http://www.funkybird.ru/policymaker

Ближневосточный блицкриг

Сложная военно-политическая обстановка в регионе Большого Ближнего Востока остается одной из самых актуальных проблем международных отношений.

В этой связи резкое обострение ситуации на границе между Израилем и палестинским сектором Газа в начале марта текущего года моментально привлекло внимание всего мирового сообщества. Подобной военной активности в зоне арабо-израильского конфликта не наблюдалось уже давно, и оно стало полной неожиданностью для всех. Не менее неожиданным оказалось и довольно быстрое примирение сторон. Понятно, что на фоне непростой обстановки на Ближнем Востоке эскалация напряжения в регионе не нужна никому. Однако обстоятельства пограничного инцидента выглядят очень странно.

10 марта палестинские боевики из сектора Газа выпустили по территории Израиля более 100 ракет. На редкость массированному обстрелу подверглись города Ашдод, Беэр-Шева, Ашкелон и др. Военные самолеты ВВС Израиля мгновенно нанесли ответный удар. Под их бомбами погибли, по меньшей мере, 25 палестинцев, в т.ч. мирные жители.

Поводом к очередной вспышке насилия, согласно палестинским источникам, послужили события 9 марта. В этот день в результате точечных ударов израильской авиации были убиты 2 высокопоставленных палестинца — генеральный секретарь «Комитетов народного сопротивления» Зухар аль-Кейси и его соратник Ахмад аль-Ханани, которые, по данным спецслужб Израиля, готовили крупный теракт. Именно ликвидация аль-Кейси и аль-Ханани позволила их сторонникам официально прервать перемирие с Тель-Авивом. Руководство «Комитетов» призвало все палестинские группировки «сплотиться и нанести мощный удар по Израилю».

В свою очередь некоторые израильские наблюдатели уверяют, что первыми ранним утром 9 марта стрелять начали палестинские радикалы и именно ответ на их минометную атаку привел к гибели аль-Кейси и его помощника.

Как бы то ни было, ракетно-минометная дуэль привлекла к себе внимание всего мирового сообщества и вызвала жесткую критику со стороны ООН, Евросоюза и Египта. Картина действительно выглядит настораживающе. Если придерживаться израильской версии, то неожиданное нападение палестинцев, по сути, подтверждает самые неутешительные прогнозы. Еще год назад эксперты предупреждали, что приход к власти радикальных религиозных сил в Египте и других арабских странах рано или поздно может привести к обострению отношений этих государств с Израилем. Логика простая. В отличие от египетского режима Хосни Мубарака, победившие на парламентских выборах «Братья-мусульмане» и их союзники из салафитской партии «Ан-Нур» не смогут отказать в материально-технической поддержке палестинским единомышленникам в секторе Газа. В обход жестких санкций, которые фактически поставили сектор Газа в рамки международной изоляции, новые власти Египта, к примеру, могут пропускать через свою границу боеприпасы или части для производства самодельных ракет «Кассам». Ими, собственно, и были обстреляны южные израильские города. Поскольку раньше палестинцы воздерживались от подобных атак, можно предположить, что они уверены в том, что смогут быстро восполнить свой ракетный потенциал. Таким образом, возможно, у них существуют или недавно появились четко налаженные каналы снабжения всем необходимым.

Здесь остается только гадать, кто может оказывать помощь палестинцам — арабские государства или, к примеру, Иран, который считается спонсором религиозной организации ХАМАС, контролирующей сектор Газа. Но в таком случае нынешнее обострение выводит палестино-израильский конфликт на качественно другой уровень. Получается, что сегодня против Тель-Авива, так или иначе, выступают арабские страны или же Иран, а палестинские группировки используются ими в качестве действенного инструмента. Следовательно, на ближайшую и среднесрочную перспективу ближневосточное противостояние становится серьезным фактором не только региональной, но и международной безопасности. Израиль вынужден будет учитывать угрозы как со стороны Египта, с которым он, кстати, подписал мирный договор, так и в контексте обострения противоречий Запада с Тегераном из-за ядерной программы последнего. В случае усиления внешнего давления Иран может обратиться за помощью к палестинским или ливанским союзникам, чтобы те максимально осложнили жизнь Израилю и его обществу.

Между тем, по палестинской интерпретации недавних событий вся эта история выглядит совершенно иначе. Похоже, палестинцев действительно спровоцировали израильские военные. В любом случае, израильтяне явно ждали нападения палестинцев и были к нему готовы. Новостные сайты сообщают, что во время палестинских обстрелов более 500 тыс. израильтян оперативно успели укрыться в бомбоубежищах. За 3 дня конфликта израильская сторона понесла потери в числе 5 чел. ранеными. Примечательно также и то, что больше трети палестинских ракет перехватила израильская система ПРО «Железный купол». Раньше система противовоздушной обороны Израиля не могла похвастаться такой эффективностью.

