людям заниматься творчеством, политикам заниматься политикой, и все бы были друг другом довольны. А то, что происходит у нас сейчас, лишь показывает, насколько мы далеки от того, чего бы хотелось.

— Ощущением полной безысходности наполнена, как мне кажется, и твоя последняя запись в блоге. Думаешь, все так плохо?

— Я не гадалка и не берусь делать прогнозы. Все, что будет происходить, зависит от массы обстоятельств — внешних и внутренних, в частности, от каждого из нас тоже.

— Ты выразил обеспокоенность тем, что Путин раскалывает общество, деля его на своих и врагов. Не боишься мести и преследований из стана победителей за свою политическую агитацию как потенциальный «враг народа»?

— В отличие от некоторых пропагандистов, я не считаю свою позицию вражеской. Я такой же гражданин, как и ты, как и все. Я поддерживаю абсолютно легального кандидата в президенты, который в этот раз не набрал большинства. Это совершенно нормально. Я от него не отказываюсь и буду поддерживать его в дальнейшем. В чем тут «антигосударственная» позиция? Я как-раз призываю к тому, чтобы подобная риторика из нашей жизни ушла. Все это было, было совсем недавно, и известно, чем кончалось.

— В общем страха перед будущим нет?

— Страха нет. Равно как и большой радости, впрочем.

— Спасибо за интервью.