http://www.funkybird.ru/policymaker

Интересная ситуация с арктическими владениями России

Тут как-то сам собой возник вопрос про Арк­тику и поли­лись хва­лебные отзывы о мно­го­мудрых вождях, которые при­несли домой в клюве инве­стиции на триста мил­ли­ардов, завлекши лохов-американцев в зону паковых льдов бурить наш шельф.

С арк­ти­че­скими вла­де­ниями ситу­ация вообще инте­ресная. СССР провел две линии от око­неч­но­стей своей бере­говой линии до полюса и объ­явил этот сектор своими арк­ти­че­скими вла­де­ниями. Что озна­чало — все участки суши в пре­делах этих вла­дений — совет­ские, а на аква­торию рас­про­стра­ня­ется меж­ду­на­родное зако­но­да­тель­ство — с 12-мильной зоной тер­ри­то­ри­альной при­над­леж­ности и 200-мильной эко­но­ми­че­ской зоной.

Пока Арк­тика была ско­вана тяже­лыми льдами, а СССР мог предъ­явить что-то поуве­си­стее ботинка, это мало кого бес­по­коило — хотя аме­ри­канцы под­би­вали клинья под Берингов пролив, а нор­веги — под то, что между ними и Шпиц­бер­геном. Тон­кость в том, что нет жестких правил про­ве­дения линии мор­ского раз­гра­ни­чения — она может идти по тра­верзу точки гра­ницы — то есть, пер­пен­ди­ку­лярно бере­говой линии, а может — иначе, исходя из осо­бен­но­стей этой самой линии.

В итоге аме­ри­канцы тихо и без помпы про­да­вили через Шевар­надзе про­блемку с Берин­говым про­ливом, а наш молодой пре­зи­дент при рядом с ним сто­ящем пре­мьере неплохо сбаг­рили с рук бес­хозные тысячи квад­ратных кило­метров лопухам-норвегам.

Второй момент — гораздо более суще­ственный — связан с при­над­леж­но­стью шельфа, явля­ю­ще­гося про­дол­же­нием мате­рика. Хребет Ломо­но­сова вполне может статься, что явля­ется таковым для Грен­ландии, России и Канады. США и Нор­вегия — за бортом. Что им, без­условно, не нравится.

Помимо Шпиц­бер­гена, есть про­блема с ост­ровом Вран­геля. Штаты не при­знают его рос­сий­ским — хотя прямо сейчас там нахо­дятся рос­сияне. Про­блема в том, что меж­ду­на­родных согла­шений по Арк­тике нет — и те же аме­ри­канцы в любой момент могут выса­диться там — и что? Бум вое­вать? Тра­вить соба­ками? Олене-водолазную эскад­рилью чукот­ских снай­перов высылать?

Кстати, стоит вспом­нить, что про­блемы с США воз­никли вообще с нашей подачи — взяв в аренду Аляску, США её зажали и ухо­дить не стали. Ели бы не этот казус, кроме как душе­щи­па­тельной истории про рус­ского моряка и кали­фор­ний­скую кра­сотку мор­ских сов­местных историй и границ между нами не было бы. Правда, не было бы классных фильмов про Смока и Малыша — но тут, думаю, мы бы пережили.

Отсюда мораль — стоит аме­ри­канцам куда прийти — выжить их оттуда можно только дихлофосом. На 99 лет или на 30 они при­ходят — не имеет зна­чения. Отдав им право при­сут­ство­вать, мы не заметим, как парень в ботинках уже валя­ется на нашем постельном белье.

Радужные пер­спек­тивы, которые рисовал вчера Сечин на нью-йоркской бирже, никак не учи­ты­вают этот печальный опыт дру­же­ских дого­воров с Аме­рикой. Что будет, если Экксон отка­жется ухо­дить из зоны, которая не при­знана США за рос­сий­скую — вопрос любопытный.

Пара­докс в том, что Дого­вора по Арк­тике пока нет. И не будет еще весьма долго. Вопрос непро­стой. С Нор­ве­гией про­блему решали с 20 годов про­шлого века — и если бы не наш ско­ро­стрел, то решали бы и сейчас.

Пока дей­ствует статус-кво — кто первый встал — того и тапки. Нет дого­вора — значит, запу­стив аме­ри­канцев в нашу зону, мы рис­куем полу­чить пол­но­весный пинок под зад из неё ровно в ту секунду, когда угнез­див­шиеся аме­ри­канцы сочтут нужным. Учи­тывая, что кроме кол­леги Обмо­розка и нескольких его бравых погран­то­ва­рищей на всем про­тя­жении бере­говой арк­ти­че­ской линии никого особо нет — разве что чукчи — то про­блема встаёт в полный рост. Шахты с бое­го­лов­ками — это, конечно, сви­репо — но бал­ли­сти­че­скими по буровым?

Поэтому нужно сглот­нуть сладкую слюну со словом “инве­стиции” — будут они или нет — это аме­ри­кан­ская бабушка как скажет. А вот неуре­гу­ли­ро­ванные вза­и­мо­от­но­шения в Арк­тике — вопрос куда серьезнее. В конце концов нам просто скажут — а доку­ментик у вас есть? Не ваша бумажка, писанная на коленке, а справка с печатью? Нет? Звы­няйтэ. Занято.