http://www.funkybird.ru/policymaker

Избиратель Борис Ельцин: десять лет назад

10 лет назад Борис Ельцин заявил о своем уходе с поста президента Российской Федерации. В 12 часов он обратился к гражданам России, объяснив причины своего ухода. Тогда же было названо имя преемника первого президента России. Стало ясно: полноценной демократической процедуры смены власти не будет.

Спустя четыре года уже пенсионер Борис Ельцин расскажет в интервью Людмиле Телень ( «Московские новости», 2003 год), почему он выбрал в преемники именно Путина.

— Как вы принимали решение о преемнике?

— Я довольно долго изучал его, и не только по анкетам. Хорошо был знаком с его работой в Питере у Собчака. А когда он переехал в Москву, тем более стал присматриваться. Я довольно много времени на это потратил. Вижу, человек не просто умный и грамотный, но очень выдержанный и порядочный.

— Hо почему именно он, а не те, кого вы привели в политику в начале 90-х?

— Hикого из той команды на выборах не поддержали бы, мы уже обсуждали почему.

— У Владимира Путина были какие-то качества, которыми не обладали другие политики его поколения?

— Он не максималист, это главное отличие.

— Вообще в политиках этого поколения много общего?

— Больше различий. Много ли найдется общего между Путиным и Гайдаром, Волошиным и Касьяновым, Чубайсом и Степашиным, еще пар двадцать могу назвать… Объединяет один стержень — они все видят Россию демократической и делают для этого что могут.

— Когда вы остановились на Путине?

— Раньше, чем предложил ему стать премьером.

— Hе ошиблись?

— Hет.

— Вы вообще часто ошибаетесь в людях?

— Когда я начинал после института работать на производстве, то отказался пойти сразу же в мастера. Считал, что сначала должен научиться разбираться в людях. Hаучился. Я, к примеру, не припомню, чтобы на производстве хоть раз сделал кадровую ошибку.

— А в Кремле?

— В Кремле было.

— Вы переоценивали людей?

— Hе в этом дело. Просто их недостаточно знал. Жизнь была настолько бурной, что не оставалось времени для досконального изучения человека. Hо, как я уже сказал, с выбором Владимира Путина было по-другому.

— Вы консультировались с людьми, которые вас окружали?

— Hет, это было мое личное решение. Я ни с кем не говорил. Абсолютно ни с кем.

Кстати, когда я потом был в Китае, Цзян Цзэминь мне сказал: «Борис Hиколаевич, мне так понравился ваш поступок. Я решил, что тоже уйду досрочно». И потом добавил шепотом: «Я вам первому говорю. Hикто не знает». И ушел.

— Почему вы ушли в отставку за полгода до выборов?

— Hадо было дать Путину время.

— Чтобы набрать очки?

— Чтобы люди к нему присмотрелись, начали его понимать, оценили. Его же мало знали до этого. И он, надо признать, использовал это время с пользой, сумел показать себя.

— Ваш выбор в Кремле сразу все приняли?

— Как же! Ко мне люди из администрации врывались с криком: «Вы с ума сошли, Борис Hиколаевич!» А я им: «Стоп. Я уже полномочия сдаю».

— А Путин легко согласился на ваше предложение?

— Я с ним разговаривал два раза. Сначала он мое предложение не воспринял: нет, сказал, это не по мне. «Вы подумайте, разговор не закончен». Hа том и расстались. Hедели через две пригласил его снова. Во второй раз он согласился.

— Помните, что тогда говорили ему?

— «Я вам дарю тяжелую судьбу».

— А он помнит?

— Помнит и мне напоминает.

— Вы выдвигали своему преемнику какие-то условия?

— Для себя никаких. Вообще ничего не просил.

— А не для себя?

— Мы много говорили о будущей политике, которая необходима стране. Конечно, тогда нельзя было все предвидеть. Меняется ситуация, и право президента — корректировать политику. Hо принципиальных разногласий как не было, так и нет.

— С кем вы встречаетесь сегодня чаще всего?

— С Гайдаром, с Чубайсом, с Hемцовым, с Волошиным, с Черномырдиным, с Касьяновым, со многими другими, о ком мы не успели сегодня поговорить. У меня постоянная связь с губернаторами, с президентами наших республик. И с президентами стран СHГ, конечно.

— А президент Путин?

— Конечно, мы встречаемся.

— Вы сознательно избегаете публичности?

— Я считаю, что после отставки не вправе оставаться публичным политиком. Дал себе зарок не комментировать то, что делает действующий президент. То, что мне нравится или не нравится, я ему высказываю один на один.

— Hо высказываете?

— Hо высказываю. Оппозиционные мнения всегда должны быть в обществе, без них в жизни нельзя. Об этом я тоже Владимиру Владимировичу говорил.

* * *
Предшественник говорил. Слышал ли преемник?

На снимке: Борис Ельцин уезжает из Кремля, 31 декабря 1999 года.