http://www.funkybird.ru/policymaker

Исход французских выборов решат коммунисты

Когда французский тележурналист готовит серию репортажей о России, можно быть на 90% уверенным, что одной из тем обязательно будет сюжетец с издевочкой о неистребимой ностальгии русских по коммунизму. Набор необходимых элементов для такого репортажа почти всегда идентичен, будто списан из одного учебника. Пара бабок-дедок затрапезного вида, воздающих хвалу Сталину и Ленину, пара примодненных студентов с айфонами, голосующих за Зюганова, потому что «бабушка рассказывала, что при коммунизме в стране был порядок, а ща вона как». Если еще удастся заснять шествие 7–8 пенсионеров, машущих красными флагами, то главред точно будет в восторге, а французский телезритель удовлетворенно причмокнет: мол, диковатый все же народ эти русские.

В самой же Франции компартия, казалось, уже смирилась с наложенной на нее печатью маргинальности, а красные флаги доставали из нафталина в лучшем случае на первое мая. На последних президентских выборах КПФ не смогла набрать и 2% голосов и вроде бы окончательно канула в небытие. Однако пары экономических кризисов оказалось достаточно, для того чтобы пробудить у французов их революционное естество. Еще несколько месяцев назад кто бы мог представить, что на Францию вдруг нахлынет «красная волна», на площади Бастилии под алыми знаменами будут собираться десятки тысяч французов дружно петь «Интернационал» и скандировать «Возьмем власть в свои руки!». А на третье место в президентской гонке, вопреки всем прогнозам, обогнав саму Ле Пен с ее национальной программой, выйдет 60-летний бывший троцкист, горячий почитатель Маркса и Робеспьера, лидер Левого фронта (коалиция коммунистов и двух левых партий) Жан-Люк Меланшон.

Именно такого яркого и неоднозначного персонажа, видимо, и не хватало приунывшим французам, чтобы привнести хоть какую-то свежую струю в скучнейшую предвыборную кампанию. Этот харизматичный радикал в неизменном красном галстуке с улыбкой бульдога и ядовитым языком вызывает либо симпатии, либо острую аллергию.

Выпускник философского факультета, большой эрудит, он без запинки декламирует стихи Виктора Гюго и в то же время в лицо обзывает интервьюирующих его журналистов шавками и попугаями. Одновременно прославляет заслуги Уго Чавеса и Франсуа Миттерана. Не считает режим Кубы диктаторским, поддерживает политику Китая в отношении Тибета и в случае своего избрания обещает упразднить президентскую должность, выбросив ключи от Елисейского дворца в Сену. Его любимая книга – «История французской революции» Адольфа Тьера, а хобби – рисование китайской тушью. Такая противоречивая личность смогла снискать расположение 17% французов.

Секрет неожиданного успеха Меланшона не столько в его харизме и блестящих ораторских способностях, сколько в том, что он оказался в нужном месте в нужное время. Проблемная экономическая обстановка и депрессия французов из-за скачков безработицы и цен задали тон всей президентской кампании. Французы возмущены резко возросшим социальным неравенством в обществе и хотят кардинальных перемен по части перераспределения богатств.

На фоне растущих протестных настроений сразу все ключевые претенденты на главный пост страны решили провозгласить себя «кандидатами от народа». Социалисту, лидеру опросов Франсуа Олланду и националистке Марин Ле Пен влезть в эту шкуру оказалось не так уж и сложно, а вот глава республики Николя Саркози, к которому за 5 лет прочно приклеилось прозвище «президент богачей», в этом новом амплуа оказался просто смешон. Меланшон точнее прочувствовал настроения французов. «От народа» для него звучит слишком вяло и не ново. «Я сам народ!», – заявляет на своих митингах новый предводитель крайне левых, троцкистов, коммунистов, всех обездоленных и рассерженных, униженных и оскорбленных.

Программа Меланшона – сплошная утопия, учитывая нынешнее экономическое положение страны. Он обещает понизить пенсионный возраст для всех категорий граждан до прежней отметки в 60 лет (хотя даже социалисты уже отказались от этой идеи), повысить минимальную зарплату с 1400 евро до 1700, сделать государственную медицину полностью бесплатной и начисто искоренить бедность. Он также хочет национализировать ведущие энергетические предприятия и пересмотреть базовые договоры ЕС.

Как кандидат от ультралевых собирается финансировать все свои обещания? Раздеть догола магнатов, спекулянтов, банкиров, финансистов, одним словом, «элиту, обогащающуюся за счет трудящихся». «Вы нам за все заплатите, дамы и господа богачи!», – грозит кулаком с трибун Меланшон, срывая овации толпы. В случае прихода к власти Меланшон собирается избавить тех, кто зарабатывает более 30 000 евро в месяц, от суетной необходимости прятать денежки по банкам и углам. «Красный дьявол», как сам себя называет ультралевый кандидат, собирается всю сверхприбыль на 100% забирать в государственную казну. А кого не устроит такой расклад – «отправляйтесь восвояси», как гласит заголовок эмблематичного памфлета, написанного Меланшоном.

Всего за каких-то несколько недель Меланшону удалось оставить позади не только центриста Франсуа Байру, но и подсидеть закрепившуюся на третьем месте националистку Марин Ле Пен. Для социалистов же успех Меланшона на выборах может стать палкой о двух концах. С одной стороны, под красные флаги ультраправых перебежало немало их партийцев, считающих Франсуа Олланда слишком мягкотелым и либеральным. Его первое место в первом туре выборов уже не выглядит как нечто несомненное. Однако второй тур станет борьбой между правым и левым альянсами, и тогда социалистам пригодится каждый голос, отданный за красного певца революции.