При этом весьма любопытно и другое. Под ответным ударом израильской авиации оказались боевики наиболее радикальных группировок, таких как «Исламский джихад» и «Бригады аль-Кудс». ХАМАС, которая фактически управляет сектором Газа, не пострадала. Кроме того, хотя формально она и поддержала обстрел Израиля, однако своих активистов к участию в нападении не допустила. И, наконец, уже в ночь на 13 марта руководители ХАМАС при посредничестве Египта вынудили другие палестинские группировки прекратить конфликт с Израилем. Соглашение, достигнутое под эгидой Каира между палестинскими боевиками и Тель-Авивом, предусматривает полное сворачивание всех военных операций.

Получается, что поводом и причиной резкого осложнения ситуации были аль-Кейси и аль-Ханани. Ради их ликвидации израильтяне поставили на карту жизнь и безопасность населения южных израильских городов, мирных граждан Палестины, а также дальнейший процесс ближневосточного урегулирования. Это, по крайней мере, объясняет, почему сразу после гибели двух влиятельных экстремистов Израиль так быстро пошел на перемирие с палестинцами. Как говорится, нет человека — нет проблемы. Однако на самом деле все намного сложнее. Аль-Кейси и аль-Ханани объективно мешали попыткам ХАМАС, Каира и Тель-Авива договориться о будущем сосуществовании. Напомним, «Комитеты народного сопротивления» прославились в прошлом году тем, что едва не спровоцировали конфликт между Израилем и Египтом. 18 августа 2011 г. трое палестинских боевиков в форме египетских полицейских проникли на территорию Израиля и убили 8 чел. Позднее они были уничтожены. В Египте информация о том, будто израильтяне расстреляли египетских полицейских, привела к захвату израильского посольства в Каире. В межгосударственный конфликт пришлось вмешиваться лично президенту США Бараку Обаме.

В общем, активный «Комитет народного сопротивления» мог не устраивать многих, в т.ч. в Египте и Палестине. Отчасти им даже был выгоден уход со сцены чересчур инициативных и самостоятельных лидеров «Комитета». В результате Тель-Авив добился ликвидации лидеров одиозной организации, действия которой в прошлом году едва не привели к разрыву отношений с Египтом. Кроме того, после недавней ракетной атаки радикальные палестинские группировки наверняка сократили свой боезапас. Если они не смогут его компенсировать, это позитивно скажется на безопасности южных территорий Израиля. Фактически может повториться ситуация августа 2006 г., когда произошла война между Израилем и ливанской организацией «Хезболлах». Потери Израиля были весьма серьезны, но для организации ливанских шиитов — просто катастрофичны. Их инфраструктура была разрушена, они так и не смогли восполнить запас ракет, которыми обстреливали Израиль. И самое главное, на границе между Ливаном и Израилем появился международный миротворческий контингент западных государств. Этот буфер превратился в непреодолимое препятствие для ливанцев. В случае возможного вооруженного конфликта сначала им придется иметь дело с западниками, со всеми вытекающими отсюда военными и дипломатическими последствиями.

Для ХАМАС, жестко конкурирующей с другими палестинскими группировками за власть над сектором Газа, ослабление «Комитета» также может быть очень выгодно. Победа религиозных партий в арабских странах, по сути, легитимизирует и положение ХАМАС, которая в 2005 г. победила на честных демократических парламентских выборах. Сегодня у нее появляется шанс избавиться от имиджа парии и стать серьезным политическим игроком в масштабах всей Палестины. Неудивительно, что в феврале ХАМАС и противостоящий ей светский ФАТХ впервые за долгие годы договорились о едином кандидате на пост палестинского премьер-министра. Одновременно появилась информация, будто религиозная организация демонстративно отдаляется от Ирана и Сирии. К примеру, штаб-квартира политического бюро ХАМАС под руководством Халеда Машаля в Дамаске была официально закрыта, а ее сотрудники переехали то ли в Иорданию, то ли в Катар.

На фоне попыток ХАМАС усилить свои политические позиции на переговорном поле с Израилем непредсказуемый «Комитет» сильно мешал ей карты. Безусловно, такие группировки хороши в период активного противостояния с Тель-Авивом. Но сейчас, судя по всему, палестинские элиты решили переждать неспокойное время. В Израиле это тоже понимают, и потому, наряду с кнутом, протягивают палестинцам пряник. Весьма символично, что информация о перемирии поступила сразу после новости о том, что жители Мигрона — старейшего и самого большого еврейского поселения на Западном берегу реки Иордан, подписали соглашение с правительством о переносе населенного пункта с палестинских земель на государственные земли Израиля.

В быстро меняющемся и непредсказуемом мире израильтяне и палестинцы явно ищут новую модель взаимоотношений. Пока неизвестно, какими будут последствия «арабской весны» для всего Ближнего Востока и зоны арабо-израильского конфликта, в частности, к чему приведет противостояние Запада с Ираном, каким будет дальнейший процесс либерализации и как все это скажется на жизни граждан региона и его государств. Но уже ясно одно — Большой Ближний Восток вступил в период кардинальных изменений и участники ближневосточного конфликта готовы всеми средствами защищать свои интересы.