http://www.funkybird.ru/policymaker

Pussy Riot и сакральность власти

Полемизируя с форумчанами портала Newsland об акции панк-группы в ХСС, я решил изложить своё мнение о скрытых, на мой взгляд, механизмах этого скандала отдельной статьей.

Как всем давно и хорошо известно, институт Церкви служит, прежде всего, для освящения государственной власти, закрепляет её сакральность всеми доступными средствами. Именно поэтому Церковь всегда преследовала и преследует любое проявление инакомыслия, что наглядно продемонстрировала история с PussyRiot. Какое же преступление, по мнению Церкви, совершено участницами акции в ХСС? Двойное: дискредитация государственной власти и вероотступничество. Другими словами, их выходка направлена на подрыв сакральности той власти, которую Церковь призвана охранять и освящать. Вокруг акции PussyRiotразвернулась достаточно жесткая полемика, у них есть как рьяные защитники, так и оголтелые противники. Почему общество так бурно отреагировало на спетую не по канону молитву Богородице?

Почему участницам акции грозит уголовное наказание без преступления?
В древнерусском мифологическом сознании полностью отсутствовала вера в то, что власть князя имеет божественное происхождение. Должность князя никогда не являлась сакральной, она предназначалась для решения сугубо земных задач.

Приглашая на княжение Рюрика, новгородцы, безусловно, рассматривали его лишь в качестве наемника, призванного обеспечить охрану города. Отсюда понятно, что и потомки Рюрика, а впоследствии и представители династии Романовых не могли мгновенно быть признаны властью от Бога. Сакрализация власти — не одномоментный, а сложный и длительный процесс. Но у русского народа есть одна особенность: в его сознании прочно закрепилась идея о том, что преступная власть должна быть обличена и свергнута. Она утрачивает сакральность, культивируемую веками православия, следовательно, утрачивает и легитимность. Эту особенность народа зафиксировал А.С. Пушкин в Борисе Годунове: Богородица не велит молиться за царя-Ирода, то есть преступная власть отлучается от Бога с последующим отлучением от власти.

Последовавшие за самодержавием семьдесят атеистических лет окончательно вытравили из общественного сознания идею сакральности власти Генеральных секретарей ЦК КПСС. Делались некоторые попытки создания культовой атрибутики, но они успехом не увенчались. Нетленные мощи Ленина служили больше подтверждением успехов советской науки, чем сакрализации власти.

В разжигании страстей вокруг группы PussyRiotмы имеем очередную безуспешную попытку власти силами Церкви и верующих подтвердить свою легитимность в глазах общества в целом. Акцент явно смещен в сторону кощунства (вероотступничества), вторая составляющая — дискредитация самодержавной власти Путина — искусственно замалчивается. Общественному сознанию предлагают усвоить мысль о том, что участницы акции оскорбили чувства прихожан, всех верующих.

Путин как бы витает над схваткой, не участвует в ней. Но именно он — главный герой молитвы, именно его просят прогнать Богородицу. Если бы не бутылка из-под шампанского, то общество, возможно, и проглотило продукт, приготовленный политтехнологами. В общественном сознании закрепилась бы связка: преступление против государства (Путина) — равно преступлению против Церкви — равно вероотступничеству. Власть президента получила бы толику сакральности от РПЦ. Но казанский казус запятнал белоснежные одежды президента. Возник вопрос: Как такое могло случиться во вверенной ему провидением совместно с «подавляющим большинством» народа стране?

Вывод: Скандалу придана широкая огласка не случайно, скандал крайне своевременный для сакрализации власти новоизбранного президента. Увлекаясь частностями, смакуя пикантные подробности этой акции, народ послушно отвлекается от главного героя молитвы. Более того, подобные скандалы служат сакрализации выборной власти, что в принципе абсурдно. В этом и состоит задумка политтехнологов, поставивших для нас пьесу в стиле русского модерна.