http://www.funkybird.ru/policymaker

«Berliner Zeitung»: пусть расцветают 100 партий

Современная демократия нуждается в партиях – но сколько их должно быть? Именно этот вопрос и задают сегодня многие в России. С недавнего времени новые партии появляются там как грибы после дождя. Около 150 политических объединений ожидают сегодня регистрации. Среди них, например, «Добрые люди России», «Партия креативного класса», а также партия хипстеров, которая на русско-английском жаргоне называется «Хипстер пати».

И это немало для страны, которая до последнего времени имела исключительно легко обозримый политический ландшафт. В думских выборах 2011 года участвовали всего семь партий (для сравнения: в выборах в Бундестаг в 2009 году принимали участие 27 политических партий). Сам Кремль тогда позаботился о том, чтобы все было именно так. Его концепция «управляемой демократии» не ограничивалась тем, чтобы поставить кремлевскую партию в более выгодное положение. Она предусматривала зачистку всего игрового поля, а также осуществление контроля за всеми игроками.

Для этого в 2004 году были введены абсурдно строгие правила. Среди прочего, каждая партия должна была доказать наличие 50 000 членов, распределенных на все регионы. Но как найти в небольшой кавказской республике сотню непокорных людей, готовых предоставить властям свои паспортные данные? И вскоре из 46 партий остались только семь. А зарегистрировать новые было уже нельзя.

Однако теперь развитие пошло в противоположном направлении. Волна протестов, охватившая после выборов Москву, Санкт-Петербург и другие крупные города, побудила Кремль пойти на уступки. Теперь вводятся прямые выборы губернаторов регионов, о которых президент Дмитрий Медведев как-то сказал, что их «не будет 100 лет». Желающий сегодня зарегистрировать партию должен доказать наличие всего лишь 500 ее членов. Соответствующий закон Медведев подписал 3 апреля.

С этого времени объявления о создании новых партий следуют следует одно за другим. Так, например, Михаил Горбачев, до сих пор считающийся в России одним из самых непопулярных политиков, рассматривает возможность воссоздания своей небольшой социал-демократической партии. Слегка чудаковатый бывший священник Иван Охлобыстин, превратившийся в последнее время в телезвезду, уже объявил о проведении съезда партии в форме платного шоу. А миллиардер Михаил Прохоров проводит опрос в интернете о том, как должна называться его либеральная экономическая партия.

Министерство юстиции в настоящее время рассматривает 150 запросов на регистрацию новых политических объединений, и в этом списке можно найти несколько монархических партий, партии молодежи и пенсионеров, Партию автовладельцев, а также российскую «пиратскую» партию (последней Министерство юстиции год назад уже отказало в регистрации, обосновав это тем, что пиратство на море запрещено). В общей сложности четыре партии рассчитывают получить название «Против всех» — это напоминает графу в российском избирательном бюллетене, позволявшей отклонить всех кандидатов. Она была отменена в 2006 году, но многие хотели бы, чтобы она вновь вернулась.

Львиная доля проектов является продуктом деятельности так называемых «политтехнологов», то есть политических советников и специалистов по раскрутке. Они регистрируют партии со всеми необходимыми документами для того, чтобы затем продать их заинтересованным покупателям – в таком случае приблизительно за 10 миллионов рублей (250 000 евро) губернатор региона, например, может приобрести подобного рода партийную оболочку и наполнить ее своим собственным содержанием. Политика в России – выгодный бизнес, и это не является секретом. Пользующийся особенно дурной репутацией политтехнолог Андрей Богданов гордо пишет в своем блоге о том, что он «осуществляет сопровождение» создания не менее 32 партий.

В 90-е годы у нас также было много смешных партий, отмечает политолог и лидер недавних акций протеста против несправедливых выборов Дмитрий Орешкин. Однако на этот раз их большое количество является продуктом профессионалов, что явно отвечает интересам Кремля. Для окружения Путина важно дискредитировать выборы сами по себе, если уже дело дошло до необходимости проведения свободного голосования. Для этого рынок теперь будет наполнен различными имитациями. На фоне подобного паноптикума клемлевская партия, а также пропутинский альянс «Общероссийский народный фронт» будут иметь возможность укрепить свои позиции.

И, тем не менее, две новые партии могут добиться успеха на региональных выборах осенью этого года, если они своевременно будут зарегистрированы. Один из этих проектов обладает важным преимуществом – либерал Владимир Рыжков использовал весьма сложный путь, и через Европейский суд по правам человека добился отменены судебного решения о роспуске его «Республиканской партии». Либеральная оппозиция, которая в настоящее время в порядке исключения объединила свои ряды, может таким образом перепрыгнуть стадию регистрации.

Вместе с тем приняты меры к тому, чтобы ограничить действенность политических партий. Так, например, запрещено создание избирательных блоков, а также образование региональных партий. Орешкин для описания этой концепции Кремля использует лозунг Мао: «Пусть расцветают 100 партий. Но не давайте им вырасти более, чем на два сантиметра».