http://www.funkybird.ru/policymaker

Прямое и естественное продолжение Болотной площади

Челябинский политолог Александр Подопригора последние громкие отставки в рядах чиновников объясняет здоровым инстинктом самосохранения команды губернатора Юревича, а не борьбой двух кланов за влияние. А разгром на выборах мэров в России -прямым продолжением Болотной.

Отставка на прошлой неделе начальника транспортного управления администрации Челябинска Камила Маматказина — событие недооцененное, несмотря на то, что писали о нем много. Здесь есть две линии — кланово-коммерческая и политическая, обе они весьма показательны, будучи, как это у нас водится, крепко переплетены.

Первая линия — крах попытки одного из влиятельных кланов (связывается с именами А. Карелина и М. Юсупова) поставить под свой контроль всю транспортную сферу Челябинска. Из-за того, что еще более влиятельные люди в окружении губернатора Юревича сильно разошлись во взглядах на жизнь с М. Юсуповым, главе администрации города С. Давыдову было сделано замечание, к которому он не смог не прислушаться. И транспортник из Уфы с очень неоднозначной репутацией, с именем которого прочно связаны все транспортные скандалы последнего года — от переноса Южного автовокзала к ДС «Юность» до истерии с заменой транспортных карт и идеи «ликвидации троллейбусов», вылетел из своего кресла.

А теперь взглянем на ситуацию с точки зрения социально-политической. Если попросту — миллионный город несколько раз за год ставился на «уши» из-за того, что нескольким вконец охамевшим «коммерсам», сомнительными средствами получившим влияние на власть, захотелось еще раз влегкую заработать на бюджете и не самых богатых горожанах.

Какой был резон тратить большие городские деньги на закупку оборудования, выпуск и замену транспортных карт (кстати — сколько именно потрачено- вопрос к депутатам городской Думы, к контрольной палате, прокуратуре и прочим …) и выводить из себя тысячи горожан, заставляя их бегать по «пунктам выдачи» и маяться там в очередях, устраивая «на пустом месте» натуральный скандал? Для того, чтобы убрать с рынка фирму «Уралинфотек» и «Золотую корону», работавшую с Челябинвестбанком и поставить на эти потоки своего оператора (рынок — 6 миллионов поездок в месяц)? А до того — убрать с рынка перевозчика Русина с коллегами, «убив» хорошо работавший, удобный для людей автовокзал? Благородные цели?!

Итог: люди, в основном пожилые, возмущены, старые карты отключены, новые не выданы еще примерно 40 тысячам горожан (платежи при этом переводятся в Уралпромбанк), в пунктах выдачи очереди-столпотворения, за апрель разрешено ездить бесплатно, что будет дальше — непонятно, говорят о скором повторении истории. Это при том, что состыковать два приложения и перейти на новую систему (если уж это так нужно — в чем большие сомнения) спокойно мог бы тот же «Уралинфотек» со старыми картами.

Это уже медицинский факт: коммерческие аппетиты околовластных кланов все быстрее и дальше расходятся не только с нуждами населения, но и с жизненными интересами самой власти, которая со скрипом возвращается в конкурентное политическое пространство. Они забыли, что там есть избиратели.

Обратим внимание: первые же результаты условно честных выборов выглядят настоящим разгромом для «партии власти»: во всех крупных городах, где в марте — апреле прошли выборы мэров (Таганрог, Тольятти, Ярославль) выдвиженцы от «Единой России» с треском проиграли оппозиции (сюда же следует прибавить и Астрахань, где сейчас голодает эсер О.Шеин, у которого внаглую отняли безусловную победу — механизм фальсификаций в новых условиях бесперспективен и опасен для самой власти). В июне выборы в миллионном Красноярске: они точно не будут для «ЕР» простыми. Прохоров, для которого регион — базовый, это обещает. И не только он.

Все это — прямое и естественное продолжение Болотной площади, как бы кто ни пытался нас уверить, что «пар ушел в свисток». Не ушел. Он движет теперь электоральным процессом.

Власти Челябинской области, видимо, решили действовать на опережение. Увольнение Маматказина, последовавшая сразу же после него отставка начальника челябинского горздрава Летягина, а также одновременная отставка «экономического» вице-губернатора Овакимяна — жесты, безусловно, политические. Власть пытается встряхнуть и мобилизовать вконец разболтавшееся и заворовавшееся чиновничество — особенно то, от работы которого прямо зависит настроение тысяч людей, также она пытается навести порядок в собственных рядах, не сильно его меняя. Это нетривиальная задача, здесь требуется разводка высокого уровня сложности.

Хорошо, что у региональной власти сохранился здоровый инстинкт самосохранения и он, пусть еще косвенно, но уже завязан на настроения, а стало быть, интересы людей. Политика возвращается, а Юревич со своей командой и раньше умел чутко ловить актуальные тенденции и веяния.

Плохо то, что алчность местных элит (администрации, депутаты, коммерсанты, судейские и полицейские, ученая бюрократия) разрослась за «нулевые» непомерно и стала сильнее чувства опасности. Борьба между «партией грабежа» и «партией разводки» составляет сейчас суть главного внутриэлитного политического конфликта. Это вовсе не только челябинская история: если ЕР и будет вскоре делиться, то именно по такому принципу. Обществу это дает время и шанс на самоорганизацию.